Главная | Регистрация | Вход | RSSПятница, 23.06.2017, 21:56

Современный трансцендентализм

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: SergKatrechko, СБ 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентализм как тип философствования (2) » Эмпирический идеализм (2.11)
Эмпирический идеализм (2.11)
СБДата: Вторник, 16.04.2013, 10:47 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Поскольку так и не могу осилить ограничений (по предписаниям кантовского форума) моей метафизической способности, данной мне (согласно Канту) от природы, решил попытать последнее – метафизические медитации в русле (как считает С.Катречко) главной кантовской интенции: метафизики опыта и эмпирического реализма. Поскольку для меня реализм и идеализм – близнецы-браться, то оставлю название, привычное для моего метафизического уха - «эмпирический идеализм».
 
СБДата: Вторник, 16.04.2013, 10:48 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья 1. Опыт и эмпирия. Лингвистические аллюзии.

Определение некоторых коллег «опыт – это эмпирическое познание» считаю тавтологичным, поскольку эмпирия в приближенном переводе с греческого и есть опыт. Опыт же как опытное познание – что масло масляное.

Но что можно увидеть при более детальном приближении?
Берем словарь А.Д. Вейсмана. Слово «пирия» (peira) – по-гречески, опыт, проба, попытка, испытание, предприятие; peiran exein tinos – иметь опыт в чем-либо, знать что-либо по опыту. Как видим греки, как минимум, за 3000 лет до Канта вполне использовали слово «опыт» и в качестве процесса апробирования и получения каких-то знаний, и в качестве самих знаний как опыта. Причем, очень важно заметить, даже без префикса «эм».
Что дает префикс «эм», прибавляясь к «опыту», к «пирии»? Префикс «эм» в общем виде означает «в», «внутрь», аналогично латинскому «ин». То есть получается эм-пирия – это проникновение внутрь опыта, внутрь опытного знания. Некая заостренность, копье внутрь опыта. И у Вейсмана эм-пирия – уже опытность, уже навык, уже проверенность и удостоверенность на опыте, уже испытанность, как сказал бы Кант, с помощью метода.
Итак, пирия – опыт, а эмпирия – нечто более утонченное: опыт как метод.

Еще языковые аллюзии.
Пирия имеет в греческом еще нюанс искушения, соблазнения, покушения, т.е. в смысле испытания запретного опыта. Отсюда и слово «пират», как морской разбойник. Отсюда слово «пейрар» (peirar) – конец, завершение дела: для опыта (пирии) – опытное знание как продукт опыта, для пирата – конец предприятия, захват, победа.
Но самое метафизически потрясающее: этот «конец» (peirar) является корнем в анаксимандровском первоначале «Апейрон». А-пейрон – нечто бес-конечное, беспредельное, бес-пирическое. В этом смысле, если считать, что Апейрон является одним из первых априорных метафизических понятий (о котором еще Аристотель говорил, что никакая бесконечность не может быть ни дана, ни подтверждена ни в каком опыте), то возникает и 1) некая интересная языковая игра, аналогичная латинскому словоупотреблению: а-пейронное (гр.) = а-приорное (лат.) = до- и вне-опытное (рус.), и 2) некий исторический проброс к кантовской философии, методологически различающей априорное и апостериорное.

Но опять же здесь тоже пока не действует префикс «эм». А он много значит.
Если опытное знание – это некая субстанция, возникающая в опыте (пирии), то эм-знание (эм-пирия) – это то, что имеется во время пирии, внутри опыта и, если даже как бы и чуть после него, то со сдвигом в иную субстанциальную плоскость, как сказали бы в Новое время, в мета-плоскость, с эмпатией к новому знанию, которое еще не устоялось как опыт, но налично испытывается на истинность «здесь» (в пространстве) и «сейчас» (во времени).
К слову сказать, со словом «эмпатия» та же история. Патия (пафос, paphos) – страсть, чувство, а эм-патия обостренная чувствительность, заостренная страсть, патия, проникающая внутрь другой патии, эмпатия, мета-чувственность. То есть некий метод страстно-чувствования.

Итак, что дают лингвистические аллюзии?
Уже древние греки даже в обиходном языке различали опыт (пирию) и эмпирию (эм-опыт). Не в пример нам, людям XXI века, некритически отождествляющим опыт и эмпирию.
Различение – это очень тонкое. Опыт – нечто более непосредственное, наличное, самостийное; эмпирия – нечто более опосредованное, методологическое, мета-опытное.
Опыт есть обыденное сознание и познание, в котором складываются и откладываются опытные знания. А эмпирия – есть методологически выдержанное познание, ориентированное на сознательное испытание и апробирование в опыте или опытом тех или иных мнений, суждений или знаний.


Сообщение отредактировал СБ - Вторник, 16.04.2013, 10:55
 
onomatodoxДата: Вторник, 16.04.2013, 12:33 | Сообщение # 3
Генерал-лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 455
Репутация: 0
Статус: Offline
А.Ф. Лосев «Платонизм и кантианство». http://credonew.ru/content/view/875/62/

«...В главе о «схематизме» важно еще самое понятие «схемы». Здесь Кант дает весьма интересное понятие, ясно отграничивая его от сходных. Во-первых, схема не просто понятие. В понятии предмет мыслится, но не дается. В схеме же, кроме категориальной функции рассудка, содержит<ся> в себе еще и формальное условие чувственности (именно внутреннего чувства) a priori. «Это формальное и чистое условие чувственности, которым понятие рассудка ограничивается в своем применении, мы будем называть схемою понятия рассудка» (стр. 120). С другой стороны, схема не просто психологический образ. «Схема сама по себе есть всегда лишь продукт способности воображения, но так как этот синтез воображения имеет в виду не единичное наглядное представление, а только единство в определении чувственности, то схему следует все же отличать от образа. Так, если я полагаю пять точек одна за другою…, то это – образ числа пять. Наоборот, если я мыслю только число вообще, безразлично, будет ли это число пять или сто, то такое мышление есть скорее представление о методе соединения множества (напр., тысячи) сообразно известному понятию в одном образе, чем сам этот образ, который к тому же в случае мышления о тысяче едва ли мог бы быть доступен обозрению и сравнению с понятием. Это представление об общем приеме способности воображения, доставляющем понятию образ, я называю схемою понятия» (там же). Другими словами, схема есть как бы идеальный очерк предмета, в котором фиксируется пока только форма соединения его частей. Это – несомненно античное понятие, идущее от пифагорейского понятия числа, как составленного из πέρας и ̉άπειρον, через соответствующие рассуждения Платона и Плотина вплоть до Спинозовского разделения imago и idea. В новейшее время защитником такого понятия «схемы» как идеального единства, правда, под новым наименованием «множества», является Кантор, перенесший это воззрение из философии в математику. Любопытно отметить также и то, что в этом понятии «схемы» Кант, кажется, единственный раз во всей «Критике чистого разума» является невольным защитником интеллектуальной интуиции. Правда, он оказался способен только на формальную интеллектуальную интуицию, т.е. знает только интуицию соединения вообще, формы вообще, объединения частей в целое, независимо от того, каковы части и какова сущность получающегося целого. В противном случае пришлось бы, конечно, признать сверхчувственный опыт вообще, и вместе с тем рухнуло бы все это многоэтажное строение «Критики» во мгновение ока. Кант прекрасно знал своего врага, интеллектуальную интуицию, всячески стараясь его обезвредить и сделать бессильным. «В самом деле», пишет он в § 20 «Аналитики» (стр. 104), «если бы я представил себе рассудок, который сам обладал бы способностью наглядно представлять (как, напр., божественный рассудок, который не представлял бы данные ему предметы, а наоборот давал бы или производил бы их посредством своих представлений), то категории в отношении к такому знанию не имели бы никакого значения. Они суть лишь правила для такого рассудка, вся способность которого состоит в мышлении, т.е. в акте приведения к единству апперцепции синтеза многообразия, которое дано ему в наглядном представлении со стороны, так что этот рассудок сам по себе ничего не познает, но только связывает и упорядочивает материал для познания, именно наглядное представление, которое должно быть дано ему посредством объекта». Таким образом, по крайней мере интеллектуальную интуицию в области соединения и формального объединения Кант волей-неволей признает, и в этом громадный и совершенно особый интерес его понятия «схемы». Интеллигибельность, интуитивность этого понятия совершенно явствует из тех пояснений, которые Кант присоединяет к своему определению (на той же 120 стр. по Лосск.). Кант утверждает, что «образ всегда ограничивался бы только частью объема этого понятия (Кант говорит здесь о понятии треугольника) и никогда не мог бы достигнуть всей общности понятия, которое должно иметь значение для всех треугольников, прямоугольных, остроугольных и т.п.». «Схема треугольника не может существовать нигде, кроме как в мышлении (вспомним, что для Канта все априорное субъективно), и обозначает правило синтеза способности воображения в отношении чистых форм в пространстве». «Образ есть продукт эмпирической способности продуктивной силы воображения, а схема чувственного понятия (как фигуры в пространстве) есть продукт и как бы монограмма чистой способности воображения a priori; благодаря схеме и сообразно ей впервые становятся возможными и сами образы, но сочетаться с понятиями они всегда должны только при посредстве обозначаемых ими схем и сами по себе они не совпадают вполне с понятиями. Наоборот, схема чистого понятия рассудка есть нечто такое, что не может быть переведено ни в какой образ, но представляет собою только чистый, выражающий категорию синтез сообразно правилу единства согласно понятиям вообще, и есть трансцендентальный продукт способности воображения, составляющий определение внутреннего чувства вообще, согласно условиям его формы (времени), в отношении всех представлений, поскольку они должны a priori соединяться в одном понятии сообразно единству апперцепции». Ясно, что в понятии схемы содержатся моменты 1) понятия («синтез сообразно правилу единства»), 2) интуитивности («как бы монограмма чистой способности воображения a priori»), 3) хотя и без-образности («не может быть переведено ни в какой образ»), 4) т.е. идеальности («трансцендентальный продукт способности воображения»). Разве это не интеллектуальная интуиция и разве не об этом говорит Платон в «Филебе»? «Сущее, называемое всегдашним, состоит из одного и многого, и ему прирожденны – предел и беспредельность. Поэтому мы, украшенные такими приобретениями, каждый раз бываем настроены искать все одной идеи всего и полагать, что найдем ее, так как она там есть. Поняв же ее, мы потом смотрим, нет ли в ней одной как-нибудь, двух, а не то трех, или какого-либо другого числа, и с каждою единицею этих чисел поступаем опять таким же образом, до тех пор, пока того первоначального одного не усмотрим не только как одно и многое и беспредельное, но и как количественное. Идею же беспредельного мы к множеству не прилагаем, пока не пересмотрим все ее число, и это число не поставим между беспредельным и единым. Тогда-то уже каждой единице всего позволяем мы занять место в беспредельном» (Phileb.16 de). Замените ̉άπειρον– пространством и временем, πέρας – категорией рассудка, α̉ριθμός –«схемой», и у вас получится из Платоновской концепции числа Кантовское учение о «схеме». «Схема» – так же есть определенное логическое (по закону единства) ознаменование чувственности, как и число у Платона – среднее между пределом и беспредельным».

Добавлено (16.04.2013, 12:33)
---------------------------------------------
А.Ф. Лосев «ЭМПИРИЗМ И НАУКА». http://credonew.ru/content/view/783/44/


Сообщение отредактировал onomatodox - Вторник, 16.04.2013, 12:35
 
СБДата: Среда, 17.04.2013, 12:14 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Полностью согласен с анализом А.Ф. Лосева.
Уточнил бы для заинтересовавшихся, во избежание недоразумений:
А.Ф. Лосев: "...у вас получится из Платоновской концепции числа Кантовское учение о «схеме»."
Именно учение о схеме, но еще не кантовский трансцендентализм. Трансцендентализм сложнее и требует иного анализа.
 
СБДата: Воскресенье, 21.04.2013, 01:49 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья 2. Критика гносеологического клише «познание начинается с опыта».

40 лет читаю Канта, 40 лет размышляю над Кантовской фразой «всякое наше познание начинается с опыта». И чем дальше над ней размышляю, тем больше (при всей ее частной правильности) убеждаюсь в ее абстрактности и ограниченности.
Когда человек рождается, тогда появляется на свет некое единое, уникальное бытие-сознание. У него разные наименования, но суть одна – примерна та, какую Гуссерль называл «жизненным миром». Есть некий единый поток жизненного мира, равно человеческого бытия, который не прекращается от рождения человека до смерти.
И вот я смею утверждать, что познание начинается не с опыта, а с этого единого уникального бытия. Ибо до этого бытия для человека еще ничего нет (одно ничто), а после него уже ничего нет (одна смерть).

Конечно, такое нерасчлененное «бытие-сознание-жизненный-мир» не может долго оставаться в своей недифференцированности и люди и философы пытаются его дифференцировать, различая в нем какие-то части.
Одни выделяют в этом бытии ощущения. И говорят тогда: познание начинается с ощущений. И действительно в познании ребенка присутствует познание ощущений: он познает холодное, горячее, светлое, красное, громкое, мягкое, теплое. Но даже по Канту это еще не опыт, так эти ощущения еще не упорядочены, а процесс познания уже пошел.

Другие выделяют вещи. Но познание вещей начинается всяко не с опыта, а прежде всего со слов-поучений мамы и папы: это зайчик (когда еще ребенок увидит и начнет познавать зайца, одному Богу известно, но слово услышал), это колобок (когда ребенок еще узнает как пекут колобки и что колобки не разговаривают, но сказку о колобке уже услышал) и так далее: это слон, это кораблик, это трактор, это мячик, это липа, это береза – и никаких опытных ни зоологических, ни ботанических, ни химических и прочих познаний. Одни слова, потоки слов. Так что со всей определенностью можно сказать, что всякое познание начинается со слов.

В школе ребенок начинает изучать науки. Кто–то скажет с опыта. Да что вы? Со слушания преподавателей разных дисциплин и чтения учебников. Т.е. с узнания чужих знаний. Очень редкие дети приобщаются хотя бы к основам научной деятельности. Много лет я участвую в работе Школы научного роста в нашем городе и могу констатировать мизерность опыта и абсолютное господство узнаний и подражательства взрослым. Так что вполне приемлема фраза (и тут я присоединяюсь к ономатодоксу): всякое наше познание начинается не с опыта, а с обучения.

Помимо этого в детско-юношеский ум сплошным потоком идут всевозможные обыденные, культурные, этические, социальные, политические мнения и знания, среди которых преобладают мнения массового сознания, граничащие с предрассудками, заблуждениями, симулякрами, превращенными формами, фикциями, иллюзиями и прочая и прочая, так что, согласно Пармениду, всё наше познания начинается не с опыта, а с далеких от истины мнений, но целью своей имеет – очищение этих мнений от предрассудков и лжи и приближение к истине. Если наше познание начиналось бы с опыта, то оно тут же бы и заканчивалось, поскольку двигаться ему было бы дальше некуда.

В обучении и усвоении чужих мнений человек, помимо прочего, усваивает и какие-то априорные формы, свойственные формальнологическому и категориальному мышлению и их конструкциям. А потом на основании приобретенных априорных форм начинает упорядочивать и свою познавательную деятельность. Так что в этом смысле поддерживаю вопрошание Калинина, что познание может начинаться и с априорных форм.

Теперь самое интересное. Итак, даже небольшой анализ показывает, что простые люди, а особенно философы, направляя свой рефлексивный взор на недифференцированный поток своего бытия-сознания начинают дифференцировать в нем различные гносеологические элементы, как то: ощущения, восприятия, представления, воображения, созерцания, понятия, идеи, знания, истины, суждения, умозаключения, априорные формы, дедукцию, индукцию, чувство, рассудок, разум, душу, дух, мудрость, логос и т.д. и т.п.
Что это за элементы? Ведь это не вещи, не объекты, не предметы, не феномены и т.п. А человек ведь их тоже познает, он познает и вполне может отличить, скажем, созерцание от понятия, а ощущение от силлогизма, чувство от рассудка. Это познание является, строго говоря, гносеологическим, а такие гносеологические знания-дифференциации я в свое время предложил называть гносемами.
В этом смысле я бы сказал, что всякое познание начинается с гносем. Пока человек не определит для себя, что есть гносема «познание», что есть гносема «знание», что есть гносема «чувство», что есть гносема «ложь», что есть гносема-интенция «надо познавать, чтобы отделить от мнения истину», он ни к какому познании и приступить-то не сможет. Как человек, не знающий ни одной шахматной фигуры и их ходов, даже одного хода в шахматах не сделает.

Больше того, даже у профессиональных ученых познание какой-либо проблемы начинается не с опыта, а с теоретической гипотезы. Они сначала выдвигают некую гипотезу, концепт, а затем уже обращаются к опыту для проверки истинности или ложности данной гипотезы. Если бы их познание начиналось с опыта, то тоже тут же бы и заканчивалось, так как сразу подтверждало сказанное.

Итак, у кого начинается познание с опыта? У того, кто уже ПОЗНАЛ определенные чувственные ощущения и восприятия. У того, кто ПОЗНАЛ, что существует рассудок и как им пользоваться. У того, кто может отличить в рассудке априорные формы и умеет прикладывать их к чувственному и тривиально-рассудочному материалу. Больше того, кто ОБУЧЕН синтезу чувственных восприятий и рассудочных (в том числе априорных) форм, ведь, по Канту, опыт – это синтез чувственности и рассудка.
Вот только такое познание начинается с опыта, но ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ НАШЕ познание с опыта не начинается, поскольку (надеюсь я это показал) либо предшествует опытному познанию, либо существует относительно независимо от опыта (понятого в кантовском духе).


Сообщение отредактировал СБ - Воскресенье, 21.04.2013, 02:04
 
mikeuraДата: Воскресенье, 21.04.2013, 04:49 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 880
Репутация: 58
Статус: Offline
Все эти рассуждения кажутся правильными, но не учитывают специфики КЧР. А специфика КЧР состоит в том, чтобы объяснить не обыденный опыт, а опыт научный, имеющий характеристики необходимости и всеобщности (по Канту). И поэтому, когда Кант рассуждает о познании, то парадигмой для него является научное познание. Более того, - это и есть СОБСТВЕННО познание, так как ведет не к мнению, но к истине (Кант в этом уверен). Сергей же Алексеевич описывает различные способы получения МНЕНИЙ. Нужны ли для получения МНЕНИЙ какие-либо познавательные усилия? Нужны. Но приобретение МНЕНИЙ, - это не то, что интересует Канта. Он задает себе вопрос, - откуда у нас берутся ЗНАНИЯ? То есть почему те или или иные положения приобретают необходимый и всеобщий характер? А здесь ответ один, - к подобным положениям мы можем придти только на основе ОПЫТА. Поэтому всякое наше познание начинается с опыта, а приобретать мнения мы можем самыми различными путями.
 
СБДата: Воскресенье, 21.04.2013, 19:38 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
to mikeura

О специфике КЧР высказывался неоднократно.
Величайшая заслуга Канта - в открытии и культивировании трансцендентального метода.
И если мы хотим не просто читать Канта, а познать, что такое трансцендентальный метод и научиться им пользоваться, то вопрос Вам: с чего начинается познание трансцендентального метода?
Первое, что обнаруживается в опыте познания трансцендентального метода, - то, что его познание начинается у всех с чтения трудов Канта и уяснения самой идеи трансцендентального метода, и лишь затем - с попытки (опыта) его приложения в каких-либо других сферах познания. Но чтение классиков не есть опыт, такого у Канта не прочитаете.
Так с чего начинается наше познание трансцендентального метода?..
 
mikeuraДата: Воскресенье, 21.04.2013, 21:36 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 880
Репутация: 58
Статус: Offline
но я вовсе не занимаюсь познанием трансцендентального метода

Сообщение отредактировал mikeura - Воскресенье, 21.04.2013, 22:33
 
СБДата: Понедельник, 22.04.2013, 14:36 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Михаил, получается не совсем понятно (и даже не серьезно для научного форума).
Я прямо заявляю, что всю жизнь занимаюсь метафизическим познанием и в рамках его - познанием философии Канта вообще и трансцендентального метода в частности. В рамках моих познаний высказываю какие-то суждения. Вы имеете право с ними не соглашаться и иметь свои суждения. Но если Вы при этом говорите, что не занимаетесь философским и метафизическим познанием, то как квалифицировать прикажете весь Ваш критический сказ?..
 
mikeuraДата: Понедельник, 22.04.2013, 16:23 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 880
Репутация: 58
Статус: Offline
Ну я просто КЧР читаю, пытаюсь понять автора .....
 
СБДата: Вторник, 23.04.2013, 12:16 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Самые первые слова, с которых я начинаю все мои курсы и лекции по философии (точнее, по передаче моего опыта философствования) звучат так.
В философии просто читать тексты невозможно. Философское чтение кардинально отличается от литературного и обыденного чтения. Человек просто читающий философские тексты не имеет никакого отношения к философии.
Следовательно, Вы так заявляя, либо просто блефуете, на самом деле занимаясь историко-философским исследованием КЧР.
Либо напрочь избегаете саморефлексий по поводу собственной философско-познавательной деятельности.
И то, и то (блеф и отсутствие саморефлексивности) в философии не приветствуется.
 
mikeuraДата: Вторник, 23.04.2013, 12:30 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 880
Репутация: 58
Статус: Offline
вот Вы на меня зачем-то всякие ярлыки навешиваете. Моя же идея проста, - в идеале надо относиться к мыслителю как к собеседнику. То есть ПРОСТО читать и размышлять над прочитанным, пытаться вступить с ним в мысленный диалог ....
 
СБДата: Вторник, 23.04.2013, 12:39 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Михаил никаких ярлыков. Я и пытаюсь вступить с Вами в диалог, написал две больших статьи в этой теме. Жду по ним со-беседования...
 
mikeuraДата: Вторник, 23.04.2013, 12:44 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 880
Репутация: 58
Статус: Offline
Ну так я согласен со всем, что Вы написали. Только считаю, что Кант, решая очень серьезные стоящие перед ним задачи намеренно ужесточил терминологию и это надо учитывать.
 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентализм как тип философствования (2) » Эмпирический идеализм (2.11)
Страница 1 из 11
Поиск:


Работа форума поддержана грантом РГНФ № 12–03–00503
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz