Развитие трансцендентализма в немецкой классике (7.0) - Форум
Главная | Регистрация | Вход | RSSВторник, 28.03.2017, 05:24

Современный трансцендентализм

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: SergKatrechko, СБ 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Пост-кантовский трансцендентализм (7) » Развитие трансцендентализма в немецкой классике (7.0)
Развитие трансцендентализма в немецкой классике (7.0)
СБДата: Среда, 23.12.2009, 10:18 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Данная "ветвь" форума была перемещена сюда из форума №2 9.09.2012. Она была инициирована постами С.Борчикова о послелующем развитии трансцендентализма в пост-кантовской немецкой философии. = Катречко С.Л.

СБ: Как нельзя понять конкретного философа, не рассматривая предпосылок его философствования, так нельзя постичь суть его философии во всей глубине (может быть, даже им самим не до конца осознаваемой), не рассматривая жизнь его идей в философских системах следующих поколений философов. Поэтому в дополнение к ветви «Предпосылки» есть смысл начать и ветвь «Постпосылки», т.е. развития трансцендентальной философии (в немецкой философии).
 
СБДата: Среда, 23.12.2009, 10:23 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Иоганн Готлиб Фихте
Фихте – первый из великих после Канта, а посему его позиция интересна своей непосредственной близостью к кантовскому учению.

«Трансцендентальный идеализм есть система наукоучения» (Ясное как солнце, сообщение широкой публике о сущности новейшей философии // Фихте И.Г. Соч. В 2 т. Т.1. СПб.: Мифрил, 1993. C.565).
Важно: трансцендентальная философия Канта, по сути являющаяся у него лишь методом, у Фихте превращается в целое направление – трансцендентальный идеализм, да еще равный наукоучению.

«Автор наукоучения после некоторого ознакомления с философской литературой со времени появления «Критик» Канта очень скоро пришел к убеждению, что этому великому человеку совершенно не удалось его предприятие: в корне преобразовать образ мыли его века о философии и вместе с нею о всех науках; ибо решительно ни один из его многочисленных последователей не замечает того, о чем, собственно, идет речь. Автор полагал, что последнее ему известно; он принял решение посвятить свою жизнь совершенно независимому от Канта изложению этого его великого открытия и не откажется от этого решения» (Первое введение в наукоучение. Там же. С.445).
Психологическое наблюдение: Фихте достойно перенимает критицизм своего учителя.

«Я всегда говорил и повторяю здесь, что моя система – не что иное, как система Канта, т.е. она содержит тот же взгляд на предмет, но в своем способе изложения совершенно не зависит от изложения Канта… Так что совершенно серьезно и отнюдь не на словах только объект будет полагаться и определяться через познавательные способности, а не познавательные способности через объект» (Там же. С.446-447). Фихте определяет главный предмет трансцендентализма – познавательные способности, и главный закон: познавательные способности формируют объект (предмет), а не наоборот. Здесь Фихте льет воду на мельницу моей интерпретации: трансцендентализм касается форм познания, а не содержания.

«…Существуют необходимые законы интеллигенции. – Это делает понятным, вместе с тем, и то чувство необходимости, которое сопровождает определенные представления: интеллигенция чувствует в них не какое-то воздействие извне, но она чувствует в этом действовании границы своего собственного существа. Поскольку идеализм делает это единственно сообразное разуму, определенное и действительно объясняющее предположение о необходимых законах интеллигенции, постольку он называется критическим или также трансцендентальным. Трансцендентным идеализмом была бы такая система, которая выводила бы из собственного и совершенно не подчиненного законам действования интеллигенции определенные предаставления; предположение совершенно противоречивое…» (Там же. С.467-468).
Фихте продолжает кантовскую идею фиктивности трансцендентного познания и задает критерий эффективности трансцендентального познания – необходимость и детерминированность законов (познавательных способностей) интеллигенции (Я, Cogito).

«Если предположение идеализма верно и следствия выверены правильно, то как последний результат, как совокупность всех условий установленного вначале должна вытекать система необходимых представлений или весь опыт целиком, каковое сравнение делается вовсе не в самой философии, а лишь после нее. Ибо идеализм вовсе не имеет в виду этот опыт как уже заранее известную ему цель, к которой он должен приближаться; в своем способе мышления он не знает ничего об опыте и не обращает на него никакого внимания; он подвигается от своей исходной точки согласно своим правилам, не заботясь о том, что получится в конце» (Там же. С.473).
Здесь Фихте расходится с Кантом. Для Канта «всякое наше познание начинается с опыта», для Фихте познание опытом заканчивается.

«В желании объяснить далее это первоначальное чувство воздействием какого-то нечто состоит тот догматизм кантианцев… который они охотно приписали бы и Канту. Это их нечто есть необходимо жалкая вещь в себе. При непосредственном чувстве, по указанному выше основанию, кончается всякое трансцендентальное объяснение. Но эмпирическое Я, рассматриваемое с трансцендентальной точки зрения, конечно, объясняет себе чувство… В этом – эмпирический реализм Канта, который в то же время есть трансцендентальный идеализм» (Второе введение в наукоучение. Там же. С.517-518).
Здесь Фихте льет воду на мельницу интерпретации С.Катречко, приравняв трансцендентальный идеализм и эмпирический реализм.

 
SergKatrechkoДата: Среда, 23.12.2009, 12:56 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Очень коротко.

Quote
СБ: Здесь Фихте льет воду на мельницу интерпретации С.Катречко, приравняв трансцендентальный идеализм и эмпирический реализм.

1. Трансцендентальный идеализм и эмпирический реализм - выражения Канта (см. "Трансцендентальную эстетика" (концовку) и "Паралогизмы" (1 изд. - здесь подробнее и интереснее). Тем самым, это не моя (и даже фихтеанская) интерпретация, а сам Кант в своем существе.

2. Кант не "приравнивает трансцендентальный идеализм и эмпирический реализм", а разделяет их. Эмпирическое - область явлений, вещей для нас, область собственно имманентного. Трансцендентально-идеальное - доказательство того, что в опытном есть априорное.

2.1. Т.е. с точки зрения обычного научного познания кантовский подход все оставляет как есть, то же пространство (как данную в опыте вещь) можно рассматривать как объективную данность и утверждать, что пространство есть предикат вещей. Отличие же от наивного эмпиризма начинается тогда, когда мы - трансц. идеалисты - говорим, что "на самом деле" 1. пространство - наша априорная форма и 2 (как следствие первого) ему (пространству) "подчиняются" не вещи сами по себе, а вещи для нас.

2.2. Тем самым введение кантовских вещей в себе - скорее следствие и необходимость (и следствие этой необходимости) признания априорности пространства. Аналогично и с "коперниканским переворотом": ведь помыслить то, что вещи сами по себе будут подчиняться нашим категориям - абсурд (с чего бы вдруг им подчиняться нашему рассудку?), а введение вещей для нас спасает ситуацию, делает его мыслимой. Но тогда нужно отличить (гносеологически!) вещи для нас от вещей в себе. (Поэтому, кстати, и Фихте в последней цитате не прав! и надо читать самого Канта, а не Фихте)

3. Поэтому (в свете п 2.1) Кант и пишет свое опровержение идеализма. См. мою подборку на эту тему: "Является ли кантовский априоризм идеализмом?" (причем, здесь даже более важным представляется первый фр. о познании природы из Пролегомен).

КС

 
СБДата: Суббота, 26.12.2009, 10:09 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
С.К. "…надо читать самого Канта, а не Фихте".
С.Б. Сергей! Вот, наверное, суть наших расхождений. Моя априорная установка:
читать надо и Канта, и Фихте, и Шеллинга, и Дунса Скота, и Фому Аквинского, и Сергия Булгакова, и всех великих. У них совокупная мировая мудрость.
 
СБДата: Суббота, 26.12.2009, 10:13 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Фридрих Вильгейм Йозеф Шеллинг
Шеллинг продолжает дело Канта и Фихте, но в отличие от них именует свою систему не критикой или наукоучением, а прямо «Системой трансцендентального идеализма» (Шеллинг В.Ф.Й. Соч. В 2 т. Т.1. М.: Мысль, 1987).

«…Если мне будет дозволено, не опасаясь показаться самонадеянным, изложить мое собственное мнение, то оно заключается в том, что «Критика чистого разума» не предназначена для того, чтобы обосновать только одну систему, а уж меньше всего то промежуточное построение, в котором смешиваются догматизм и критицизм… Напротив, насколько я понимаю, «Критика» предназначена для того, чтобы вывести из сущности разума две совершенно противоположные системы и обосновать как систему критицизма… так и целиком противоположную ей систему догматизма» (Философские письма о догматизме и критицизме. Там же. С.54).
Важно: Шеллинг не ограничивается сугубо методологической (критической) позицией, а нацелен и на позитивное продуцирование метафизических знаний. Догматические конструкции его не пугают. Дальше он прямо скажет: «…Догматизм и критицизм, в равной мере возможны…» (Там же. С.59).

Шеллинг не боится исследовать и регион трансцендентного Абсолютного. Как же он тогда воспринимает предостережения Канта?
«Философии предъявляют два требования: во-первых, объяснить генезис природы… Второе требование к философии состоит в том, чтобы она открыла нам тот подлинно метафизический мир, сверхувственный регион, к которому относятся Бог, душа, свобода, бессмертие. Отношение Канта к этой высшей части философии весьма своеобразно… Критика Канта направлена только на определенную форму этой метафизики, на ту, которую она случайно обрела в годы его юности благодаря Христиану Вольфу и еще более Александру Баумгартену (учителю Канта, одному из наиболее умных вольфианцев). Всё, что выходит за пределы субъективного рационализма этой метафизики, Кант игнорирует. Поэтому его критика неприменима, например, к спинозизму…» (К истории новой философии. Там же. Т.2. С.460-461).
Лично для меня тут нет новости. Я отчетливо вижу, что критика Канта направлена не против метафизики вообще и даже не против средневековой метафизики в частности, а лишь против «ее определенной, современной Канту формы», улетающей в иллюзорные выси чисто субъективных спекуляций а la Вольф. Я не видел ни одного серьезного исследования, которое бы показало, что таковыми качествами обладает античная или средневековая метафизика.

Обычное возражение: а опыт?
«Окончательный результат всех усилий его [Канта – С.Б.] критики сводится к тому, что подлинное познание сверхчувственного невозможно… Однако столь общие и неопределенные утверждения отнюдь не доказывают, что Бог не есть предмет опыта или не может им быть. Правда, не того опыта, который только и имеет в виду Кант…» (Там же. С.461-462). «…Под опытом Кант понимает не просто созерцание, но созерцание, определенное рассудочными понятиями и поднятое до уровня познания» (Там же. С.458). С этим, насколько я понимаю, солидарен и С.Катречко.
«Однако чем это облегчает решение того вопроса? Я вновь задаю вопрос: почему вообще существует область опыта?» (Философские письма о догматизме и критицизме. Т.1. С.61).
На заметку: ни Кант, ни кантианцы не задаются этим вопросом, для них опыт – это аксиоматическая перводанность. Хотя в духе кантианского вопрошания не мешало бы проанализировать и этот феномен: «Как возможен опыт как таковой? и что в опыте истинного, а где границы его всесилия заканчиваются?»

В чем же сила трансцендентального метода, если не в опыте?
«Своеобразие трансцендентального идеализма и заключается в том, что с того момента, как мы его принимаем, он заставляет нас как бы заново создавать всё знание, вновь подвергать проверке всё то, что с давних пор считалось непреложной истиной, и придавать тому, что эту проверку выдерживает, совершенно новую форму и образ.
Цель настоящего труда – расширить трансцендентальный идеализм до тех пределов, которые позволят ему стать тем, чем он действительно должен быть, а именно системой всего знания…» (Система трансцендентального идеализма. Там же. С.228).

«Таким образом, трансцендентальное знание отличается от обыденного двумя особенностями.
Во-первых, тем, что для него достоверность существования внешних вещей – не более чем предубеждение, за пределы которого философ выходит, чтобы обнаружить его основания…
Во-вторых, тем, что сливающиеся в обыденном сознании положения – я существую и вне меня существуют вещи – трансцендентальный философ разделяет (предпосылает одно другому), именно для того, чтобы доказать их тождественность и действительно выявить ту непосредственную связь, которая в обыденном сознании лишь ощущается» (Там же. С.236-237).
Показательно – в этой цитате отразились две предпосылки кантовской философии, мною в другой теме отмеченные: 1) средневековая философия, трансцендирующая за пределы достоверности внешних вещей, 2) философия Декарта, открывшего регион Cogito (я существую).

«Таким образом, природа трансцендентального рассмотрения должна вообще состоять в том, что всё то, что в любом другом мышлении, знании или деятельности оказывается вне сознания и абсолютно необъективно, здесь доводится до сознания и становится объективным; короче говоря, в постоянной самообъективации субъективного. (Там же. С.237).
Суть трансцендентализма Шеллинга!

Имеется ли у трансцендентального сознания специфическая способность?
«Единственный непосредственный объект трансцендентального рассмотрения есть субъективное; следовательно, единственный орган философствования такого рода есть внутреннее чувство, а объект его таков, что не может даже, подобно объекту математики, стать объектом внешнего созерцания…» (Там же. С.241). «Интеллектуальное созерцание есть орган трансцендентального мышления» (Там же. С.258).
Полностью согласен с С.Катречко, что лучше переводить как «интеллектуальная интуиция».

«Существовало ли прошлое само по себе – вопрос столь же трансцендентный, как вопрос, существует ли вещь сама по себе» (Там же. С.361).
Интересно: Шеллинг классифицирует метафизический объект «вещь в себе» как трансцендентный. Аналогично будет относиться к «вещи в себе» и С.Н. Булгаков.

Обнаружить у Канта трансцендентное, которое тот всеми силами души и разума изгонял из своей философии, значит идти вразрез с Кантом и его учением. Видимо, непонимание со стороны окружающих было настолько довлеющим, что у Шеллинга вырывается крик души:
«…Когда наконец поймут, что, что в применении к той науке, которой мы учим и которую мы отчетливо постигаем, такие слова, как имманентность и трансцендентность, одинаково пусты, так как именно эта противоположность в ней снимается и всё сливается в единый проникнутый Богом мир» (Об отношении реального и идеального в природе. Там же. Т.2. С.50).
Очень близкая мне идея – заявка на синтез (слияние до взаимоснятия) тотального трансцендентализма «Системы трансцендентального идеализма» с трансцендентизмом и имманентизмом в единое трансимманентное бытие; – конечно, если, говоря словами Шеллинга из первой цитаты, «мне будет дозволено, не опасаясь показаться самонадеянным, изложить мое собственное мнение».

 
SergKatrechkoДата: Суббота, 26.12.2009, 22:02 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Quote
С.К. "…надо читать самого Канта, а не Фихте".
С.Б. ...Вот, наверное, суть наших расхождений. Моя... установка: читать надо и Канта, и Фихте, и Шеллинга, и Дунса Скота, и Фому Аквинского, и Сергия Булгакова, и всех великих...

Эти дни я был занят, поэтому не смог писать на форум, но примерно такая же мысль и крутилась в голове. Хотя я не сказал бы, что это "суть наших расхождений", скорее "внешняя их форма", но достаточно показательная. Я исхожу из того, что трансцендентализм Канта, а именно он зачинатель трансцендентализма, надо понять/понимать прежде всего изнутри. Т.е. читая самого Канта.. Как, впрочем, и Платона, и Аристотеля, и тех же Фихте и Шеллинга и др.

Вы же вместо этого делаете некий культурологический трюк: рассказываете нам "сказки" о пред-посылках и пост-посылках кантовского трансцендентализма. Сказки = истории = мифы. Очень распространенный в эпоху постмодернизма прием или методология исследования. Я допускаю это на определенном уровне, но скорее как пред-начало собственно исследования, ведь рано или поздно нужно будет все равно обратиться к тексту Канту (или Шеллинга, если бы перед нами стояла задача понять его "систему трансцендентального идеализма"). И при этом не следует доверять лозунгам этих последователей об их приверженности кантианству. Думаю, историю с Фихте, который "набивался" в ученики Канту, но встретил с его жесткий отказ Вы знаете. Если говорить коротко, то все последователи развивали системы (трансцендентального) идеализма, а сам Кант - трансцендентализм (как/или трансцендентальный идеализм).

[вставка/добавление от 28.12 (правда, она касается уже содержательной критики Фихте - Шеллинга - Гегеля): несколько топорно, но можно сказать, что немецкий идеализм (Фихте, Шеллинг, Гегель) стали ошибочно трактовать кантовскую дедукцию (категорий) как логическую операцию выведения (дедуцирования) содержания мира (опыта) из единства апперцепции ("Я"). В то время как кантовская дедукция - лишь оправдание/обоснование использования категорий в опытном познании. Соответственно, если отрицается опыт, точнее он "выводится" из нашего "Я", то и кантовская вещь в себе оказывается излишней.]

Общим недостатком подобной методологии является эффект испорченного телефона: Фихте немного не так (или по-своему) понял Канта, Шеллинг немного не так (или по своему) понял Фихте.... Вы немного не так поняли Соловьева, который немного не так понял... Гегеля, который немного не так понял Шеллинга.

Я же хотел бы вернуться к "началу", разобраться в нем и двигаться именно от начала по магистральной (как я ее понимаю) линии, а не развивать какой-то отросток этого древа. Хотя не имею ничего против развития отростков, которые м.б. являются не менее увлекательным и полезным для развития философии мероприятием.

Почему Кант? Потому что он новое начало. Точно так же, как Платон - начало античной метафизики (хотя, конечно, начало всех начал - Парменид). Платон и Кант - великие зачинатели, а, например, Аристотель и Гегель - великие систематизаторы этих зачинов.

При этом я не исключаю, что для развития трансцендентализма необходимы обе методологии, но лично мне сейчас важнее разобраться в Канте, чем в Фихте и Шеллинге. И именно поэтому я и организовал это форум (для точной и основательной оценки Фихте и Шеллинга, возможно, нужно организовать сам. форум).

Кстати, на днях мне дали книгу А.Н.Шумана "Трансцендентальная философия", где использована подобная Вашей культурологическая методология широкого охвата. Думаю, что Вам бы следовало ее достать и привлечь ее в качестве своего союзника. Но, к слову, тот же Шуман пишет, что Фихте и Шеллинг - это скорее боковые ветви развития трансцендентализма, точнее являются "побочной ветвью развития идей трансцендентализма, не получившей дальнейшего распространения (на 2 этапе)" (в отличие от основных систем - Канта и Гегеля - 1-го этапа и последующих систем 2-го этапа (неокантианство, Дильтей, Гербарт, Гуссерль; стр. 17 + см. мой вопрос/критику Шумана в соседней ветке (буду писать его сразу же вслед за этим сообщ.). Оговорюсь, что (мое) "к слову" отнюдь не является негативным ответом на Ваши статьи о Фихте и Шеллинге, на них я отвечу позже, после более детальной проработки. Это же сообщ. является ответом на начальную цитату и носит скорее методологический характер.

С уважением, Катречко С

 
СБДата: Понедельник, 04.01.2010, 22:36 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Артур Шопенгауэр
третий среди непосредственно следовавших за Кантом великих мыслителей

Об общем значении кантовской философии.
Главные произведения Канта – самое важное явление, «какое только знает философия в течение двух тысячелетий… Влияние, оказываемое ими на ум того, кто их действительно воспринимает, можно сравнить, как это уже и делали, со снятием катаракты у больного. И если продолжить это сравнение, то мой замысел надо охарактеризовать так: я хотел вручить очки тем, для кого названная операция была удачна, так что сама она составляет необходимое условие для пользования ими. …Именно серьезное изучение его творений позволило мне найти в них значительные ошибки, которые я должен был вычленить и отвергнуть, для того чтобы, очищенное от них, его учение могло служить мне основой и опорой во всей своей истине и красоте» (Мир как воля и представление // Шопенгауэр А. Собр. соч. В 5 т. Т.1. М.: Московский клуб, 1992. – Предисловие. С.41).
«..Учение Канта производит в каждом уме, его постигнувшем, такой великий и коренной переворот, что его можно считать духовным возрождением» (Там же. С.48).
«…Учение Канта, которому суждено провести столь великие перемены во всем знании, мышлении и деятельности европейских народов, оказало такое же влияние и на математику» (§15. С.110).
«Но в неисправимом заблуждении находится тот, кто воображает, будто можно изучить философию Канта по чужому изложению» (Предисловие. С.49) – мысль, которую неутомимо отстаивает и С.Катречко.

О трансцендентальной идеальности.
«Всё, что принадлежит и может принадлежать миру, неизбежно отмечено печатью этой обусловленности субъектом и существует только для субъекта. Мир есть представление. Новизной эта истина не отличается. Она содержалась уже в скептических размышлениях, из которых исходил Декарт. Но первым решительно высказал ее Беркли… Первой ошибкой Канта было опущение этого тезиса… Наоборот, как рано эта основная истина была познана мудрецами Индии, сделавшись фундаментальным положением философии Вед… об этом свидетельствует В. Джонс в последнем своем трактате «О философии азиатов»: «…Существование и воспринимаемость – понятия обратимые». Эти слова достаточно выражают совмещение эмпирической реальности с трансцендентальной идеальностью» (§1. С.54-55).
Две реплики.
Во-первых, обратимость – это основное свойство трансценденталий. Об этом я писал в ст. 2 «Проблема трансценденталий».
Во-вторых, если Фихте и Шеллинг развивают трансцендентальный идеализм больше как метод, то Шопенгауэр заговорил о трансцнедентальной идеальности и тем самым положил начало гипостазированию и онтологизации трансцендентального. В итоге это у него выльется в отождествление вещи в себе и воли, эмпирии и идеи, что подтверждает и следующее примечание А.А. Чанышева.

О преодолении кантовского дуализма.
«Шопенгауэр имеет в виду то, что вышеозначенная позиция, тезис о неразрывной связи существования и восприятия, объекта и субъекта, позволяет критической философии (исходящей вслед за Кантом из мысли о том, что форма нашего знания есть продукт нашей собственной познавательной активности) избавиться от кантовского дуализма – разрыва между непознаваемой вещью в себе и явлением… если принять указанный тезис, то трансцедентальная идеальность (по Канту, – единство нашего сознания, высшее априорное условие возможности познания, основывающегося на синтезе созерцаний чувственности и категорий рассудка) и эмпирическая реальность (мир явлений как результат такого синтеза) будут находиться в отношении корелляции и взаимопрояснения: станет возможным отыскать смыслообразующую, объединяющую их воедино «точку», волю, что в конечном счете позволяет онтологически обосновать противоречие между реальностью и смыслом, жизнью и истиной, необходимостью и свободой» (Примечание А.А. Чанышева. С.380).

Об гипостазировании априорности.
«…Существенные и поэтому всеобщие формы всякого объекта, каковы время, пространство и причинность, мы можем находить и вполне познавать, и не познавая самого объекта, а исходя из одного субъекта, – т. е., говоря языком Канта, они а priori лежат в нашем сознании. Открытие этого составляет главную заслугу Канта, и притом очень большую. Я же сверх того утверждаю, что закон основания – общее выражение для всех этих а priori известных нам форм объекта, и потому всё, познаваемое нами чисто а priori, и есть не что иное, как именно содержание этого закона и вытекающие из него следствия; таким образом, в нем выражено все наше а priori достоверного познания» (§2. С.56).

О вещи в себе.
«…Вещь в себе – это только воля» (§21. С.140).
«Эта вещь в себе (удержим кантовский термин как устойчивую формулу), которая как таковая никогда не бывает объектом (потому что всякий объект есть лишь ее проявление, а уже не она сама), эта вещь должна была, чтобы сделаться все-таки объективно мыслимой, заимствовать себе название и понятие у какого-нибудь объекта, у чего-нибудь данного объективно, следовательно – у какого-либо из своих проявлений; но последнее, чтобы послужить объясняющим моментом, должно быть самым совершенным из всех ее проявлений, т. е. самым ясным, наиболее развитым, непосредственно освещенным силой познания: таковой является именно человеческая воля» (§22. С.140).
«…То, что в кантовской философии называется вещью в себе и признано столь значительным… это, говорю я, если прийти к нему совершенно другим путем, тем, который избрали мы, оказывается ничем иным, как волей в расширенной и определенной нами сфере этого понятия» (§31. С.186-187).
«Ибо вещь в себе, по Канту, должна быть свободной от форм, присущих познанию как таковому, и в этом… надо видеть только ошибку Канта, что он не причислил к этим формам, прежде всех других, бытия объектом для субъекта, между тем как именно оно служит первой и самой общей формой всякого явления, т. е. представления; и Кант должен был бы решительно отказать своей вещи [в] себе в бытии объектом, что предохранило бы его от его большой, давно замеченной непоследовательности» (§32. С.190).

 
SergKatrechkoДата: Вторник, 05.01.2010, 06:25 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Я в полном недоумении. Причем здесь, при обсуждении трансцендентализма, Шопенгауэр? Например, тот же Шеллинг хоть сам называет свою философию трансцендентальным идеализмом... Или только лишь потому, что он превозносит Канта и использует некоторую кантовскую терминологию как "устойчивую формулу"? Или потому, что так считает А.Чанышев? Неужели можно соотнести априорную аподиктичность и закон достаточного основания, который, по Лейбницу, лежит в основе истин факта, но не (априорных) истин разума?

Дайте тогда, свой критерий трансцендентальности! Ведь следуя Вашей (видимо, не совсем формальной) логике мы можем кого угодно считать трансценденталистом.

С уважением, Катречко С.

 
СБДата: Вторник, 05.01.2010, 15:56 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей, эта ветка все-таки историко-философская. Мне интересно посмотреть, как трансцендентализм преломляется в различных философских системах. Я, например, тоже был в недоумении, что Х.Ленк увязывает с Кантом интерпретационную концепцию. И ничего, раз кто-то так мыслит, наверное, имеет на то право.
Впрочем, я ничуть не строптивлюсь. Если существует такой строгий отбор персоналий, то надо заранее опубликовать перечень, кого можно рассматривать в историко-философском контексте, а кого нельзя. А то я следующей решил рассмотреть позицию Гегеля, чтобы завершить всю обойму классического немецкого идеализма как историко-философской цельности, порожденной Кантом, в т.ч. и его трансцендентальной философией. А теперь уж не знаю, можно ли?
 
SergKatrechkoДата: Вторник, 05.01.2010, 17:17 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Если уж взялись, то надо закончить... конечно, Гегелем. Но насколько это будет трансцендентализмом? Именно поэтому я и начал наш форум с вопроса о трансцендентальном критерии (причем, мы с Вами обсуждали и его и предварительный список персоналий: нашу переписку я выложил в самом первом сообщ. этой ветви форума; см. выше). Сейчас для себя я его во многом уточнил и определил. См. мое сообщ. №5 в соседней ветке. Там же и уточненный список (на мой взгляд) персоналий, но начинать нужно с логического критерия, поскольку критика учит не принимать на веру заявления психологических субъектов, а смотреть в их трансцендентальный корень....

С ув., КС

P.S. (дописано вечером) Изначально, мы хотели, если помните подготовить кол.монографию с названием "Трансцендентальный метод: истоки, перспективы, применение" (назв. примерное, см. манифест или проект). Можно ли // стоит ли включать туда Вашу троицу Фихте - Шеллинг - Шопенгауэр (+ Гегель?) - для меня большой вопрос? К трансцендентализму (трансцендентальному методу) это имеет очень отдаленное отношение, а освещать в этом сборнике пост-кантовскую философию на том основании, что она пост-кантовская - вряд ли уместно. Надо разобраться с тем, что есть трансцендентальный метод и сосредоточиться на более узком круге персоналий, хотя, конечно, все это можно приправить общим историческим обзором (но это должно быть не много по объему).

 
КорвинДата: Вторник, 12.01.2010, 03:29 | Сообщение # 11
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
СБ: «Аксиоматические определения таковы: то, что касается запредельного содержания, имеет статус трансцендентного, а то, что касается запредельной формы, имеет статус трансцендентального.»
Я бы сказал, трансцендентальное – это то, что имеет имманентную форму и касается запредельного содержания. Или иначе, трансцендентальное выходит за пределы имманентного, а трансцендентное лежит вне имманентного.
Но каковы бы не были нюансы определений в условиях неясности понятия «форма» в заданном контексте, трансцендентальное и трансцендентное подразумевает нечто запредельное, заграничное. Т.е. должна быть некая граница, разрыв. А во всякой ли философской системе есть эта граница? Взять, например, диамат Маркса. Никаким отдельным статусом сознание в нем не обладает. Даже нереальные фантазии в диамате лишь комбинации отражений материальной реальности. У Гегеля вообще нет ничего кроме мышления и вне мышления ничего быть не может. Обобщая, можно сказать, что в философских системах основанных на монизме не может быть ничего ни трансцендентного, ни трансцендентального.
 
СБДата: Среда, 13.01.2010, 09:29 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Корвину
Трансимманентная философия.
Конечно, о нюансах понятия формы и содержания можно поспорить, но с тем, что Вы сказали о разрыве, я согласен.
В марксизме есть разрыв, да еще какой: материя vs. сознание. Но разрыв преодолевается тем, что сознание объявляется формой отражения материи, т.е. устанавливается изоморфизм материи и сознания. Все то, где изоморфизм не соблюдается, объявляется фикцией, ложью, иллюзией, «опиумом для народа».
Согласен, в этом смысле Гегель монист, а не трансценденталист. Но он и не отрицает ни трансцендентного, ни трансцендентального. Он вводит их в плоть имманентного духа и разума. Такую синтетическую позицию я назвал трансцендентно-трансцендентально-имманентной или, одним словом, трансимманентной.
Марксизм не принадлежит к трансимманентной философии, потому что он не признает трансцендентализм. А вот Г.Гегель, В.С.Соловьев, М.Хайдеггер, А.Ф.Лосев были трансимманентными философами.
Но не уверен, что обсуждение трансимманентной философии вписывается в контуры форума по чистому трансцендентализму.
 
КорвинДата: Четверг, 14.01.2010, 19:37 | Сообщение # 13
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
С. Борчикову

Поясню к чему ведет монолитность Гегеля. Для определенности, уважение у меня вызывает лишь та философия, которая способна помочь решить конкретную проблему отдельному человеку. Помочь здесь значит дать возможность построить достаточно широкий круг моделей проблем, анализируя которые можно получить решение. Так вот философия Гегеля не то чтобы не дает строить модели, но только все конечные модели, а только такие доступны человеческому уму, по Гегелю противоречивы. Т.е. из них нельзя извлечь никакого конкретного решения. Подозреваю, что друзья Гегеля по трансимманентизму не сильно в этом плане от него отличаются и только трансцендентализм оставляет надежды на выполнение заявленных условий.
 
СБДата: Суббота, 16.01.2010, 23:22 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Корвину
В мире тысячи философских систем и методов и все они существуют потому, что помогают каким-то людям решать их проблемы.
Есть мистическая философия, она помогает людям, имеющим мистический склад сознания, выживать в этом мире. Есть даосистская философия, она тоже по-своему решает человеческие проблемы. И т.д.
Суть гегелевской философии – помощь в системоконструировании. Я не знаю ни одного философа в мире, кто превзошел бы Гегеля в этом вопросе. Даже Кант только обозначил эту проблему, за что, кстати, сам Гегель ему очень благодарен.
Однако если Вам не интересна мистика, или Дао, или конструирование систем, возможно, Вы даже считаете всё это ложным, то согласен, Вам незачем тратить время на изучение и культивирование этих систем и методов.
Но это ни в коей мере не дает Вам право принижать и умалять их значение.
«Не желай другому, чего себе не желаешь» – великая истина!
Мы же не желаем того, чтобы какой-нибудь мистик или псевдогегельянец начал публично с пренебрежением относиться к кантовскому трансцендентализму.
 
Чалдон-в-пимахДата: Воскресенье, 17.01.2010, 06:51 | Сообщение # 15
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
Марксизм... не признает трансцендентализм.
Против кантовского транцендентализма как такового выпадов со стороны материалистов-диалектиков не припоминаю, Канта упрекают в идеализме и агностицизме. Они просто рассматривают деятельность сознания в другом ракурсе.
По Канту, что касается природы, источником истины служит опыт; он же даёт правила. Кант отделил в познании область веры от области опыта, против чего не возразит ни один материалист; априорное (аналогами которого пестрит теория восприятия и теория установки Узнадзе в рамках деятельностной теории личности) у Канта есть порождение рассудка, что тоже не может вызвать возражений.
Но если говорить о непознаваемости вещи самой по себе, то зачем Канту она "понадобилась"? не для того ли, чтобы ещё более решительно отмежеваться от религиозно-мистического "познания"? А высказывание, что правильное устройство мироздания и естественного порядка возможно лишь согласно идеям, могло ли быть другим в Пруссии в XVIII в.?
Таким образом, при чтении Канта возникает далеко не праздный вопрос: а идеалист ли на самом деле Кант в отношении познания природы? (Слово "идеализм" я по старинке понимаю как решение вопроса "идея или материя?" в пользу идеи.)
Противоречит ли его транцендентализм диамату?
Quote (СБ)
В марксизме есть разрыв, да еще какой: материя vs. сознание. Но разрыв преодолевается тем, что сознание объявляется формой отражения материи, т.е. устанавливается изоморфизм материи и сознания. Все то, где изоморфизм не соблюдается, объявляется фикцией, ложью, иллюзией, «опиумом для народа».
Продолжателем диалектико-материалистической линии в исследовании сознания ныне является, например, Д. И. Дубровский. Вы и его обвиняете в столь вульгарном плоскоумии? Неужели классики марксизма могли утверждать, что в сознании ничего не может возникнуть такого, чего нет в природе? А как же тогда идея Творца и ей подобные?


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
СБДата: Воскресенье, 17.01.2010, 10:45 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Чалдону-в-пимах
По форме.
Я никого никогда не обвиняю. Я сторонник всеединства философов. См. в частности мой предыдущий ответ Корвину. Исходя из этого принципа, я признаю за каждой философской системой право на существование, в том числе и за материализмом. В материализме много сильных сторон.
Теперь по содержанию.
Согласен с Вами, что диалектический материализм в целом относится очень лояльно к учению Канта в целом. Однако поскольку на форуме речь идет конкретно о трансцендентальном методе Канта, то эта сторона в материализме не освещена. В свое время я (возможно, и Вы) очень скрупулезно, от корки до корки и штудировал, и конспектировал труды классиков марксизма-ленинизма. Уверяю Вас, понятия «трансцендентальное» в материализме нет. Согласитесь, невозможно иметь адекватное представление о том (трансцендентальном методе), о чем нет строгого понятия.
 
Чалдон-в-пимахДата: Воскресенье, 17.01.2010, 10:53 | Сообщение # 17
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Сергею Борчикову
Жаль, что Вы проигнорировали выделенный курсивом вопрос. Меня очень интересует Ваше мнение. (А пассаж про "обвинения" — это всего лишь чтобы предупредить возможный ответ в этом направлении.)


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
КорвинДата: Воскресенье, 17.01.2010, 15:20 | Сообщение # 18
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
С. Борчикову

Я был бы полным идиотом, если бы стал отрицать мировое значение Гегеля. Если его труды переиздаются миллионными тиражами, если на них пишут сотни комментариев, если их заставляют изучать студентов – значит для кого-то это имеет большое значение. Не может же все это быть по недосмотру или недоразумению.

СБ: «В мире тысячи философских систем и методов и все они существуют потому, что помогают каким-то людям решать их проблемы.»
Не всякая система полезна людям в их частной (не связанной с профессией) жизни. Никто не считает ложной теорию уравнений в частных производных, однако и никто с ней свою жизнь не согласовывает.

СБ: «Суть гегелевской философии – помощь в системоконструировании.»
Именно к системам получающимся на основе гегелевской философии были предъявлены претензии. Вы их проигнорировали.

СБ: «Я сторонник всеединства философов. … Исходя из этого принципа, я признаю за каждой философской системой право на существование…»
Трансцендентальный вопрос: а могут быть ложные, ненужные, вредные философские системы?

 
СБДата: Воскресенье, 17.01.2010, 19:43 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Корвину и Чалдону-в-пимах

Друзья! Спасибо за ответы. Самое, главное, что меня успокоило, так это отсутствие непримиримой позиции по отношению к инакомыслию. А то на форуме в последнее время стали происходить непонятные мне вещи воинствующего критицизма.
А теперь по существу.

Корвин: «Трансцендентальный вопрос: а могут быть ложные, ненужные, вредные философские системы?»
СБ: Чтобы ответить на этот вопрос, надо определиться, что такое ложная или вредная философская система? Пока таких определений я не знаю.
Типичное понятие лжи – применимо к логическим суждениям и умозаключениям. Философская система – это все-таки, помимо прочего, целая совокупность суждений и умозаключений, среди которых есть и ложные, есть и истинные, а посему как определить общую составляющую?..
Вред (зло) – понятие этическое. Я исхожу из убеждения, что истина априорно не может быть злом, поэтому на ту часть истинных суждений, которая есть во всякой философской системе, она однозначно добро.

Корвин: «Именно к системам, получающимся на основе гегелевской философии, были предъявлены претензии».
СБ: Во-первых, наверное, мы не поняли друг друга. Приведите пример таких систем.
Во-вторых, я сказал, что если философ конструирует СВОЮ систему, то опыт Гегеля в этом ему поможет, но я не сказал, что философ обязательно должен конструировать систему в духе Гегеля или на основе его понятий. Это разные вещи.

Чалдон-в-пимах: «Противоречит ли транцендентализм Канта диамату?»
СБ: Очень легко сравнивать две философские системы, когда в обеих есть номинально совпадающие категории. Например, одно дело сравнивать учение об идеях Платона и В.С.Соловьева, поскольку у них обоих имеется понятие «Идея», к тому же достаточно дифинитивно выраженное. Другое дело – сравнивать их учения с системой какого-нибудь философа-этика или философа-эстетика, который не имеет четко выраженной дефиниции идеи. В таком случае сравнение приходится делать через опосредующие интерпретационные процедуры.
Это же касается понятия трансцендентального метода. В диалектическом материализме нет понятия «трансценденции», поэтому любые сравнения будут очень опосредованными и для их проведения понадобиться создавать подробную сетку соответствия многих центральных категорий. Если Вы может провести такой анализ или знаете, кто его сделал, то с удовольствием с ним ознакомлюсь.
Я же исключительно на уровне интуиции могу сказать, что метод познания в диамате в плане освоения трансцендентализма (заметьте, речь пока только об этом плане) стоит ниже метода Канта. Но если кто-то покажет обратное, переменю свою точку зрения.

 
СБДата: Воскресенье, 17.01.2010, 22:17 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Георг Вильгельм Фридрих Гегель
(Энциклопедия философских наук. Т.1. – М.: Мысль, 1974. – II. Критическая философия).
= Учитывая негативную критику моих обзоров, я сознательно не даю ни комментариев, ни интерпретаций гегелевской позиции. Читайте и судите сами. Выскажу лишь одно предварительное соображение. В мире нет абсолютно истинных философских систем, в том числе не составляют исключение ни кантовская, ни гегелевская системы. Гегель хорошо это понимал. В свете современных философских знаний и в его оценке кантовской философии можно найти и плюсы, и минусы. Но независимо от этого, Гегель всем нам преподносит хороший урок, как надо относиться к любому философскому наследию – бережно фиксируя его достоинства (плюсы) и профессионально (без унижения и оскорбления) вычленяя его слабые стороны (минусы). (Примечание: расстановка значков плюсов и минусов моя – С.Б.) =

§ 40
+ Критическая философия имеет то общее с эмпиризмом, что она подобно ему считает опыт единственной почвой познания,
– за которым она, однако, признает право не на истину, а лишь на познание явлений.

§ 41
+ Критическая философия прежде всего исследует ценность употребляемых в метафизике – да, впрочем, также и в других науках и в повседневном представлении – понятий рассудка.
– Эта критика, однако, не входит в рассмотрение содержания и определенного отношения друг к другу этих определений мышления, а рассматривает их вообще со стороны противоположности между субъективностью и объективностью.

+ То, что определения прежней метафизики были подвергнуты исследованию, составляет, несомненно, очень важный шаг вперед. Наивное мышление, ничего не подозревая, брало указанные определения так, как если бы они получались сразу и сами собой. ...Критическая философия, напротив, ставила себе задачу исследовать, в какой степени формы мышления способны вообще доставлять нам познание истины. Точнее, критическая философия требовала, чтобы, раньше чем приступить к познанию, мы подвергли исследованию способность познания.
– Но здесь же прокрадывается ошибочная мысль, что мы должны познавать до того, как приступим к познанию, что мы не должны войти в воду раньше, чем научимся плавать.

+ Отличительной чертой философии Канта является, следовательно, требование, чтобы мышление само подвергло себя исследованию и установило, в какой степени оно способно к познанию.
– В наше время мы вышли за пределы философии Канта, и каждый утверждает, что он пойдет дальше ее. Но можно двояким образом пойти дальше: можно пойти дальше вперед и дальше назад. Многие наши философские стремления, если присмотреться к ним ближе, оказываются не чем иным, как методом прежней метафизики, некритическим и безотчетным мышлением.

+ …Кант назвал мыслительное (всеобщее и необходимое) объективным и сделал это с полным правом.
– С другой стороны, чувственно воспринимаемое во всяком случае субъективно постольку, поскольку оно имеет свою опору не в самом себе, и в той же мере мимолетно и преходяще, в какой мысли по своему характеру прочны и внутренне устойчивы.

§ 42
+ Как известно, кантовская философия чрезвычайно облегчила себе задачу отыскания категорий.
+ (Фихте). За философией Фихте остается та огромная заслуга, что она напомнила о том, что следует показать определения мышления в их необходимости, что их непременно следует дедуцировать.
– Если мышление способно вообще что-нибудь доказать, если логика должна требовать, чтобы давались доказательства, и если она хочет нас научить, как доказывать, то она ведь прежде всего должна быть способной доказывать свое особое, ей лишь присущее содержание, должна была бы быть способной усмотреть необходимость этого содержания.

+ Такие выражения, как трансцендентальное единство самосознания, кажутся очень трудными, как будто бы за ними скрыто нечто страшное, но дело в действительности проще. Что понимает Кант под трансцендентальным, ясно из различия между ним и трансцендентным. Трансцендентное есть вообще то, что выходит за пределы определенности рассудка и в этом смысле встречается впервые в математике.
– Тождественное с собой и бесконечное в себе самосознание также представляет собой такое трансцендентное в отличие от определяемого конечным материалом обыденного сознания. Кант, однако, называл это единство самосознания лишь трансцендентальным, полагая, что это единство лишь субъективно, а не принадлежит также и самим предметам, как они существуют в себе.

§ 44
+ Вещь в себе (а под вещью Кант понимает также и дух, бога) обозначает предмет, абстрагированный от всего, что он составляет для сознания, от всех определений чувства, равно как и от всех определенных мыслей о нем. Очевидно, что то, что остается после этого, есть голая абстракция, нечто совершенно пустое, определяемое лишь как потустороннее – отрицательность представления, чувства, определенного мышления и т. д.
! После всего этого можно только удивляться, когда приходится читать, что мы не знаем, что такое вещь в себе, так как на самом деле нет ничего легче, чем знать ее.

§ 45
+ Только Кант определенно выдвинул различие между рассудком и разумом…
– Хотя мы должны признать очень важным результатом кантовской философии то, что она настаивала на конечности основанного лишь на опыте познания рассудка и называла содержание этого познания явлением, мы все же не должны останавливаться на этом отрицательном результате, не должны сводить безусловность разума лишь к абстрактному, исключающему различие тождеству с собой.

+ Это верно также и по отношению к идее, которой Кант, правда, отвел снова почетное место, поскольку он ее в отличие от абстрактных определений рассудка или просто чувственных представлений… признавал уделом разума,
– однако надо сказать, что по отношению к ней он также остановился на отрицательном и на одном лишь долженствовании.

+ Согласно кантовской философии, вещи, о которых мы знаем, суть лишь явления для нас, а в себе они остаются для нас недоступными и потусторонними.
– Истинное положение вещей на деле таково, что вещи, о которых мы непосредственно знаем, суть простые явления не только для нас, но также и в себе и настоящее определение конечных вещей и состоит в том, что они имеют основание своего бытия не в самих себе, а во всеобщей божественной идее.

§ 48
+ Эта мысль, что то противоречие, которое определения рассудка полагают в разумном, существенно и необходимо, должна рассматриваться как один из важнейших и значительнейших успехов философии нового времени.
– Насколько эта точка зрения глубока, настолько же тривиально разрешение противоречия; оно представляет собой лишь нежничанье с мирскими вещами. Не сущность мира носит-де в себе язву противоречия, а только мыслящий разум, сущность духа. … Можно, далее, заметить, что отсутствие более глубокого рассмотрения антиномии привело прежде всего к тому, что Кант перечисляет лишь четыре антиномии.

+ …согласно Канту, мышление по самой своей природе впадает в противоречия (антиномии), когда оно хочет познать бесконечное.
– Истинное же и положительное значение антиномий заключается вообще в том, что все действительное содержит в себе противоположные определения и что, следовательно, познание и, точнее, постижение предмета в понятиях как раз и означает познание его как конкретного единства противоположных определений.

– Но доказательства, которые Кант приводит в пользу своих тезисов и антитезисов, на самом деле должны быть признаны мнимыми, так как то, что требуется доказать, всегда уже содержится в предпосылках, из которых он исходит, и лишь благодаря пространному, апагогическому способу доказательства достигается иллюзия опосредствования.
+ И однако, установление этих антиномий все же остается очень важным и достойным благодарности результатом критической философии, поскольку благодаря антиномиям выражено (хотя на первых порах лишь субъективно и непосредственно) фактическое единство тех определений, которые рассудком удерживаются в их оторванности друг от друга.

§ 51
+ Критика Кантом онтологического доказательства встретила такой безусловно благоприятный прием, без сомнения, также и потому, что для пояснения различия между мышлением и бытием Кант употребил пример со ста талерами, которые, согласно понятию, остаются теми же ста талерами и тогда, когда они только возможны, и тогда, когда они действительны; но для моего имущественного состояния это отличие существенно.
– Но, не говоря уже о том, что не без права можно было бы считать варварством, что сто талеров называются понятием, мы должны прибавить, что те, которые все снова и снова выдвигают против философской идеи возражение, что мышление и бытие отличны друг от друга, должны были бы, наконец, предположить, что философам это соображение тоже небезызвестно.

§ 53
+ Практический разум Кант понимает как разум, определяющий самое себя, и при этом определяющий всеобщим образом, т. е. как мыслящую волю. Практический разум дает императивные, объективные законы свободы, т. е. такие законы, которые указывают, что должно делать.
§ 54
– Но практический разум полагает всеобщее определение – добро – не только в себе: он становится собственно практическим разумом лишь тогда, когда предъявляет требование, чтобы добро осуществлялось в мире, обладало внешней объективностью, т. е. чтобы мысль была не только субъективной, но также и объективной.

+ То, в чем Кант отказал теоретическому разуму (свободное самоопределение), он категорически приписал практическому разуму. Это именно та сторона кантовской философии, которая – и вполне заслуженно – приобрела ей много сторонников.
– Но этим признанием мы еще не даем ответа на вопрос о содержании воли, или практического разума. Если же говорят, что человек должен сделать содержанием своей воли добро, то тотчас же снова возникает вопрос о содержании этого содержания, т. е. о его определенности; с одним лишь принципом согласия воли с самой собой, равно как и с одним лишь требованием исполнить долг ради самого долга, мы не сдвинемся с места.

§ 55
+ Критика силы суждения замечательна тем, что в ней Кант выразил представление и даже мысль об идее. Представление об интуитивном рассудке, внутренней целесообразности и т. д. есть всеобщее, мыслимое вместе с тем как конкретное в себе. …Кантовские размышления об этих предметах могли бы послужить прекрасным введением, приучающим сознание мыслить и постигать конкретную идею.
§ 56
– Но с этой мыслью все же не соединяется понимание того, что это отношение истинно и даже есть сама истина.

§ 60
– …Кантовская философия не могла оказать никакого влияния на метод науки. Она оставляет совершенно неприкосновенными категории и метод обычного познания. Если научные произведения того времени иногда начинались положениями кантовской философии, то продолжение этих же произведений обнаруживает, что положения кантовской философии составляют лишь излишние украшения и что излагалось бы то же самое эмпирическое содержание, если бы первые несколько страниц были опущены.
+ Если сравнить ближе философию Канта с метафизирующим эмпиризмом, то мы увидим, что наивный эмпиризм, правда, твердо держится чувственного восприятия, но вместе с тем он допускает духовную действительность, сверхчувственный мир, каким бы ни было его содержание, каков бы ни был его источник – мысль, фантазия и т.д. …Материализм, натурализм представляют собой последовательную систему эмпиризма. Кантовская философия противопоставляет этому эмпиризму принцип мышления и свободы и примыкает к первому роду эмпиризма, нисколько не выходя за пределы его всеобщего принципа.

– Другую сторону дуализма, напротив, представляет собой самостоятельность постигающего себя мышления, принцип свободы, который философия Канта разделяет с прежней, обычной метафизикой, но который она лишает всякого содержания и не может вновь дать его.
+ Главное действие, оказанное кантовской философией, состояло в том, что она пробудила сознание абсолютно внутреннего характера разума, который, хотя и не может в силу своей абстрактности развиться из себя в нечто определенное, не может породить никаких определений, никакого познания или моральных законов, все же решительно отказывается допускать и признавать в себе что-либо носящее характер внешнего. Принцип независимости разума, его абсолютной самостоятельности в себе должен отныне рассматриваться как всеобщий принцип философии и как одно из основных убеждений нашего времени.

+ Критической философии принадлежит та великая отрицательная заслуга, что она признала, что определения рассудка принадлежат области конечного и что движущееся в их пределах познание не достигает истины.
– Но односторонность этой философии состоит в том, что она видит конечность этих определений рассудка в их принадлежности лишь нашему субъективному мышлению, для которого вещь в себе должна оставаться чем-то абсолютно потусторонним. На самом же деле конечность определений рассудка лежит не в их субъективности, но в том, что они конечны в себе.

 
СБДата: Четверг, 28.01.2010, 18:20 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Кант и Гегель
Игорь Батура: «Я также неоднократно обращал внимание на странное несоответствие в отношении людей к Канту и Гегелю. …В отношении Канта предрассудки и непонимание всё равно более существенны и обширны… Гегелю несравненно легче снискать одобрение и вызвать чувство удовлетворённости…»

СБ: Игорь! Разрешите мне поделиться многолетним опытом освоения Гегеля и Канта, он несколько отличается от Вашего. Впрочем, со всем, что Вы говорите про Канта, я в принципе согласен. А вот с Гегелем – сложнее.
Сравнение таких философских глыб, как Кант и Гегель, хотя бы с минимальной долей умаления одного перед другим – бесперспективная затея. Оба огромны и неисчерпаемы! Но если время Канта сейчас наступило (и свою лепту в это дело вносит Сергей Катречко, за что ему большое спасибо), то время Гегеля еще не пришло. Тот образ Гегеля, который сложился в рядах философствующей общественности, особенно преломленный через псевдогегельянские и диаматовские (марксистские) спекуляции, очень поверхностен и далек от Гегеля, как поверхностное кантианство – от самого Канта.
Когда Вы пишете, что у Гегеля «всё заранее «на мази» без участия читателя и его интерпретаций», Вы остаетесь в русле этого превратного образа.
Приведу маленький пример. Много лет назад, попытавшись углубиться в истоки гегелевской логики, я неожиданно вышел на понятие «Sache», которое, как выяснилось, рефреном проходит через всю его «Логику». В русских изданиях его переводят как «суть дела». Не встречал более безликого и бессмысленного термина. Например, такие вещи, как «яблоко», «благо», «фрактал» имеют Sache. И что это за дело у яблока, или у блага, или у фрактала, да еще и обладающее какой-то сутью?
Когда мне открылось величие Sache, то и логика Гегеля заиграла другими красками. Я бы даже сказал несколько дерзновенно: основной труд Гегеля надо понимать не как «Науку логики», а как «Науку Sache». Но это пока очень и очень далеко от современного понимания и указанной вами якобы очевидной понятности Гегеля.
У Канта пока не нашел аналога Sache, у него лишь Ding, Ding an sich (вещь в себе).
Гуссерль вслед за Гегелем нащупал это Sache и даже провозгласил лозунг «Zu den Sachen selbst», который в русском переводе звучит опять же искажающее: «Назад к самим вещам». Но у Гуссерля в этом лозунге нет слова Ding, а есть слово Sache, т.е. назад не к вещам, а к их сутям, вглубь вещей – к их Sache.
«Ваш» Витгенштейн хорошо усвоил гегелевско-гуссерлевский урок: три центральных понятия его философской системы содержат в себе корень Sache:
1) Tatsaсhe – факт,
2) Sachverhalt – переводят как состояние дел (опять какие-то неудобоваримые дела? Поэтому одни предпочитают переводить как «элементарный факт», другие как «со-бытие». Во разброс-то интерпретаций простого гегелевского Sache!),
3) Sachlage – положение дел, вещей, (и опять вместо этих дел и вещей предпочитают переводить) «ситуация».
Осознать, проинтерпретировать эту логико-историко-философскую канву, заданную Гегелем, не такая уж простая задача, как Вам с ходу представляется.
А у нас (на форуме), насколько я понимаю, стоит еще задача увязать ее и с кантовской ветвью, с трансцендентальным методом.

 
Igor_BaturaДата: Пятница, 29.01.2010, 00:34 | Сообщение # 22
Рядовой
Группа: Модераторы
Сообщений: 17
Репутация: 0
Статус: Offline
Сергей! Конечно Вы правы, и Гегель обладает колоссальными внутренними возможностями, которые сейчас действительно закрыты теми «псевдогегельянскими и диаматовскими спекуляциями», о которых Вы справедливо пишите. Достаточно подумать о том огромном, но почти совершенно не осмысленном влиянии, которое мышление Гегеля оказало на всю последующую историю мысли, притом далеко за пределами собственно философии. К гегельянцам принято относить почему-то одного только Маркса, а ведь без того «движения» и «текучести», в которые привёл мысль именно Гегель своей логикой, были бы не в меньшей степени невозможны также Дарвин, Фрейд и Эйнштейн, – притом без какой-либо осознанной «преемственности». Более того, эта же самая неявная преемственность сказалась в чём-то ещё более важном и глубоком, а именно в мышлении Ницше. И, тем не менее, в Гегеле постоянно и очень остро ощущается некоторая черта, которая, например, полностью отсутствует у Канта. Эта черта менее всего, на мой взгляд, присутствует в «Феноменологии духа», более всего – в ЭФН. Я в своём замечании имел в виду прежде всего Канта, и только лишь поэтому (признаю такой грех) несколько «сузил» Гегеля, чтобы сыграть на контрасте и сделать понятным смысл очевидной уязвимости Канта, – сузил как раз до этой самой черты. Как её обозначить – сказать сложно. Говоря об уязвимости Канта, наверное, трудно удержаться от констатации, что Гегель в этом же самом смысле неуязвим. Почему? Наверное в первую очередь потому, что у него была некая особенная возможность стать целостным. И он целостен, насколько это вообще представимо, я бы даже сказал гипертрофированно целостен (а значит, к слову, и непротиворечив). В его лице вся европейская философия нашла свою кульминацию, ведь это тоже потрясающий факт сам по себе – что Гегель естественным образом, без какого-либо «насилия», оказался в состоянии объединить все существующие исторически философские учения в пределах изложения своей логики, как бы олицетворить свою логику фактически состоявшейся историей философии. (Я оставляю в стороне вопрос о том, насколько «подлинными» остаются эти учения при переносе в гегелевскую систему. Достаточно и того, что естественным образом в логике Гегеля чувствует себя определённый «онтологический момент» или «срез» каждого из учений.) Вот в этом, наверное, и состоит суть: с одной стороны «итог», объединивший всё прежнее мышление, с другой стороны «начало», приведшее в движение последующую мысль. Именно в этом смысл «неуязвимости»: Гегель занимает такое уникальное место, что тут как бы само собой получается – тронь его, и «рухнет всё». Отсюда оправданное самодовольство. Как и за счёт чего стала возможной подобная целостность? Это очень сложный вопрос. Не конкретизируя и в самом первом приближении можно сказать: насколько в лице Гегеля кульминирует один момент «философии как таковой», настолько же «отчуждаются» и уходят в тень другие моменты. Этот контраст в случае Гегеля столь ярок, что почти не знает аналогов среди прочих философов (единственный очевидный аналог – Ницше, у которого не меньший контраст возникает из как бы уже обратного соотношения моментов, однако в данном случае ни о «целостности», ни о «самодовольстве» или «неуязвимости» говорить не приходится). Но эта же самая черта сказывается и на отношении к Гегелю. Если «парадигма» в отношении к Канту примерно такова: 1) его любят все (скажем, от Хайдеггера до Поппера), 2) и все стремятся его вразумить и подправить, – то историческое отношение к Гегелю, опять-таки, более «целостно»: либо принять, но в целом, либо отвергнуть, но опять же в целом. Вот в этой самой «супер-целостности», «итоговости» и «неуязвимости» (проистекающей из отчуждения значительной части «смысла» философии и преобразования её имманентной «структуры» с выдвижением одного момента за счёт других), наверное, и кроется тот элемент, я бы сказал, «механистичности», который и даёт определённые основания относиться к этому философу с прохладой. При взгляде на Гегеля ни при каких обстоятельствах нельзя терять из виду интеллектуальный (скажу так по-минимуму) подвиг Кьеркегора. (Но не злобу Шопенгауэра, противостояние которого Гегелю на самом деле поверхностно.) Что касается Витгенштейна, то влияние Гегеля на его философию (в особенности позднюю) совершенно очевидно.
 
SergKatrechkoДата: Среда, 09.01.2013, 23:27 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Скорее информационное! Но можно и прокомментировать (http://gefter.ru/archive/7211)

Нина Дмитриева (российский кантовед)
Человек и история: к вопросу об «антропологическом повороте» в русском неокантианстве


Фр.1 (начало; неокантианство как альтернативы вульгарному марксизму)
"Причины, побудившие молодых российских интеллектуалов обратиться на рубеже XIX–XX веков к неокантианству, известны. Открытия, сделанные в математике и естествознании во второй половине XIX в., а также процессы интенсивной дифференциации внутри предмета гуманитарных наук уже не укладывались ни в спекулятивные построения философских систем послекантовского идеализма, ни в упрощенные схемы так называемого вульгарного материализма. Марксизм же представлялся большинству современников исключительно социально-экономической теорией… Для объяснения набирающего темпы научного прогресса и сопутствующих ему изменений в обществе и культуре требовалась гибкая методология и развитая философская система. Создать такую философию и методологию стало задачей неокантианства, важное место в котором заняла Марбургская школа".

Фр.2 (прикладной трансцендентализм как педагогика).
"Во-вторых, необходимо было определить и обосновать общие теоретические принципы «прикладной» философии, под которой русские неокантианцы вслед за Кантом, Наторпом и отчасти Риккертом понимали прежде всего педагогику, или теорию воспитания (С.И. Гессен [6], М.М. Рубинштейн [7], Б.А. Фохт [8], С.Л. Рубинштейн [9] и др.), что неизбежно должно было привести их к исследованию проблемы человека".
 
SergKatrechkoДата: Воскресенье, 07.12.2014, 22:40 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Не совсем по теме. Перевод текста Шеллинга (+ новый философский сетевой журнал)
http://einai.ru/2012-02-Schelling.html

Фридрих Вильгельм Йозеф фон Шеллинг

Трактат об источнике вечных истин *<1>

Прочитан на общем заседании Берлинской Академии Наук
17 января 1850 года

текст в PDF, 689 kb.
 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 31.08.2015, 20:11 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Любопытное исследование по немецкой классике: http://postnauka.ru/faq/30637 
 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Пост-кантовский трансцендентализм (7) » Развитие трансцендентализма в немецкой классике (7.0)
Страница 1 из 11
Поиск:


Работа форума поддержана грантом РГНФ № 12–03–00503
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz