Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 22.05.2017, 20:12

Современный трансцендентализм

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: SergKatrechko, СБ 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентализм как тип философствования (2) » Предпосылки трансцендентальной философии Канта (2.2)
Предпосылки трансцендентальной философии Канта (2.2)
СБДата: Суббота, 12.12.2009, 09:15 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Философия И.Канта возникла не на пустом месте, поэтому представляет определенный интерес рассмотрение ее философских предпосылок.
 
СБДата: Суббота, 12.12.2009, 09:15 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья первая. Исходные понятия

Разговор о трансцендентальности уместно начать с этимологии латинских слов.
Прилагательное transcendens имеет значение – превосходящий, переходящий.
Приставка trans означает: при оттенках движения – через, за, на другую сторону, при оттенках покоя – по ту сторону или на той стороне, за.
Глагол – transcendo (transcando) – переходить, перебираться, переступать (через определенную границу, попадая на другую от нее сторону).
Корневое слово scando – восходить, подниматься, достигать, в переносном значении возвращаться. В результате, действительно, получается: transcendo – не просто восходить, а пере-восходить, а если даже и возвращаться, то не просто обратно, а опускаясь еще дальше, в запредельную глубь.
Еще одна интересная нюансировка: существительное scena (scaena) – сцена, наружный вид, наружная сторона. Тогда в transcendo слышится переход от наружной, видимой стороны за кулисы. Выражение in scena esse означает быть заметным. Отсюда по аналогии можно сказать in transcena esse – быть скрытым, потаенным, запредельным.
Термин transcendens употреблялся в средневековой философии в двух модусах transcendent и transcendental как то, что превосходит всякий опыт (сцену, арену опыта), а так же как всё, что не включено в сознание познающего, т.е. находится по ту сторону сознания (за кулисами сознания).

А что по сю сторону? Что составляет наружную видимость сцены бытия? По сю сторону располагается нечто имманентное – immanens, т.е. остающееся внутри границ бытия, опыта, сознания.
Глагол maneo – оставаться, сохраняться, удерживать за собой место, пребывать. Отсюда manentia (маненция) – постоянство и незыблемость (видимости внутри-границ-бытия). Удержание этого пребывания внутри маненции как раз и имеет статус имманентного. Как философский термин «имманентное» означает остающееся внутри границ возможного опыта или присущее предмету по самой его внутренней природе.
Имманентное, будучи субстанциализировано до самобытной философской сущности, превращается в имманенцию. Аналогично то, что за границами имманенции, или transcendens, метафизически субстанциализируется в transcendentia – трансценденцию. В итоге можно сказать, что имманенция наделяет свои модусы качествами имманентного, а трансценденция – качествами либо трансцендентного, либо трансцендентального (подробнее об этом в ст.2).

Существуют переходы из имманенции в трансценденцию, как впрочем и обратно. Существительное transcensus (трансцензус) хорошо это передает, оно означает восхождение, хотя и просто переезд, переправу, переход (через границу – туда, сюда, обратно).
Философская терминология детализирует эти переходы. Переход из имманенции в трансценденцию называется трансцендированием. Под этот термин подпадают и переходы внутри трансценденции: из трансцендентного в трансцендентальное и из трансцендентального в трансцендентное. А обратный переход из трансценденции в имманенцию называется имманентизацией.
В результате термин «трансцензус» обретает метафизическую точность. Под трансцензусом понимается строго определенная совокупность переходов трансцендирования и имманентизации с возвращением в исходную точку.

Для начала достаточно. Далее напрашивается переход к анализу кантовского понимания трансцендентальности, которое ничуть не противоречит исходным словесно-терминологическим смыслам, но существенно дополняет их в части метафизического проникновения в природу трансценденции.

 
СБДата: Суббота, 12.12.2009, 09:15 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья вторая. Проблема трансценденталий

Прежде чем приступить непосредственно к концепции Канта, надо прояснить два момента. Во-первых, задать ключ к различению понятий трансцендентального и трансцендентного и, во-вторых, хотя бы с высоты птичьего полета обозреть, а что же было до Канта? ответом на какие проблемы явился его трансцендентализм?

Я полагаю, что ключом к различению понятий трансцендентального и трансцендентного является оппозиция категорий «содержание – форма». Этот мой взгляд соответствует и подходу С.Катречко, который выделяет в любом знаке содержательную и формальную стороны, увязывая при этом понятие трансцендентальности с формальной стороной.
Я же, опираясь на аристотелевский принцип гилеморфизма, беру еще шире: не просто знак, а любой модус имманенции имеет содержание и форму. А поскольку за пределами имманенции располагается трансценденция (ст.1), то это неизбежно переносится и на содержание, и на форму.
Аксиоматические определения таковы: то, что касается запредельного содержания, имеет статус трансцендентного, а то, что касается запредельной формы, имеет статус трансцендентального.

Теперь о предпосылке кантовского трансцендентализма.
Средневековая философия высветила проблему трансценденталий. Трансценденталиями назвали некие суперуниверсальные категории, такие, которые превосходят не только обычные понятия и категории, но в принципе даже понятийный разум вообще, выходя по ту сторону имманентного мышления к самому сущему, или бытию.
Собственно, к трансценденталиям традиция относит всего три категории: единое (unum), истинное (verum) и благое (bonum). Фома Аквинский причислял к ним еще три: вещь (res), нечто (aliquid), сущее (ens). Что касается последней, то если уж единое, истинное и благое выражают природу сущего, то категории «сущее» сам Бог велел быть главной трансценденталией. Дунс Скот относил к трансценденталиям еще ряд категорий, в том числе мудрость. В русской философии трансценденталиями, по сути, являются члены извечной триады «добро – истина – красота». Как видно, две первых совпадают с западноевропейскими трансценденталиями, а красота замещает единое. Э.Корет в книге «Основы метафизики» среди современных мыслителей отмечает И.Б.Лотце, который добавляет к традиционным трансценденталиям святость и ту же красоту (5.5.2). Для сравнения могу привести и мою схему, состоящую из шести трансценденталий: мудрость (Дунс Скот), форма (Аристотель), понятие, благо (bonum), истина (verum), бытие (Парменид).

Нет надобности открывать спор о количестве трансценденталий. Сейчас важно уяснить их качества и свойства, обеспечившие им такой исключительный статус.
Одно из главных свойств трансценденталии – ее обратимость. Если мы говорим: «Сущее есть истинное» или «Бог есть благое», то тотчас верно и обратное: «Истинное есть сущее» и «Благое есть Бог». Это говорит о том, что все трансценденталии изоморфны целому (сущему, или бытию, или Богу – в зависимости от философской системы конкретного мыслителя) и, следовательно, друг другу. По сути, все трансценденталии представляют одно и то же, поэтому нельзя говорить, что Бог (сущее), с одной стороны, единое, с другой – благое, а с третьей – истина. Он весь и единое, весь и благое, весь и истина.
Таким образом, вот суть: через трансценденталии актуализируется и реализуется бытие сущего. В самом деле, через что же ему еще реализоваться и где осуществляться, как не через собственные самоопределения?
Приведу примеры. Говоря о трансценденталии сущего, Дунс Скот, писал: «…Это понятие виртуально включает больше, чем прочие понятия, которые мы можем образовать» (http://antology.rchgi.spb.ru/Joh_Duns_Scotus/scotus_9.htm#d). Ему вторит Э.Корет: «Понятие сущего принципиально отличается от других всеобщих понятий тем, что оно есть трансцендентное понятие. Уже Аристотель осознавал, что… данное понятие не ограничено ни одной из «категорий» (наивысшие родовые понятия, suprema genera), а превосходит и обнимает все, т.е. высказываемо обо всем… Это понятие, которое принципиально превосходит все границы, и в этом смысле оно есть трансцендентное понятие…» (2.4.2).

Однако, несмотря на то, что трансценденталии репрезентируют бытие как таковое и в них «само бытие истолковывает себя нашему его пониманию» (Э.Корет, 5.5.2), они предстают и видятся на экране сознания как имманентные данности (толкования). И разнятся-то они между собой благодаря терминологическому и понятийному оформлению, в которое наш разум их облачает. Следовательно, всегда имеется опасность принять эту имманентную данность за само сущее.
Даже в этом кратком обзоре я не смог избежать сбивки: разговор о трансценденталиях эквилибрирует между категориями и сущим. Получается, если постоянно не поверять бытие трансценденталий методологическим критерием отличения одного от другого, то очень легко попасть в ловушку: сказал нечто, подумал нечто – и тотчас объявил это реальностью, сущим, бытием, и, возможно, объявил реальной фикцию.
В этом заключается слабое место средневековой концепции. В ней не делалось различие между формой трансценденталии и ее содержанием. Тем самым негласно предполагалось, что любое имманентное содержание трансценденталии практически не отличается от трансцендентально-трансцендентного сущего.

Заслуга Канта как раз в том и состоит, что он первым обратил внимание на эту ловушку и попытался предохраниться от нее.
Во-первых, он четко зафиксировал отличие трансцендентного содержания от трансцендентальной формы.
Во-вторых, направил весь свой критический запал на то, чтобы развенчать претензии трансцендентного содержания на равенство сущему. Отсюда его известное негативное отношение к понятию трансцендентного: «…Трансцендентные идеи имеют чисто умопостигаемый предмет, и допускать его как совершенно неизвестный трансцендентальный объект [читай: трансценденталию сущего, изоморфную сущему – С.Б.], конечно, позволительно; но для того чтобы мыслить его как вещь… мы не имеем никаких оснований… и никакого оправдания для такого допущения; поэтому такой предмет есть лишь пустое порождение мысли» (КЧР, М., 1994, с.345). Хотя при этом он вполне понимал, что преодолеть соблазн трансцендентности до конца невозможно: «Трансцендентальная диалектика довольствуется тем, что вскрывает видимость трансцендентных суждений и вместе с тем предохраняет нас от ее обмана. Но она никогда не добьется того, чтобы эта видимость совсем исчезла… и перестала быть видимостью. Ведь мы имеем дело здесь с естественной и неизбежной иллюзией, которая, сама опираясь на субъективные основоположения, выдает их за объективные…» (КЧР, с.217).
В-третьих, Кант не только развил критическую, но разработал и позитивную методологию, которая получила название трансцендентального метода. Суть его – в переносе анализа с трансцендентного содержания на трансцендентальные формы (виды, способы, способности) сознания, познания, разума (это и С.Катречко постоянно отмечает). Важно не то, сколько трансценденталий и какова их предметность, а то каковы реальные – трансцендентальные – механизмы, обеспечивающие функционирование этих и им подобных категорий, понятий, идей, феноменов.

На этом и Э.Корет концентрирует внимание: «Все-таки возникает вопрос, не являются ли эти определения бытия [трансценденталии – С.Б.] также трансцендентальными в узком смысле (согласно Канту), т.е. не априорные ли это условия нашего отношения к сущему, никак иначе не обнаруживаемые. Как трансценденция бытия, нашедшая выражение в логически трансцендентном понятии бытия и оказавшаяся трансцендентальным условием вопрошания, так и дальнейшие определения бытия оказываются трансцендентальными условиями возможности нашего отношения к сущему» (5.1.1).
Можно сказать, всё учение Канта является ответом на данный вопрос: трансценденталии и им подобные понятийно-феноменальные образования являются трансцендентальными формами, которые имманентизируясь, детерминируют и порождают все богатство бытия, сознания, познания, разума (ст.1). В трансцендентальных образованиях важно не содержание (не то, чтó кто-то о них и в них думает), а форма, которая обеспечивает их актуализацию и бытийствование.

Подводя итог, нельзя не отметить, что в противовес средневековой традиции, непомерно абсолютизирующей трансцендентное бытие, Кант грешит другой крайностью – нивелированием трансцендентной реальности. Тем не менее, в области изучения трансцендентальной реальности как таковой он был первооткрывателем и вклад его в мировую философскую мысль непереоценим.
Таким образом, именно разрешение гносеологических противоречий внутри трансцендентенталийной проблематики привело Канта к четкому отграничению мнимо-трансцендентного смысла от объективно-трансцендентальной формы, что дало колоссальный толчок развитию мировой философии.
В следующих статьях я постараюсь последовать за Кантом в его исследованиях (естественно, в русле нашей дискуссии).

 
Чалдон-в-пимахДата: Суббота, 12.12.2009, 09:16 | Сообщение # 4
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
Важно не то, сколько трансценденталий и какова их предметность, а то, каковы реальные – трансцендентальные – механизмы, обеспечивающие функционирование этих и им подобных категорий, понятий, идей, феноменов.
Действие указанных механизмов на конкретных примерах показать можете?
_________________
Николай Чернокульский


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
СБДата: Суббота, 12.12.2009, 09:16 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Николай Чернокульский:
Действие механизмов трансценденталий на конкретных примерах показать можете?

Сергей Борчиков:
Попробую.
Например, берем три традиционных трансценденталии: единое, истинное, благое. И пытаемся понять, почему их именно три?
Можно применить трансцендентный метод объяснения (а la схоластика) и пояснить, что каждая из них связана с ипостасью Бога: единое – от Бога Отца (как всеединящего начала), благое – от Бога Сына (он говорил: «Я есмь Истина»), благое – от Духа Святого (как наисовершеннейшей благости).
А можно применить трансцендентальный анализ (а la Кант) и, отвлекаясь от трансцендентного содержания, посмотреть, какие способности и формы нашего сознания и мышления обеспечивают деление первокатегории «сущее» (=«Бог», =«бытие», в данном случае не важно) на три равномощных категории.
Сейчас нет возможности проводить этот анализ, он уведет нас далеко от темы форума (хотя, впрочем, почему далеко, может быть, он подведет нас к анализу трансцендентальных закономерностей математического метода). Приведу лишь одно, на мой взгляд, трансцендентальное объяснение.
Категории суперуниварсального порядка имеют мощность актуальной бесконечности. А Г.Кантор доказал, что мощности различно упорядоченных подмножеств внутри какого-либо актуально бесконечного множества имеют ту же мощность. Например, мощность ряда четных чисел, мощность ряда нечетных чисел, мощность ряда чисел, делящихся на пять, и т.д. – все равны мощности счетного ряда чисел, т.е. алеф-ноль. Поэтому нет ничего удивительного в том, что каждая трасценденталия выражает всё актуально бесконечное сущее. Кстати, отсюда следует, что и число их может быть больше трех (шесть), к чему уже Фома Аквинский пришел, а Дунс Скот склонялся уже к еще большему их количеству. Правда, только Спиноза геометрически доказал, что трансценденталий (=атрибутов субстанции) – бесконечное множество.
Таким образом, всё зависит от априорной метафизической установки философа.
Тогда в теме форума остается очень интересный (во всяком случае для меня) вопрос: а сама эта метафизическая априорная установка является трансцендентной, трансцендентальной, имманентной или нейтральной (т.е. никакой, как сказал С.Катречко)?

 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 14.12.2009, 03:22 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Посмотри пожалуйста § 12 КЧР (цитирую его ниже с моими вставками и подчеркиванием):

"В трансцендентальной философии древних есть еще один раздел, содержащий чистые рассудочные понятия, которые, хотя они и не причисляются к категориям, тем не менее должны быть, по их мнению, приложимы к предметам как априорные понятия; в таком случае они должны были бы увеличить собой число категорий, что невозможно. Эти понятия даны в известном положении схоластиков: quodlibet ens est unum, verum, bonum (соответственно, трансценденталии единства, истины, добра (совершенства) - К.С.). Хотя применение этого принципа, поскольку из него делались выводы (не содержавшие ничего, кроме тавтологии), было неудачным, так что в новейшее время метафизики обычно выставляют его почти только ради чести, тем не менее мысль, сохранявшаяся столь долгое время, какой бы пустой она ни казалась, заслуживает того, чтобы исследовали ее происхождение, и дает повод предполагать, что в основе ее лежит какое-то правило рассудка, которое, как это часто случается, только ложно истолковывалось. Эти мнимотрансцендентальные предикаты вещей суть не что иное, как логические требования и критерии всякого знания о вещах вообще; в основу знания они полагают категории количества, а именно: единство, множественность и целокупность; но они должны, собственно, рассматриваться с точки зрения содержания как принадлежащие к возможности самих вещей, между тем как на деле ими пользовались только в формальном значении как принадлежащими к числу логических требований в отношении всякого знания и в то же время неосмотрительно превращали эти критерии мышления в свойства вещей самих по себе. В самом деле, в каждом познании объекта имеется единство понятия, которое можно назвать качественным единством, поскольку под ним подразумевается лишь единство сочетания многообразного в знаниях, каково, например, единство темы в драматическом произведении, в разговоре, сказке. Во-вторых, [в каждом познании объекта есть] истина в отношении следствий. Чем больше имеется истинных следствий из данного понятия, тем больше признаков его объективной реальности. Это можно было бы назвать качественной множественностью признаков, относящихся к одному понятию как общему основанию (а не мыслимых в нем как количество). Наконец, в-третьих, в каждом познании объекта есть совершенство, состоящее в том, что эта множественность в целом сводится обратно к единству понятия и полностью согласуется только с понятием; это можно назвать качественной полнотой (целокупностью). Отсюда ясно, что три категории количества, в которых единство дóлжно считать сплошь однородным при произведении определенного количества (Quantum), здесь видоизменены этими логическими критериями возможности познания вообще посредством качества познания как принципа только в отношении сочетания также и неоднородных частей знания в одном сознании. Так, критерием возможности понятия (а не объекта его) служит дефиниция, в которой для построения целого понятия необходимы единство понятия, истинность всего того, что прежде всего может быть выведено из него, наконец, полнота того, что может быть извлечено из него; точно так же критерием гипотезы служит понятность принятого основания для объяснения или единство его (без вспомогательной гипотезы), истинность (соответствие друг с другом и с опытом) выводимых отсюда следствий, и, наконец, полнота основания для объяснения следствий, которые указывают только на то, чтó допущено в гипотезе, и согласуются с ней, представляя аналитически а posteriori то, что мыслилось синтетически а priori. Таким образом, понятия единства, истинности и совершенства вовсе не дополняют трансцендентальную таблицу категорий, как если бы она была недостаточной; они лишь подводят способ применения категорий под общие логические правила соответствия знания с самим собой, причем отношение этих понятий к объектам остается совершенно в стороне".

По-моему, очевидно, что Кант отвергает схоластические трансценденталии (в частности, Дунса Скота) как мнимотрансцендентальные. Т.е. это лишь логические, а не трансцендентальные "предикаты". Поэтому сближать трансценденталии схоластики и Канта не совсем корректно. Тем самым нужно проводить различие не только между эмпирическим (содержательным) и трансцендентальным (формальным), но и внутри формального, между логическим и трансцендентальным (общая и трансцендентальная логика): трансцендентальное как бы занимает среднее положение между содержательным и формальным...

С другой стороны (обрати внимание!), это похоже на развиваемую тобой концепцию качественного множества.

К сожалению, пока вынужден ограничиться этим, а более подробный комментарий оставить на потом. Но этот фрагмент Канта - достаточно богатая пища для дальнейшего осмысления кантовского "трансцендентали".

КС

 
СБДата: Понедельник, 14.12.2009, 16:44 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Quote (SergKatrechko)
Поэтому сближать трансценденталии схоластики и Канта не совсем корректно.

1) Сергей, я сближаю = сравниваю стили мышления схоластов и Канта. И Кант и схоласты искали первоосновы вещей, выходя за пределы опыта и категорий рассудка, по латыни – трансцендируя, т.е. выходя к трансценденции. Поэтому правомочно их сравнивать.
2) Схоласты в результате вышли на понятие трансценденталий. Трансценденталии – это суперуниверсальные категории, имеющие трансцендентальную форму и трансцендентное содержание. Кант в свою очередь доказал иллюзорность, фиктивность тренсцендентного содержания и в силу этого назвал трансценденталии мнимыми. С этим мы с тобой оба не спорим.
Но если бы не было трансценденталий, мнимость которых он вскрыл, то как бы он вышел на истину – трансцендентальную форму. Следовательно, проблема универсалий явилась предпосылкой кантовской философии. Возможно, у кантовской философии другая предпосылка, но тогда хотелось бы о ней услышать. А пока за неимением другого остаюсь при своем мнении.
3) Что изначально обнаружили схоласты. Они обнаружил, что в философии стали появляться категории, которые не вписываются в знаменитую сетку 10 категорий Аристотеля (отсюда, кстати, изначальное название трансценденаталий как выходящих за пределы аристотелевских категорий, которое неизбежно переросло это наименование). А разве Кант поступает не так же? Он вводит сетку из 12 категорий, при этом осознанно оговаривая, что расходится с Аристотелем (КЧР, С.86). Пример заразителен.
4) Но когда Кант начал анализ трансценденталий, то не нашел ничего лучше, как поступить традиционно (по аристотелевски) и свести трансценденталии к трем из своих категорий (единству, множеству, целокупности).
Сам по себе анализ потрясающий! В нем большой эвристический потенциал, в том числе в нем, действительно, содержатся первоинтуиции качественного множества (к слову, я их нашел и у Фомы Аквинского даже).
Но Кант нарушает главное качество трансценденталий – они превыше любых (и аристотелевских, и кантовских, и прочих каких бы то ни было) категорий. Потому что трансцендентальная форма – не категория.
Вопрос на засыпку: а вот у самого Канта его понятие или категория «Трансцендентальность» – категория, понятие, идея или что-то другое?

Так что при всей разности при сравнении видится очень много схожего и историософски тянущегося через века, эпохи и персоналии.

 
SergKatrechkoДата: Среда, 16.12.2009, 19:48 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Quote
Возможно, у кантовской философии другая предпосылка, но тогда хотелось бы о ней услышать.

Я уже писал об этом в ветке посвященной трансц.философии Канта. Таковым является опыт (и его анализ).

Кант - минималист, а схоласты - метафизики/максималисты. Замечу, что Кант не вводит трансценденталии (как что-то превышающее категории; говорить так - искажать мысль Канта), хотя категории как чистые понятия рассудка у него есть.

Минимализм Канта в том, что опыт нельзя объяснить/считать лишь эмпирически, в составе опытного знания (каковым является наука) есть априорное (формы чувственности, категории, суждения). Трансцендентализм (Канта) выступает как обоснование феномена априорного (в двух смыслах: и как не-опытного, и как всеобще-необходимого) в составе опыта. И при этом нам надо минимизировать расширение сферы опыта. Т.е. изначальная установка Канта совсем другая, отличная от схоластов: идем не от Бога, а от (эмпирического) опыта.

"Выводить" Канта из схоластики - (для меня) принципиально неправильно. Кант - философ НОВОГО времени (которое поэтому и называется новым, как порывающим со схоластикой). Его исток и начало - декартовское cogito.

В этом смысле противо-трансцендентальным (в кантовском смысле) являются и твои множественные штудии (в частности, примеры в прошлом сообщ.). Это не означает, что они неверны или невозможны, но это "чистая" метафизика, т.е. восхождение в область идеального-метафизического, или в область трансцендентного (по Канту), прямого доступа к которым у конечного дискурсивного рассудка человека нет (он находится в сфере опыта, в сфере явлений). И поэтому такого рода - метафизические - процедуры запрещены (опять-таки, по Канту).

Общее (методологическое) замечание. Гегель как-то различал имманентную (внутреннюю) и внешнюю критику. В этом смысле, как мне кажется, ты занимаешь по отношению к Канту "внешнюю" позицию, т.е. смотришь на него и его учение с точки зрения схоластики (или, м.б. с точки зрения русском философии). Конечно, при этом можно что-то увидеть, определенное сходство и близость. Но будет ли при этом сохранен дух кантовского подхода, его критическое отношение к метафизическому наследию прошлого?

Кстати, вчера в книжном наткнулся на книгу А.Н.Круглова "Восприятие Канта в России" (название примерное). Там, в частности, есть глава о развитии трансцендентализма в русской мысли, достаточно любопытная (как мне показалось при беглом просмотре + оказывается у Круглова в 2000 вышла книга "Трансцендентализм в философии").

Одно впечатление, имеющее отношение к теме нашего форума: термин трансцендентальный, по Круглову, встречается у Вольфа (последователя Лейбница и непосредственного предшественника Канта), который говорит о трансцендентальной космологии как учении о не только нашем, но и других возможных мирах. Вот он изначальный (хотя и грубый) смысл кантовского трансцендентального: изменить/расширить модус рассмотрения (опыта), рассматривать не только данное конкретное/частное, точнее рассматривать его в свете того, что оно является одной из возможностей...

С уважением, КС

 
СБДата: Пятница, 18.12.2009, 15:48 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
СБ: Возможно, у кантовской философии другая предпосылка…
СК: Таковым является опыт (и его анализ).
СБ: Все-таки полагаю, что под историко-философскими предпосылками понимаются философские учения, направления и т.п. Вот если бы найти философию опыта до Канта (посмотреть бы повнимательнее на этот предмет «опытников» Роджера Бэкона, Роберта Гроссетеста, Френсиса Бэкона), тогда да, а так сам опыт есть даже у кошки с собакой, но к кантианству он у них не ведет.

СК. Замечу, что Кант не вводит трансценденталии (как что-то превышающее категории; говорить так – искажать мысль Канта), хотя категории как чистые понятия рассудка у него есть.
СБ: Но я об этом и не говорю. Трансценденталии введены задолго до Канта. Критикуя их мнимость, естественно, он их относит к чистым, рассудочным понятиям. В этом смысле предпосылкой являются не трансценденталии, а стиль философствования – искать в понятиях, категориях, трансценденталиях, феноменах сознания стоящие за ними трансцендентальные способы познания. Этим задолго до Канта занимались схоласты, поэтому я и причисляю их методологию к предпосылкам кантовской философии.

СК: Изначальная установка Канта совсем другая, отличная от схоластов: идем не от Бога, а от (эмпирического) опыта.
СБ: Согласен – похода от Бога у Канта нет. Но установка философской системы не есть еще предпосылка философствования.

СК: "Выводить" Канта из схоластики - (для меня) принципиально неправильно.
СБ: Для меня, наоборот, это очень и очень историософски правильно. В противном случае вся средневековая философия превращается в белое (черное) пятно и пугало для изучающих философию.

СК. Кант - философ НОВОГО времени (которое поэтому и называется новым, как порывающим со схоластикой). Его исток и начало - декартовское cogito.
СБ: Согласен. Декарт – это вторая предпосылка. Но сам Декарт даже терминологически вырастает из средневековой философии, конечно, добавляя к ней нечто новое. Пожалуй, в ближайших сообщениях постараюсь поговорить на эту тему.

СК: В этом смысле... и твои множественные штудии – "чистая" метафизика…. т.е. восхождение в область идеального-метафизического, или в область трансцендентного (по Канту), прямого доступа к которым у конечного дискурсивного рассудка человека нет (он находится в сфере опыта, в сфере явлений). И поэтому такого рода - метафизические - процедуры запрещены (опять-таки, по Канту).
СБ: Да. Я сознательно культивирую метафизическое философствование (помнится, мы – 7 человек – даже сборник выпустили «Метафизика как она есть»). Но считаю – не вопреки, а по примеру Канта. Сам Кант запрещать-то запрещал, но написал три «Критики», которые преспокойно улетают в чистейшие метафизические выси (понятно, не в схоластические, а в кантовские). Ведь его трактаты – не по физике (физических опытов там нет), не по биологии (биологических опытов Кант не ставил), не по истории (историческими опытами Кант в них не занимается), не говоря уже об опытах по сопромату, квантовой физике или космонавтике. Я бы даже сказал, что это не трактаты по психологии (лет двадцать контактирую с практическими школьными психологами и врачами-психиатрами, – никто Канта в своих практиках не использует, а когда я начинаю говорить о трансцендентальной апперцепции или отличии трансцендентного от трансцендентального, то для них это такая метафизическая «белиберда», что они только у виска крутят, – вот таковы реалии опыта людей с «конечным дискурсивным рассудком»).

СК. В этом смысле, как мне кажется, ты занимаешь по отношению к Канту "внешнюю" позицию…
СБ. Вопрос очень деликатный. Кратко мою историософскую позицию могу сформулировать так. Я убежденный сторонник абсолютного всеединства всех великих философов мира. Каждый из них занимает в мировой философии свое место. Я люблю мудрость каждого (фило-софия), в том числе несомненно и Канта. Но как родитель не может сказать, какое дитя он любит больше, так и для меня все они – ВНУТРЕННИЕ.
Тем не менее ты прав в том, что людям, которые влюблены в одного философа или культивируют одно философское направление, кажется, что своим вниманием к другим философам я становлюсь в позицию внешнюю к их любимцу.
Подобную ситуацию обнаружил в биографии Георга Кантора (математики уличали его за заигрывание с философскими категориями, философы чурались его математического метода, верующие поносили за кощунственные попытки отыскать математическую формулу Бога, и все вместе довели его до психологического срыва, после которого мир фактически потерял Кантора-мыслителя, а он был просто кристально чистым математиком-философом-теистом) и в биографии Владимира Соловьева (ученые обвиняли его за метафизические спекуляции, философы за мистическую составляющую, мистики и верующие за любовь к рациональному мышлению, поэты за ненужное философствование, а он был просто кристально органичным философом-поэтом-ученым-богословом).

СК: Но будет ли при этом сохранен дух кантовского подхода, его критическое
отношение к метафизическому наследию прошлого?
СБ: Вот это меня очень настораживает. Надо очень четко различать: 1) критическое отношение к отдельным понятиям, методам, решениям, подходам в иных философских системах и 2) критику, которая переносится на целые философские системы, направления и даже периоды в развитии мировой философии (вся мировая философия насчитывает 3000 лет, а средневековая – 1500, как можно критиковать ОПЫТ существования половины философии?). Если первая критика перерастает во вторую, то мы уходим с арены философских баталий на арену идеологических битвищ. Человечество это уже проходило: «Истинная философия начинается только с Маркса» (!?). Кстати, вспомним, что сами классики марксизма-ленинизма считали Канта своим источником и предпосылкой.
К слову, интересное вопрошание в духе Канта: какой опыт «конечного дискурсивного рассудка человека» позволяет ему иметь идеологические идеи-фикс (аналогичные трансцендентным идеям, критикуемым Кантом)?

С уважением
Сергей Боричков

 
ДмитрийДата: Пятница, 18.12.2009, 20:30 | Сообщение # 10
Генерал-полковник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 547
Репутация: 0
Статус: Offline
С своей стороны поддержу позицию Сергея Боричкова:

Без установления генетической связи философского учения Канта со средневековой и античной традицией невозможно претендовать на адекватное восприятие философии изучаемого нами философа. И уже после выяснения данной преемственности возможно говорить об отличиях.

 
SergKatrechkoДата: Пятница, 18.12.2009, 23:18 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Quote
СБ.: К слову, интересное вопрошание в духе Канта: какой опыт «конечного дискурсивного рассудка человека» позволяет ему иметь идеологические идеи-фикс (аналогичные трансцендентным идеям, критикуемым Кантом)?

Сергей! Неужели ты забыл о моей давней идее-фикс, высказанной и Ваших сборниках, и в журнале "Вопросы философии" - постулируемая Кантом "природная склонность к метафизике". И этого не избежать (по крайней мере, для вполне развитого разума, вышедшего из пеленок догматизма и пытающегося думать самому)! Поэтому Кант и развивает трансцендентализм (как критику метафизики), чтобы ограничить ее как деятельность нашего свободного воображения (фантазии), ограничить с помощью "критики" (или логики) рассудка. А идеал (для Канта), точнее гений - тот, кто гармонично сочетает "богатое" воображение и "скучный" (занудный, сухой) рассудок. Но для науки (или теории научного опыта), которой посвящена КЧР, - рассудок законодатель ("главный", главнее воображения).

1. Моя же общая претензия - не к тебе, а к тому, что ты приписываешь Канту (как мне кажется) того, чего у него нет. Философствуйте себе на здоровье - но при чем здесь Кант с его трансцендентализмом (ср. с моим призывом "давайте читать Канта!")? 2. Преемственность - хорошо, но почему Новое время называется новым? Причем (я уже упоминал об этом, с ссылкой на Хайдеггера) - именно Кант и порывает со старой схоластикой (в отличие от Декарта), создавая свой новый - трансцендентальный - язык (глоссарий). Трансцендентализм Канта и трансцендентализм Дунса Скота - это скорее экивок, омонимы, и не надо из общности имен дедуцировать общность/преемственность подходов (хотя это ни в коем случае не означает, что твоя философская - схоластическая (а, скорее, даже неоплатоническая) - позиция не имеет права на существования). 4. основной для трансцендентализма выступает линия: Декарт - Кант -Гуссерль (Витгенштейн (?), если И.Батура докажет это).

Всего доброго, КС

 
ДмитрийДата: Суббота, 19.12.2009, 16:28 | Сообщение # 12
Генерал-полковник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 547
Репутация: 0
Статус: Offline
Представляется, что новое время никак не сможет "порвать" со средневековьем, даже подвергая его сокрушительной критике, и Кант, как бы гениален он не был, не может создать некий совершенно новый и отличный от всего предыдущего язык или "глоссарий", поэтому естественно было бы искать некоторые предпосылки философского характера в средневековье и античности.
 
СБДата: Вторник, 22.12.2009, 10:37 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья шестая. Декарт как предпосылка Канта

Касательно предпосылок кантовской философии я предложил две гипотезы.
1) Первая предпосылка – схоластическая философия, естественно, не вся, а лишь трансцендирующий стиль мышления, позволяющий выходить на трансцендентальную реальность.
2) Вторая предпосылка – философия Декарта, увязывающая трансцендентальную реальность с реальностью Cogito.
Первую гипотезу поддержал Дмитрий и отверг С.Катречко, хотя вторую тоже поддержал. Тем не менее, я решил привести аргументацию в пользу второй гипотезы, поскольку это будет работать и на первую. Тем самым попытаюсь еще более четко обозначить то категориальное поле, на котором я разворачиваю понятие «трансцендентальности» (для сближения с полем С.Катречко).

I) Прежде всего надо отметить удивительное сальто мортале с центральными философскими понятиями, произошедшее на рубеже средневековья и нового времени, которое до сих пор путает головы новичкам в философии. Это сальто мортале отмечено многими исследователями. Приведу его на примере понятий, касающихся субъект-объектных отношений.
a) Античная философия дала миру схему дихотомического деления, пожалуй, ярче всего выраженную Аристотелем в формуле гилеморфизма: вещь = материя + форма. Материя здесь играет роль основы, которая оформляется в вещь, а форма – роль оформляющей силы, практически равной самой вещи. Это дало основание считать материю всего лишь потенцией вещи. В самом деле, из глины можно изготовить что угодно: горшок, кувшин, чашу и т.д., а вот только с формой горшка, кувшина, чаши вещь, собственно, и есть то, что она есть. Это, казалось бы, очевидное представление о материи как потенции уже не понятно современному человеку (не философу).

b) Средневековая философия дополнила данную диаду третьем элементом. Было установлено, что форма до того, как превратится в вещь, тоже существует потенциально. А поскольку вместилищем (творцом) всех форм традиционно считается Бог, то существование форм в Боге получило предикат «эминентное», т.е. по преимуществу. В качестве эквивалентных использовались термины «виртуальное» и «трансцендентное». Например, как число десять эминентно (виртуально, трансцендентно) содержит в себе все предшествующие ему числа: единицу, двойку, семерку и т.д., так Бог эминентно (виртуально, трансцендентно) содержит в себе все формы.
Было замечено также, что форма, которая имманентизируется, т.е. попадает в сознание человека и находится в его понятиях, тоже отличается от самой вещи. Но поскольку эта форма выражает и представляет саму вещь или объект в сознании, ее стали называть объективной или объективным содержанием представлений, понятий, категорий. В качестве эквивалентных использовались термины «интенция» и «чтойность». Объект, чтойность, интенция – есть некое существование, перекочевавшее из формальной реальности в имманентную.
Таким образом, на смену античной дихотомии пришла средневековая триада существований:
1) формальное, включающее в себя потенциальную материю,
2) объективное, полностью имманентное сознанию (понятиям и категориям),
3) эминентное (виртуальное, трансцендентное).

c) Философия нового времени практически полностью перевернула с ног наголову (или, наоборот, с головы на ноги) эту схему.
Во-первых, в это время материя из потенциальной субстанции превратилась в самую что ни на есть действительную, и то, что называлось формальным, стало называться материальным. С метафизической точки зрения ничего особенного не произошло, просто в формуле гилеморфизма центр тяжести переместился с формы на материю. Теперь форма стала потенциальной. В самом деле, глина – это абсолютная реальность, а какую форму она примет и, следовательно, в какую вещь превратится – это возможность, потенция.
Во-вторых, то, что называлось объективным, стало называться субъективным, поскольку всё располагается в субъекте и его понятиях. То, что это субъективное может обладать объективными характеристиками (объективным знанием, объективной истиной), не отрицается, но уже как нечто вторичное, отражательное. Статус же абсолютного объекта прочно закрепился за материей.
В-третьих, кануло в лету эминентное существование. Определенную роль в этом сыграл подъем научного мировоззрения и критика религиозной картины мира. Первый камушек в огород бросил Декарт, усомнившийся в идее трансцендентного Бога, а окончательно методологически узаконил это Кант (как справедливо замечает С.Катречко) своим приоритетом опытного знания и критикой трансцендентных сущностей. Вместе с тем, оба они, раскритиковав идею трансцендентности, сделали всё, чтобы на ее месте возникла трансцендентальная реальность, сохраняющая схему триадического деления. Попробуем в этом разобраться.

II) Для начала приведу обширную цитату из третьего декартовского «Размышления о первой философии» (Соч. Т.2. М., 1994), поскольку именно в этом разделе в наибольшей мере проясняется суть отмеченного выше сальто мортале. Очень показательно, что Декарт пользуется еще средневековой терминологией. Для большего понимания (современным читателем) я буду приводить в квадратных скобках термины нового времени.
а) Сначала о вещной материи. «…Ничто не может возникнуть из ничего… Положение это означает, что… камень, ранее не обладавший существованием, не может потом получить бытие, если он не производится некоей вещью, в которой целиком содержится формально [материально] либо по преимуществу (eminenter) [трансцендентно] то, чему положено быть в камне…» (с.34-35). Очевидно, что Декарт признает схоластическую триадическую схему.

b) Теперь о природе идеи в отличие от вещи. «…Природа самой идеи такова, что от нее не требуется никакой иной формальной [материальной] реальности помимо той, которую идея заимствует от моего мышления, модусом которого она является. Однако то, что эта идея содержит ту или другую объективную реальность [субъективное отражение объекта], а не иную, полностью зависит от некоей причины, в которой, по меньшей мере, столько же формальной [материальной] реальности, сколько объективной реальности содержится в самой идее» (с.35).
Здесь Декарт выдвигает два, казалось бы, противоположных требования: 1) реальность, производящая идеи, не материальна в смысле вещей, а полностью принадлежит реальности мышления, 2) однако она и не субъективная реальность, а материально (формально) или субстанциально подобная вещной субстанции.
Декарт заключает: «Каков же, однако, будет мой вывод? Вот он: если объективная реальность какой-либо из моих идей дает мне уверенность, что этой реальности во мне нет ни формально [материально], ни по преимуществу [эминентно, трансцендентно], значит, я сам не могу быть причиной этой идеи; а из этого с необходимостью вытекает, что на свете я не один, но существует и какая-то иная вещь, представляющая собой причину данной идеи» (с.36).
Так Декарт дедуцировал существование, которое у него явно обозначается как реальность-субстанция Cogito. Я характеризую эту субстанцию, вслед за Гуссерлем, как трансцендентальную (трансцендентальное Эго), хотя сам Декарт не использует данный термин. Иначе трудно понять это формальное (материальное) мыслесуществование, не равное имманентному мышлению.

с) Собственно говоря, идея Cogito – первая (аксиоматическая) идея в дедуктивном ряду идей философской системы Декарта, возникающая после методологического сомнения во всём. А вторая идея – и это тоже очень показательно – идея Бога. Здесь важно понять, что, развенчав идею трансцендентного Бога, Декарт уже на втором шаге своей дедукции возрождает ее как трансцендентальную идею.
Революция Декарта, не замечаемая многими, заключается в том, что если средневековая философия объясняла всё через Бога, то Декарт впервые начал объяснять саму идею Бога и ставить ее в зависимость от аксиомы Cogito (субстанции Я), при этом ни на миллиметр не изобличая и не умаляя самого Бога. Хотя, впрочем, даже такая трактовка – уже несусветная ересь с точки зрения религиозной философии.
Вот как сам он пишет об этом, (снова замечаю) не отрываясь от схоластической терминологии: «…Моя идея Бога оказалась наиболее истинной, ясной и отчетливой из всех идей, коими я располагаю, мне достаточно понять и вынести суждение, что… всё это либо формально [материально=трансцендентально, не материально же = вещно], либо по преимуществу [эминентно, трансцендентно] присуще Богу» (с.39). Однако, памятуя о том, что идея Бога всё таки вторая, заявляет: «…Идея Бога, воспринимается мной с помощью той же способности, благодаря которой я воспринимаю и самого себя» (с.43).

Сам Кант одобрил бы такую интерпретацию в силу определения (уже в какой раз обращаемся на форуме к этой цитате): «Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами [в переводе С.Катречко: способами, способностями] нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori» [КЧР, с.44]. Декарт дает объяснение способности (способа) познания Бога (идеи Бога), поскольку эта способность (это познание) возможно a priori.
Таким образом, в конечном итоге идея Бога есть следствие трансцендентального Cogito.

Итак, культивируя дедуктивный разум, Декарт поколебал понятие трансцендентности и заложил фундамент, говоря языком Канта, для понятия трансцендентальности. Трансцендентальное – это и есть то нематериальное существование, которое происходит на поле субъективной субстанции, но отличается от ее имманентных данностей и трансцендентных иллюзий.
В новое время сохраняется, хотя и в перевернутых терминах, достижение средневековой философии – триадное членение субъект-объектных существований. Вот как в итоге это выглядит:
1) материальное, объективное (трансцендентная вещь в себе),
2) имманентное (субъективное сознание и содержание),
3) трансцендентальное (объективное в субъективном).
Напоследок маленькое замечание: в схеме появилось кантовское понятие «вещь в себе», к анализу которого я постараюсь приступить в следующих статьях.

 
ДмитрийДата: Вторник, 22.12.2009, 14:22 | Сообщение # 14
Генерал-полковник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 547
Репутация: 0
Статус: Offline
Сергей (СБ), мне бывает очень сложно читать ваши сообщения из-за большого множества разнообразных философских терминов. Вы не могли бы их использовать по-меньше. Ведь нас будет довольно сложно понять даже в профессиональной среде, если мы будем использовать терминологию без особой необходимости. А так приятно иногда видеть человека, который строит свои суждения исходя из принципа ясности и заботясь о взаимопонимании, а не о проявлении своей эрудиции.

PS. Буду рад, если поймете это сообщение не как проявление дилетантизма (хотя очень возможно что это и так)

 
SergKatrechkoДата: Вторник, 22.12.2009, 18:44 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Вы продолжаете множить (категориальные) ошибки [думаю, что здесь нечего обижаться, т.к. и Платон тоже их совершил с точки зрения Хайдеггера, а Жильсон говорит, что попытки осмысления бытия - постоянное преодоление ошибочного его толкования; в этом смысле и я сам ошибаюсь здесь на форуме, пытаясь разобраться в трансцендентализме... но все же ошибке ошибке - рознь].

Ошибкой в философии можно назвать некую методологическую неточность, которая сама по себе очень мала (вначале; и поэтому она незаметна), но задает неправильный вектор дальнейшего движения (приводящего к развитию той или иной (уже неправильной) фил.концепции).

1. В Новое время не материя и форма меняются местами, а материя и форма получают новое - гносеологическое - звучания. Материя - это содержание, а форма - это форма знания [о вещи] (но не структурные моменты самой вещи, вещи самой по себе, пусть и перевернутые).

2. В Новое время происходит переворачивание субъекта и объекта. Вы правы, но опять-таки не совсем точны. Если для Античности субъектом выступает вещь, которая в суждении стоит на месте субъекта (подлежащего) суждения, то в Новое время единственным субъектом выступает уже наше "Я", которое (под именем кантовской апперцепции "Я мыслю" дополняет/сопровождает любое суждение о вещи) - это мысль Хайдеггера, но она мне очень близка (в дополнении: для Средневековья субъектом выступает Бог).

Quote
3. СБ: Так Декарт дедуцировал существование
- дедуцировать существование нельзя! Опять-таки это мысль Хайдеггера (в смысле неправильного понимания ergo в декартовской формуле). Но это, по сути, говорит и Кант, фиксируя, что "бытие предикатом не является", т.е. оно выводится из под начала логических операций (дедукции).

4. Неправомерно отождествлять материальное и объективное. Опять-таки, по Канту. Об этом (о понимании объективного у Канта) я уже подробно говорил ранее, коротко сказал и своем сегод.ответе на Ваше сообщ. в другой ветке.

4.1. И соответственно нельзя в общем случае отождествлять имманентное и субъективное (здесь Вы, например, правы относительно Декарта, но не относительно Канта и всей посткантовской традиции: например, тот же Поппер вводит "третий мир", в котором обитает большинство имманентных сущностей нашего сознания, или ср. с интенциональными объектами Гуссерля).

5. Можно предположить, что пп. 1 - 4 приведут Вас к неправильной трактовке кантовской вещи в себе. Ну, собственно, Вы это уже и начали, введя область трансцендентального (которой и (онтологически) нет). Т.е. пользуясь случаем (форумом) м.б. смогу немного помочь Вам в Ваших философских штудиях.

С уважением, Катречко С. (извините за категоричность, пишу в режиме "как есть")

P/S/ О кантовских вещах в себе см. также сообщ. №22 (в соседней ветке: http://transcendental.ucoz.ru/forum/10-7-2#69 )

 
СБДата: Вторник, 29.12.2009, 11:14 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей! Материал очень интересный. Но мне принципиально нового не открыл. Либо мне это уже было известно, либо полностью вписывается в русло моих представлений о трансцендентном и трансцендентальном. Приятно упоминание (и даже доказательное) о связи Канта со схоластикой.

Теперь по существу. А.Н. Круглов несколько раз отмечает, что «…Несмотря на свои многочисленные определения, Кант далеко не всегда четко различает два понятия: трансцендентального и трансцендентного». Я бы сказал, что дело здесь тоньше. Моя позиция сводится к следующему.

1) Кант всегда абсолютно четко и точно (без всяких оговорок) употребляет понятие трансцендентального. Это первоинтуиция, первосущность его философии. Кант не был бы Кантом, если бы он этого не делал.
2) Понятие трансцендентального, которое культивирует Кант, надо брать за норму и для будущих, и даже прошлых философий. С высоты этого определения получают адекватные объяснения и интерпретации и средневековые трансценденталии (без него, действительно, не понятно, то ли они трансцендентальные, то ли трансцендентные) и тенденции последующего развития трансцендентализма (у Фихте, Шеллинга, Гегеля, Гуссерля, Витгенштейна, Хайдеггера и др.).
3) Поскольку критика Канта была направлена против трансцендентных понятий как современного ему философского окружения, так и схоластических традиций, то неправомерно интерпретировать трансцендентное в этих системах, как трансцендентальное.
4) Критическое отношение к трансцендентному не позволило Канту разработать теорию трансцендентного, аналогичную (по мировому уровню) теории трансцендентального (как, например, это сделал позже С.Н. Булгаков), а посему и не позволило ему дать такое же четкое определение трансцендентного. Оно у Канта просто эквивалент фикции, иллюзии, видимости и т.п.

Вывод.
Кант четко различает понятия трансцендентального и трансцендентного, но центр тяжести этого различения смещен в сторону трансцендентальности. Там, где вопрос касается трансцендентального, это различение совершенно адекватно, но там, где дело касается трансцендентного, начинается путаница просто из-за отсутствия позитивного определения трансцендентного.

 
SergKatrechkoДата: Вторник, 29.12.2009, 13:00 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Серьезное отношение к делу предполагает освоение научной литературы. Из них я бы выделил:

1. А.Шуман Трансцендентальная философия.
2. Алексей Николаевич Круглов Трансцендентализм в философии М. : Восход-А, 2000
2.1. другие статьи (в ВФ) и работы Круглова , о которых я писал выше/ранее

По крайней мере для меня они полезны обзорно-историческим материалом. Например, тот же Шуман относит к традиции трансцендентализма неожиданные для меня фигуры Шлейермахера и Гербарта (как раз для Вас, который строит теорию математического трансцендентализма). Конечно, Вам бы следовало Шумана почитать, м.б. удастся сделать скан.

Попробую также связаться с Кругловым и попросить его работы... Как раз новое есть и в том, что надо "выводить" Канта не из схоластики, а из более близкой ему немецкой традиции (Тетенс, Вольф)

Quote
СБ.: Вывод. Кант четко различает понятия трансцендентального и трансцендентного...

Ваш вывод неверен. Об этом говорит Круглов, который проработал гораздо больше кантовского материала, и поэтому ему следует доверять (например, этому замечанию:

Quote
[52] Примечательно, что в знаменитой рецензии Федера-Гарве, вызвавшей недовольство Канта, авторы употребили термин "transcendentell" (Anonym. Critik der reinen Vernunft. Von Imman. Kant. 1781. In: Zugabe zu den Göttingischen Anzeigen von gelehrten Sachen. Göttingen, 1770-1782. 3. Stück, den 19. Januar 1782, S. 40). Кант же посчитал, что его трансцендентальный идеализм был назван трансцендентным.

Об этом же говорят и другие, например переводчик КЧР на русский Н.Лосский. Об этом говорил я, когда обнаружил явное смешение трансцендентального и трансцендентного (см. сообщ. №17), вот эта цитата:

Quote
Кант: Приведенные выше основоположения чистого рассудка должны иметь только эмпирическое, а не трансцендентальное [судя по всему ошибка/описка: здесь надо было употребить термин трансцендентное - К.С.], или выходящее за пределы опыта, применение.

===

Quote
Понятие трансцендентального, которое культивирует Кант, надо брать за норму

== В том-то и дело, что кантовское понятие трансцендентального мы еще и не выяснили. Или Вы уже выяснили, тогда дайте определение! (по мне же у Канта нет одного, однозначного и четкого понятия, а скорее имеется ситуация (размытого) "семейного сходства" и, поэтому, однозначное понятие/определение искать бесполезно, но можно выявить основную интенцию и развивать именно ее как "главную" линию трансцендентализма)

Катречко С.

 
Чалдон-в-пимахДата: Вторник, 29.12.2009, 14:31 | Сообщение # 18
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СК)
однозначное понятие/определение искать бесполезно, но можно выявить основную интенцию
Наберусь наглости высказать мнение в ранге потребителя философской продукции.
В философских опусах сущностью предмета, как я понял, можно объявлять всё, что бог на душу положит. Можно ли тут говорить о какой-то объективности? А если нет, каковы критерии объективности, на худой конец, общепринятости, конвенциональности?
То же самое и с определениями: Я считаю, что такое-то слово (н., сознание, или разум, или интеллект) значит то-то, и никаких гвоздей! (С одной стороны, в данном контексте по-другому обозначить его и не получится, но не навеки же и не для всех!) Каковы же критерии объективности, сиречь конвенциональности определения? Тут говорилось, что Витгенштейн настаивал на том, что какой в большинстве случаев смысл в слово вкладывается, то оно и должно значить. Почему не принять это за незыблемое правило? Или лучше "что хочу, то и ворочу", и оставить неограниченный простор для творческой фантазии? Но чем её больше, тем дальше философия от строгой науки.
То же и с понятием сущности. Почему нельзя установить правило для её определения? (Например, что касается отношения к живому, то можно взять за правило, скажем, что сущность должна отражать не только то, что определяет всё остальное, но и отражать назначение.)
В этом случае просто надо выяснить, какой смысл и в каком проценте случаев Кант вкладывал в понятие "трансцендентальное" и сделать должный вывод. Всего и делов-то!


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
СБДата: Вторник, 29.12.2009, 14:48 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей!
Не в части упрека, а в части юмора, давайте посмеемся вместе. Когда я критикую Канта, Вы говорите: «сказки». Когда я начал защищать Канта, то Вы говорите, что больше доверяете Круглову, потому что его «сказки» основаны на большем количестве прочитанного материала.

Позвольте теперь я позащищаю Канта от Вас, как Вы защищаете его от меня. Тем более что с аналогичной ситуацией по отношению и к другим великим философам сталкиваюсь с тех пор, как начал заниматься философией. Последний пример – «бытие» Парменида. Когда говорят, что Парменид не только не знал, но даже и не имел понятия бытия, только на том основании, что в поэме «О природе» слово «einai» упоминается всего несколько раз, да и то в основном в роли обычного глагола-связки «быть», а уж определения бытия там днем с огнем не сыщешь, то это у меня вызывает только улыбку. Когда я заикнулся в научных кругах, что очень и очень хороший перевод поэмы Парменида А.В. Лебедевым всё же не совсем адекватен, аргумент (?) был примерно такой же: на кого руку поднял, на самого Лебедева.

Итак, есть 1) формальнологическое понятие, равное термину и, как правило, выраженное в четкой дефиниции. А есть 2) философское (метафизическое) понятие, порой не всегда имеющее четкую формальнологическую дефиницию и, как правило, выраженное в целой гамме пересекающихся, накладывающихся и ветвящихся дефиниций, смыслов и трансцендентальных категориальных подтекстов, контекстов и т.д. Кстати, сам Кант это здорово различает (см. Трансцендентальную аналитику понятий) и об этом я частично поговорю в следующей статье, которую сейчас готовлю.

Мой вывод таков.
Кант однозначно ввел и имеет четкое метафизическое понятие трансцендентального. Это признают и Фихте, и Шеллинг, и Шопенгауэр, и Гуссерль, и Хайдеггер. Если бы этого не было, то Кант не был бы одним из величайших философов в мире. Да непонятно тогда, зачем мы с Вами форум затеяли – изучать термины и их несуразности что ли?
Соглашусь и с Вами, и с Кругловым – недостаток текста (и перевода), заметьте, не философии Канта, а филологического продукта, – это отсутствие одного четко фиксированного термина «трансцендентальное», выраженного в одной дефиниции.

Но то, что кто-то не может понять понятие трансцендентального и путается в терминах или еще не выяснил его (как Вы пишете: «В том-то и дело, что кантовское понятие трансцендентального мы еще и не выяснили»), вовсе не означает, что такого понятия нет.

Когда Вы вместе с Кругловым говорите: «По мне же у Канта нет одного, однозначного и четкого понятия… и, поэтому, однозначное понятие/определение искать бесполезно…», то в данной фразе Вы говорите не о понятии, а о формальнологическом термине. Хотя, во-первых, у Канта и дефиниции какие-то всё-таки есть, а во-вторых, зачем искать то, чего нет (термин), искать надо то, что есть (метафизическое понятие).

Когда же Вы уточняет, что «скорее имеется ситуация (размытого) "семейного сходства" и… можно выявить основную интенцию…», то Вы говорите именно о понятии, и здесь я с Вами полностью согласен. Именно так и происходит познание понятий. Но такой совет очень не понравится филологически ориентированным философам, поскольку подрывает их веру во всесилие слов-терминов.
Для меня же ПОНЯТИЕ – это качественное множество терминов, дефиниций, смыслов, интуиций, «семейных сходств», категориального поля и т.д. и т.п. на базе инвариантной интенции, пронизывающей всё это трансцендентальное единство, прямо по Канту. Но об этом подробнее в следующей статье, как и обещал выше.

 
SergKatrechkoДата: Вторник, 29.12.2009, 15:03 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

1. Понятие определяется своим определением/дефиницией. Ничего другого в философии не придумано, никаких особых метафизических понятий, не подчиняющихся этому требованию, нет. Я же показал, (+ сходная аргументы Круглова), что четкого "ограничения" (= дефиниции) трансцендентального у Канта нет, в частности у него есть терминологическая путаница между трансцендентным и трансцендентным. Кроме того, в разных выражениях Кант вкладывает в термин "трансцендентальное" разный смысл, а это и есть ситуация "семейного сходства" Витгенштейна.

2. Кант как "начальный" философ тем и интересен, что из его не очень строгого (пред)понятия (т.е. его начальной интуиции) возможны разные понимания/экспликации и, соответственно, пути развития трансцендентализма (при этом у разных последователей разные трактовки, и ссылка на них скопом неубедительна).

3. Если Вы точно знаете кантовское трансцендентали, т.е. сможете ответить на все те вопросы, которые я поставил в начальных сообщениях форума, то дайте такое определение. Т.е. четко отграничьте это понятие от других и объясните варианты его словоупотребления у Канта. Замечу, что, например, кантовское понятие схемы таких разночтений не вызывает, т.е. это нормальное, в отличие от трансцендентального, понятие.

4. По поводу "сказок". Основополагающим являются тексты самого Канта и выявление его интуиции. Но работы "историков" дополняют эту работу, поэтому я отнюдь не уповаю на эти работы, но знать их философу-профессионалу нужно. В частности, текст Круглова убедительно (по крайней мере, для меня: и это основано на привлечении немецкоязычных источников) показывает, что если Кант и использовал предшествующее понятие трансцендентального, то явно не в смысле Фомы Аквинского и Дунса Скота.

5. Суть же наших разногласий в том, что у Вас сложилось (на мой взгляд) превращенное понимание Канта (ср. с понятием "превращенной формы" Мамардашвили (можно посмотреть в ФЭ)), связанное с его трактовкой у последующих представителей нем. идеализма. Превращенное - не означает ложное, но скорее, что у Вас смешалось истинное и ложное, об этом, в частности, говорят сделанные Вами ранее категориальные ошибки по поводу трансцендентального. Хотя этим я не утверждаю, что моя позиция полностью безошибочна, поэтому я и пытаюсь опираться на самого Канта. В качестве примера еще одного такого превращенного понимания Канта можно указать книгу Шумана: говорить о "трансцендентальном познании предметов" - говорить нечто немыслимое, если не противокантовское, то уж точно не-кантовское. Но с Шуманом несколько проще, он сам признается (точнее, это видно из его многочисленных ремарок и статьи "Диалектическая логика Гегеля и традиция трансцендентальной философии" (Топос, №2, 2000), примыкающей к книге + см. файл приложения), что он "смотрит" на Канта глазами Гегеля. Вы же приписываете онтологическую интерпретацию трансцендентального самому Канту, что и является в корне неверным. Или взять Фихте. Если довериться Вашей цитате, то человек, отрицающий кантовскую вещь в себе не может быть (по определению) последователем кантовского трансцендентализма.

Катречко С.

Прикрепления: shuman_hegel_di.html(34Kb)
 
СБДата: Суббота, 27.02.2010, 11:11 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Традиции Плотина и Канта
Сергей, Игорь!
Чем больше я участвую в нашей дискуссии, тем больше укрепляюсь во мнении, что необходимо строго придерживаться терминологии знатока трансцендентно-трансцендентальной философии Б.В.Яковенко, прилагающего к трансцендентным концепциям квалификацию «трансцендентизм», а к трансцендентальным концепциям – квалификацию «трансцендентализм».
Кант, бесспорно, самый яркий представитель и основатель современного (по историческим меркам) трансцендентализма. Его трансцендентализм исторически вытекает не только из предшествующего античного и средневекового трансцендентализма, но так же и трансцендентизма, хотя по отношению к последнему Кант настроен чрезмерно критически (ср. знаменитое отношение Канта к трансцендентным идеям как фикциям).
Попробую рассмотреть начальные проявления трансцендентизма, дабы лучше понять историософскую динамику взаимоотношения этих концептов. Возьму за основу учение Плотина.
Термином, которому многие исследователи приписывают роль «трансцендентного», является у Плотина заимствованное еще у Платона слово «epekeina» (в латинской транскрипции). Это слово даже в обиходном греческом языке имеет значение «по ту сторону». Плотин использует его, говоря о природе Единого по отношению к сущему. Например, Единое «мы называем трансцендентным (epekeina) сущему» (Эннеады, 6.6, О числах, 5.3. Перевод А.Ф.Лосева).
Если вглядеться в структуру этого слова, то смысл потусторонности придает ему префикс «ер». А что же тогда корень «ekei», который как бы символизирует посюсторонность?
Практически на протяжении всех «Эннеад» Плотин, говоря о Едином как совершенном идеальном или божественном мире, употребляет слово «ekei», которое по-русски переводится как «там». Там – в идеальном мире, там – вблизи Бога, там – у Первоединого, там – подле вечного блага, там – в лучах истинной красы и т.д. Там – в горнем, возвышенном мире – «ekeina», а здесь – в сущем, природно-материальном мире – epekeina, т.е. по ту сторону «того».
Но в приведенной выше цитате Плотин, наоборот, это «там» (Единое) характеризует как потустороннее (трансцендентное – epekeina) сущему.
И вот тут обнаруживается удивительное. Оказывается, что потусторонность (и следовательно, трансцендентность) – это относительная величина. Если А находится по ту сторону Б, то и Б находится по ту сторону А. В итоге проясняется потрясающая плотиновская первоинтуиция. Если Единое трансцендентно сущему (миру), то и мир трансцендентен Единому.
Таким образом, изначально понятие трансцендентного не имеет строго онтологической привязки. Например, если кантовская вещь-в-себе трансцендентна по отношению к имманентному ее осознанию (знанию), то и знание (сознание) будь оно эмпирическим, интуитивным или рациональным (рассудочным) трансцендентно по отношению к вещи-в-себе.
Что это дает для нашей дискуссии?
Вы постоянно уличают меня в гипостазировании трансцендентного и трансцендентального.
Однако не вижу в этом ничего зазорного. Гипостазирование – вообще норма философского мышления. Вы, например, преспокойно гипостазируете сознание (см. сообщ. №16 в 2.1). Другой пример: многие гипостазируют (исходя из Канта) трансцендентное само по себе, отказывая ему в возможности трансцендентализироваться и имманентизироваться (познаваться) и оставляя ему удел либо абсолютно гипостазированного «Х», либо абсолютно гипостазированной фикции (в более мягкой форме – «категориальной ошибки»).
В противовес этому я гипостазирую диалектику взаимных переходов: то, что сегодня является трансцендентным, завтра может стать трансцендентальным, а послезавтра – имманентным. И наоборот. Это я называю, согласно средневековой традиции, трансцензусом. Вам интересно заниматься аналитикой сознания – приветствую и по мере сил подключаюсь к этим исследованиям. Мне (плюс к тому) интересно заниматься аналитикой трансцензуса. Думаю, и эта область познания имеет полное право на существование.
Приятие во всеединстве мудрости Плотина и Канта это подтверждает.
 
SergKatrechkoДата: Вторник, 28.08.2012, 21:05 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Нашел, по-моему (судя по оглавлению), потрясающую книгу по средневековому трансцендентализму:
Jan A. Aertsen "Medieval Philosophy as Transcendental Thought: From Philip the Chancellor (ca. 1225) to Francisco Suárez"
(2012).

1. http://www.brill.nl/medieval-philosophy-transcendental-thought
2. http://books.google.ru/books?i....f=false (можно почитать)

Может быть кто поможет найти ее в свободном доступе (хотя книга новая, 2012)?

P.S. Вот еще пару его книг на тему средневекового трансцендентализма:

Jan A. Aertsen, Medieval Philosophy and the Transcendentals: the Case of Thomas Aquinas, Leiden: Brill, 1996.
(http://en.wikipedia.org/wiki/Transcendentals; http://bookfi.org/g/Jan%20A.%20Aertsen - можно скачать)

Die Logik Des Transzendentalen: Festschrift Fur Jan A. Aertsen Zum 65. Geburtstag (German Edition)

P.P.S. Трансцендентализм (метафизика) Фомы Аквинского и Дунса Скота связывают с так называемым "методом резолюции (метод разрешения (проблем))" (Haec enim transphysica inveniuntur in via resolutionis, sicut magis communia post minus communia; way of resolution (via resolutionis)) - здесь пока еще до конца не разобрался (в общем: метафизика как "путь" (= резолюция) от физики в направлении первых причин (помогающий "разрешить" проблемы познания), м.б. у кого есть какие пояснения/объяснения (кое-что есть здесь: http://gratiasupernaturam.blogspot.com/2009/06/via-resolutionis.html; http://fordham.bepress.com/phil_research/21/ )?

Вот о "резолюции" из Jan A. Aertsen, Medieval Philosophy and the Transcendentals: the Case of Thomas Aquinas p.130:
"The interpretation: according to which Thomas, in his commentary on Boethius, uses the process of separatio instead of the method of resolutio he had followed in De veritate q. 1 art. 1 is similarly mistaken. The fact that Thomas does not abandon the method of resolmion appears from the concluding lines of the prologue, in which he explains that this science is given three names corresponding to the "highest intelligibles." It is called divine science or theology, insofar as it considers the separate sub­stances. It is called first philosophy, insofar as it considers the first causes of things. It is called metaphysics, "insofar as it considers being and what follows upon it, for these transphysical things are discovered in the process of resolution (in via resolutionis) as the more common after the less common. It is significant that Thomas reserves the name "metaphysics" here for the study of communia and gives an intrinsic, methodological reason for this reservation: viz., the objects of this science are discovered at the end of the process of resolution. Resolution is carried out in meta­physics to the point, at which what is most general appears. This method is discussed at length in the sixth question in Thomas's commentary on Boethius's De trinitate, which is devoted to the modi sciendi of the sciences."

P.P.S. А началось все с поиска статьи Л.Хоннефелда о средневековых истоках трансцендентализма Канта (Ludger Honnefelder Metaphysics as a Discipline: From the "Transcendental Philosophy of the Ancients" to Kant's Notion of Transcendental Philosophy pp.53 - 74 (http://www.buchhandel.de/WebApi1/GetMmo.asp?MmoId=994277&mmoType=PDF&isbn=9781402016318)
in: Russell L. Friedman and Lauge O. Nielsen, eds. The Medieval Heritage in Early Modern Metaphysics
and Modal Theory, 1400–1700. The New Synthese Historical Library 53. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 2003. vi + 346 pp. ISBN: 1–4020–1631–X; http://books.google.ru/books?i....f=false ). См также: John Duns Scotus Metaphysics and Ethics (Edited by Ludger Honnefelder, Rega Wood and Mechthild Dreyer)
http://www.brill.nl/john-duns-scotus; http://individual.utoronto.ca/pking.....CC.pdf )

P.P.P.S. Вот еще одна замечательная (судя по названию) книга о средневековом трансцендентализме Дж.Дойля:
John P. Doyle "On the Borders of Being and Knowing Late Scholastic Theory of Supertranscendental Being", 2012; http://www.cornellpress.cornell.edu/book/?GCOI=80140100797200 или http://books.google.ru/books?i....f=false
 
onomatodoxДата: Суббота, 04.05.2013, 11:38 | Сообщение # 23
Генерал-лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 455
Репутация: 0
Статус: Offline
Тема сцены в трансцендентализме.

Цитата (СБ)
Еще одна интересная нюансировка: существительное scena (scaena) – сцена, наружный вид, наружная сторона. Тогда в transcendo слышится переход от наружной, видимой стороны за кулисы. Выражение in scena esse означает быть заметным. Отсюда по аналогии можно сказать in transcena esse – быть скрытым, потаенным, запредельным.
Термин transcendens употреблялся в средневековой философии в двух модусах transcendent и transcendental как то, что превосходит всякий опыт (сцену, арену опыта), а так же как всё, что не включено в сознание познающего, т.е. находится по ту сторону сознания (за кулисами сознания).

http://lib.rus.ec/b/264119/read

«Редко я решался перебивать А. Ф. Мы были такими неравными собеседниками, что, по-видимому, для него главным удовольствием от собственных рассказов оставалась разыгранная им в одном лице драма идей, характеров, положений. Он был редкостный актер. Ни малейшей нарочитости. Захватывал простор сцены, на которой пределы терялись из виду и всему было вольготно. Алексей Федорович словно только комментировал всплывающее в его памяти, сам и постановщик и увлеченный зритель представления. Отсюда бесподобная невозмутимость тона. Прибавьте редкостный словесный, музыкальный и миметический дар».

«25. 6. 1970. ...Веселие и теплота его женщин; я согрелся. Заговорили о назначении срока следующей встречи на 1/2 месяца вперед.
— Да ни в коем случае! подскочила и заорала Олечка[7], Аннушка уже разлила масло! Что, а кто знает, что с ним будет?! — Знаю, скука всё это. — Нет, Булгаков скука?! — Да не Булгаков, сказал А. Ф. нехотя и досадно, а скука это, что мы все помрем. ...Аза Алибековна стала перебивать нас: «Ну вот, сейчас пойдут трансцендентные разговоры».

12. 3. 1971. ...Топика занимается диалектикой. Тут не доказательство, а только вероятность. Сегодня хорошая погода — тогда и завтра тоже будет хорошая погода. Это энтимема, не силлогизм. Ну хорошо, известный период времени наступил, когда можно ожидать хорошей погоды. Всё равно тут соображение не аподиктическое, а вероятное! Или: смотри, не попади под машину, а то вот Иван Иваныч попал под машину. Если он попал, следовательно, и ты можешь. Вероятное суждение. ...Об этом у Аристотеля «Поэтика» и «Риторика». Сюжет, который скрывается за сценой и объясняет события, — вероятный. Так может случиться. Потентное и есть предмет искусства. И вот такой крупный философ как Аристотель в своей диалектической логике поставил на одну доску то, что неопровержимо, и то, что вероятно.

18.3.1971. У меня психопатическая идея — проследить у Аристотеля eidos, главный термин, в самых разнообразных вариациях. У Платона такой строгой терминологии конечно нет. У него течет речь; за речами он следил. Такие замечательные речи, как в «Пире», Аристотель написать не мог.

Хотя оба они глубже всякого Гегеля и Канта. И идеальное, и реальное, и бог, и человек — это всё у них продумано до конца. Но Платон занимается системой как любитель играет на рояли: так, поиграет иногда, а выступать — не интересуется. Я сам знал одного такого: блестящий скрипач, инженер путей сообщения. С аккомпанементом, в квартете он очень редко играл — ну так, иногда… Наоборот, Гегель — это исполнитель, это сценический актер, или музыкант, для которого вся жизнь в исполнительстве. Если он выступает с категориями — так будьте добры, всё систематически проработано.

Так что Платон не исполнитель, а так, «гуляка праздный», как Пушкин о Моцарте сказал. А Аристотель? У него круто система поставлена. Но он тоже отвлекается, говорит разные посторонние вещи, то есть тоже исполнитель, хотя не совсем.

5. 6. 1971. ...О книге X «Законов» Платона. У Платона трансцендентальное доказательство бытия Божия, интереснейшее доказательство. Оно есть у Канта: нельзя мыслить предмет в его полной изоляции и несравнимости; переходя от одного предмета к другому, мы приходим к независимому первоначалу. Только у Канта все это происходит в субъекте, а объект есть вещь в себе, мы о нем ничего не знаем. А ведь объекты и надо было бы применять в доказательстве. Субъект был ошибка Канта. Но не ошибка, что для восприятия вещи нужно априорное пространство. В том же смысле Шеллинг говорил об априорной необходимости существования предмета.

27. 2. 1972. О шекспировской книге Пинского:

Se non é vero, é ben trovato. Всё равно важно. Конечно, образ мира и человека как сцены содержится у Плотина, неоплатоника 3 века новой эры. Тут уж я всё-таки не такой дилетант. У Плотина есть отчетливый образ: приходит на сцену актер, сыграет свою роль и уходит со сцены. А если этот образ есть у Плотина, то он конечно есть и в Средние века. Правда, в Средние века был более известен Прокл, и через арабов, и иначе. У Прокла я этого образа не находил. Но ведь у него тысячи страниц…

Причем у Плотина тут не простой, а развитой образ. К Шекспиру стекалось много каналов, может быть и неоплатоновский тоже. В него стекались сотни рек, в том числе и неоплатоническая.

30.12.1973. ...Редкин, «Из лекций по истории философии права»[206]. Изложил всю историю философии, и одна-две главы о топике.

Для науки не обязательно знать «да» или «нет» реального существования. Ее дело предположения, Annahmen. Гуссерль занимается только строгостью научного рассуждения, а есть ли реально то или иное, ангелы и тому подобное, «это меня не касается». Учение Гуссерля об эйдосе иррелевантное. И это хорошо. В чистом виде это махизм. «Я ничего не знаю о существовании или несуществовании вещей вне моего восприятия». И Ленин за это колотит Маха. Но, собственно говоря, Мах всё-таки не идеализм. Идеализм это всё-таки «да». А тут нет ни идеализма, ни материализма. И вот та же черта есть в греческой философии. Конечно, космос для нее существует. Но в представление о нем входит нейтралистский момент. И по-моему это хорошо. Такая образуется иррелевантная сфера. У Аристотеля искусство есть изображение возможного. Мы сидим в театре, слушаем трагедию, там на сцене убивают, но мы же не зовем полицию. Иррелевантность. Есть идея, есть материя и есть третья, иррелевантная сфера. Иррелевантность, например в искусстве, мне представляется глубоким делом; и очевидным. Но когда сводят всё к языку[207], а язык якобы ничего не выражает, кроме самого себя, это нигилизм».


Сообщение отредактировал onomatodox - Суббота, 04.05.2013, 11:41
 
КорвинДата: Суббота, 04.05.2013, 14:07 | Сообщение # 24
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
«У Аристотеля искусство есть изображение возможного»
Но что такое само возможное у Аристотеля? А возможное у него есть одно из свойств действительного. Медь в проволоке в силу своей материальной природы несет в себе возможность стать медным шаром, вода налитая в сосуд в силу той же материальной природы такой возможностью не обладает. Или еще: мяч круглый, красный, при сильном ударе может разбить окно. Возможность здесь одно из свойств мяча. Такой подход чужд трансцендентализму. Трансцендентальное утверждение есть утверждение о действительности возможности, но не в действительности, а в полагаемом.
 
onomatodoxДата: Суббота, 04.05.2013, 14:33 | Сообщение # 25
Генерал-лейтенант
Группа: Друзья
Сообщений: 455
Репутация: 0
Статус: Offline
Второе издание КЧР.
Предисловие (стр.13): «Математика пошла надежным путем науки с самых ранних времен, до которых простирается история человеческого разума, у достойных восхищения древних греков. Только не следует думать, что математике было так же легко найти или, вернее, проложить себе этот царский путь, | как логике, в которой разум имеет дело лишь с самим собой; наоборот, я полагаю, что она долго двигалась наугад (особенно у древних египтян), и перемену следует приписать революции, которая произошла в математике благодаря чьей-то счастливой догадке, после чего уже нельзя было не видеть необходимого направления, а надежный путь науки был проложен и предначертан на все времена и в бесконечную даль. История этой революции в способе мышления, куда более важной, чем открытие пути вокруг знаменитого мыса, для нас не сохранилась, как не сохранилось и имя счастливца, осуществившего эту революцию. Однако легенда, переданная нам Диогеном Лаэртским, сообщающим имя мнимого изобретателя ничтожных, по общему мнению даже не требующих доказательства, элементов геометрических демонстраций, показывает, что воспоминание о перемене, вызванной первыми последствиями открытия этого нового пути, должно было казаться математикам чрезвычайно важным и потому не могло быть забыто».

ТрАн (стр. 11): «То же самое следует сказать и о постулатах эмпирического мышления вообще, которые касаются синтеза чистого созерцания (формы явления), синтеза восприятия (материи явления) и синтеза опыта (отношения этих восприятий). А именно: они суть лишь регулятивные основоположения и от математических основоположений, которые конститутивны, отличаются, правда, не достоверностью, α priori присущей и тем и другим, а характером очевидности, т. е. интуитивным в них (а следовательно, и демонстрацией)».

ТрУМ(стр.921): «Основательность математики зиждется на дефинициях, аксиомах и демонстрациях».

ТрУМ (стр.929): «3 О демонстрациях. Только аподиктические доказательства, поскольку они интуитивны, могут называться демонстрациями. Опыт показывает нам, что существует, однако из него мы не узнаем, что оно не может быть иным».

ТрУМ (стр.931): «Поэтому первый вид доказательств я предпочел бы называть акроаматическими (дискурсивными) доказательствами, так как они ведутся только посредством слов (предмета в мыслях) , а не демонстрациями, которые, как видно из самого термина, развиваются в созерцании предмета».

ТрУМ (стр.939): «Я, правда, не согласен с мнением, которое столь часто выражали выдающиеся и вдумчивые люди (например, Зульцер), которые чувствовали слабость прежних доказательств, а именно с мнением, согласно которому можно надеяться, что будут еще со временем изобретены очевидные демонстрации двух кардинальных положений нашего чистого разума: есть бог, есть загробная | жизнь. Я же скорее уверен, что этого никогда не случится».

ТрУМ (стр.977): «Если приведенные здесь в качестве примера утверждения разума (нетелесное единство души и бытие высшего существа) выдаются не за гипотезы, а за доказанные α priori догмы, то нам нечего говорить о них здесь. Но в таком случае следует принять меры, чтобы доводы в пользу них обладали аподиктической достоверностью демонстрации».

ТрУМ (стр.995): «Третье свойственное чистому разуму правило, когда он подчинен дисциплине в отношении трансцендентальных доказательств, гласит: доказательства чистого разума должны быть не апагогическими, а всегда остенсивными. Прямым, или остенсивным, во всяком виде знаний называется такое доказательство, которое с убеждением в истинности сразу связывает усмотрение ее источников; апагогическое же доказательство может, правда, породить достоверность, но не понятность истины, когда речь идет о ее связи с основаниями ее возможности. | Поэтому апагогические доказательства суть скорее поддержка в крайних случаях, чем метод, который удовлетворял бы всем намерениям разума. Однако они превосходят прямые доказательства очевидностью, поскольку противоречие всегда привносит в представление большую ясность, чем самая тесная связь, и потому оно приближается к наглядности демонстрации. ...Превратить этим путем | гипотезу в демонстративно доказанную истину нельзя».

ТрУМ (стр.1027): «Все же только чистому разуму, однако лишь в его практическом употреблении, принадлежит та заслуга, что он связал с нашими высшими интересами такое познание, о котором чистая спекуляция может лишь мечтать, но которое она не в состоянии обосновать, и тем самым превратил это познание если не в демонстративно доказанную догму, то все же в безусловно необходимую предпосылку в соответствии с существеннейшими целями чистого разума».

Добавлено (04.05.2013, 14:33)
---------------------------------------------
ДЕМОНСТРАТИВНЫЙ http://terme.ru/dictionary/878/word/demonstrativnyi
Дидье Жюлиа. Философский словарь. Пер. с франц. – М. Междунар. Отношения, 2000. - 544 с.

«ДЕМОНСТРАТИВНЫЙ показывающий. Этот термин использовали Кант и Фихте, а позднее подхватила вся рефлективная философия. Он характеризует знание, которое одновременно является и самосознанием. Например, «трансцендентальная аналитика» Канта демонстративным методом выводит принципы науки, которые она представляет как непосредственное порождение рассудка; ум осознает свою деятельность через осознание своих принципов. В математике демонстративным умозаключением будет умозаключение, приводящее к результату с помощью ясного осознания всех промежуточных звеньев, благодаря которым стал возможен данный результат. Демонстративное доказательство противостоит просто логическому, формальному — так называемому апагогическому доказательству; демонстративное доказательство показывает и убеждает».


Сообщение отредактировал onomatodox - Суббота, 04.05.2013, 14:46
 
SergKatrechkoДата: Среда, 25.12.2013, 11:53 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Организационное. Тема в ближайшее время будет "перемещена" в раздел №4 (правда, не знаю пока как это сделать технически).
 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентализм как тип философствования (2) » Предпосылки трансцендентальной философии Канта (2.2)
Страница 1 из 11
Поиск:


Работа форума поддержана грантом РГНФ № 12–03–00503
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz