Главная | Регистрация | Вход | RSSВторник, 25.04.2017, 17:39

Современный трансцендентализм

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Модератор форума: SergKatrechko, СБ 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентальная философия И.Канта (3) » Кантовский трансцендентальный метод (3.1) (Трансцендентальный метод, понятие трансцендентального)
Кантовский трансцендентальный метод (3.1)
SergKatrechkoДата: Воскресенье, 29.11.2009, 22:28 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Хотел бы начать обсуждение кантовской трансцендентальной философии с вопроса о том, что представляет собой кантовский трансцендентальный метод. В качестве своей позиции по данному вопросу привожу фрагмент своей монографии (см. также word-файл в приложении). Катречко С.Л.

Кантовский трансцендентальный метод. Общая характеристика.

(сокращенная гл. 2 монографии «Трансцендентальная философия: вариации на кантовскую тему»)

Общий посыл трансцендентальной философии может быть выражен вопрошанием «Как возможен тот или иной феномен?», которое нацеливает на выявление лежащих в основании данного феномена предельных условий его мыслимости, или, если сказать это на языке Канта, трансцендентальных условий феномена [КЧР, 504]), делающих его возможным.

В этом смысле трансцендентальный метод в своем существе совпадает с метафизикой, которая как «первая философия» нацелена на выявление и исследование «первых причин сущего (Аристотель). По сути, именно так — «Почему [= Как] вообще возможно Нечто, а не Ничто?» — можно сформулировать основной вопрос всей европейской философии.

Как отмечает А. Лосев, истоки трансцендентального метода (в этом смысле) были заложены в Античности, в работах Платона и Аристотеля (позднее — у Плотина, сумевшего объединить в своем творчестве подходы Платона и Аристотеля) (А.Ф. Лосев История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. — М.: Искусство, 1969. с. 189, 192; 215, 233; 74-1 А.Ф. Лосев История античной эстетики. Аристотель и поздняя классика. — М.: Искусство, 1975, с. 71 – 72). Лосев определяет трансцендентализм в общем как метод идеального [точнее, смыслового] осмысления вещей, стремящегося установить [для мышления] условия возможности существования вещей [или действительности в целом], т.е. условия возможности мыслить любые эмпирические данные (А.Ф. Лосев История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. — М.: Искусство, 1969. с. 192, 215). Например, для того, «чтобы мыслить пространственно-временную вещь, уже надо имеет представление о пространстве вообще и времени вообще» [хотя при этом не обязательно мыслить «пространство вообще» и «время вообще» субъективно, в качестве априорных форм чувственности, как это происходит у Канта; Лосев, 216], а «условием мыслимости зеленого цвета является цвет вообще [Лосев, с. 49]. Вот как выглядит «работа» трансцендентального метода, по Лосеву, в платоновском «Пире»: «Вся эротическая иерархия «Пира» имеет только один философский смысл, это — быть конкретным приложением трансцендентального метода. Существуют красивые тела, — как это возможно? Ответ трансцендентальной философии таков: это возможно потому, что есть вообще телесная красота. Как возможна телесная красота вообще? Она возможна потому, что есть красота души (ибо тело есть то, что движется душой). Как возможна красота души? Она возможна потому, что есть красота ума, идеи (ибо душа есть то, что осмыслено умом, сознанием, идеей): так мы приходим к идее красоты, которая, по Платону, только и делает возможной красоту и всяких тел и душ.. Таким образом, эротическое восхождение «Пира» есть не что иное, как результат трансцендентального обоснования эстетического сознания вообще» [Лосев, 233; в этом описании Лосев воспроизводит мысленный (под)ход Плотина из «Эннеад» о восхождении от земной к сверхчувственной красоте как трансцендентальном условии первой].

Тем самым, сущность трансцендентального метода «заключается в том, что он выставляет категорию, или «гипотезу» [= кантовское трансцендентальное условие. — К.С.], т.е. ту или иную чисто смысловую конструкцию, с точки зрения которой рассматривается тот или иной алогический материал, причем эта «гипотеза» имеет значение только для данного ряда фактов и для осознания данной сферы в данное время, является смысловым условием их возможности. В другой связи возникнут другие «гипотезы» и т.д. Метод познания для трансцендентальной философии заключается в том, чтобы построить «гипотезу» и в следующий момент заменить ее другой, если этого потребует логика фактов. В результате [подобного итеративного восхождения по трансцендентальной лестнице. — К.С.] получается некое обстояние, которое показывает, как постоянно становится и нарастает это смысловое приложение «категорий» и «гипотез»» [Лосев, 255].

Соответственно, термин трансцендентальный в качестве технического философского концепта появляется задолго до Канта, в эпоху средневековой схоластики, хотя изначально строгого различия между терминами «трансцендентальное» и «трансцендентное» не проводилось и они употреблялись как синонимы. Латинский глагол «transcendere», который означает «переходить через», «перешагивать за границы», «выступать за» (ср. со значением приставки «мета» в понятии метафизики), встречается как понятие уже у Цицерона. В своей статье «Понятие трансцендентального в Античности и Средние века», посвященный истории этого термина А.Н. Круглов пишет следующее: «Истоки самих этих слов — «трансцендентный» и «трансцендентальный» — уходят в августиновский перевод плотиновского «греч.έ» как «transcendere». Плотиновский же термин уходит своими корнями в «Государство» Платона. У Августина термин встречается редко («Исповедь», «О граде…») и, как правило, в переносном значении…, но смысл, известный нам сегодня, а именно выхождение за пределы всего конечного, этому термину придал [именно] Августин. Наиболее показательным высказыванием Августина является его фраза о самотрансцендировании в «Исповеди»: «пришли мы к душе нашей и вышли из нее (transcendimus), чтобы достичь страны неиссякаемой полноты». Тем самым в схоластике термин трансцендентальный (трансцендентный) означал характеристику таких аспектов бытия, которые выходят за границы земного (конечного, физического), например: единое, благое и т.п. и, в силу этого, доступное только неопытному — религиозному или метафизическому — познанию.

Специфика же кантовского трансцендентализма состоит в том, что, во-первых, проводится важное концептуальное различие между трансцендентальным и трансцендентным (для Канта трансцендентным является, как и в схоластике, все то, что является предметом веры и недоступно теоретическому познанию (Бог, душа, бессмертие), и, во-вторых, термину трансцендентальный в условиях «эпистемологического поворота» Нового времени придается уже гносеологическое значение: трансцендентальное условие — это не (онтологическое) условие существования отдельных [трансцендентных] вещей, а условие возможности их познания. Это связано с тем, что предметом анализа в Новое время выступает уже не сама вещь, а [объективное] знание об этой вещи, и поэтому условием мыслимости вещей выступает субъективное человеческое сознание, например, кантовские априорные формы, выступающие [трансцендентальными] условиями познания вещей, что предполагает разработку, во-первых, [трансцендентальной] теории сознания (как «органа познавания» или «познавательной способности» (Кант)) и, во-вторых (как следующий шаг), исследования вопроса о том, где проходит точная граница между субъективным и объективным, т.е. разработку [трансцендентальной] онтологии. Как пишет Кант в своих «Пролегоменах», «многократно указанное мной слово трансцендентальное означает то, что опыту (a priori) хотя и предшествует, но предназначено лишь для того, чтобы сделать возможным опытное познание». Суть данного двойного различения состоит в том, что если трансцендентное противопоставляется имманентному, то трансцендентальное (в данном случае как априорное) противопоставляется эмпирическому. Причем именно последнее противопоставление для Канта является решающим: трансцендентальное является не-эмпирическим, а чистым, выступая при этом необходимым условием эмпирического (В «Критике чистого разума» термины трансцендентальное и чистое нередко используются как синонимы.).

Следует отметить также две ошибочные трактовки понимания трансцендентального метода. С одной стороны, трансцендентальным закономерностям можно приписать идеально–объективный статус, наподобие «мира идей». В этом случае трансцендентализм превращается в разновидность платонизма. С другой стороны, существует опасность трактовать трансцендентальные закономерности как психические. В этом случае они теряют свой статус общезначимости (аподиктичности) и превращаются в некоторые субъективные представления. Как мы уже говорили выше, трансцендентальное представляет собой пограничную область между физическим (resp. трансцендентным) и сознательным (resp. имманентным). Например, таковыми являются логические закономерности, которые можно связать с общими законами нашего языка, имеющими универсальный характер. Однако подобное сближение трансцендентального и логического (например, в понятии трансцендентального в широком смысле), хотя и имеет свое основание в их схожем не–физическом и не–ментальном статусе, но все же не совсем корректно, поскольку Кант отличает трансцендентальное от формально–логического, о чем мы будем говорить ниже.

Кантовский трансцендентализм обладает рядом специфических особенностей. Первая из них связана с тем, что важнейшей интенцией Канта является критический настрой по отношению к прежней метафизике. Трансцендентализм как критика классической спекулятивной метафизики должен ограничить притязание разума не обладание истиной: необходимо провести исследование имеющихся метафизических спекуляций с тем, чтобы отделить правомерные метафизические обобщения от пустых порождений нашей фантазии. Для этого Кант вводит свой трансцендентальный критерий, при помощи которого — путем тщательного анализа нашей познавательной способности — будет оставлен прошедший проверку необходимый минимум метафизических положений, необходимых для построения связанной системы теоретического знания. Другими словами, надо осуществить построение такого онтологического категориального базиса «чистого разума», который будет основан на реальной гносеологической практике осуществляющего познание трансцендентального субъекта. Тем самым это должна быть не какая-то «красивая» система понятий и принципов, а система, соотносимая с реальным познавательным процессом, благодаря чему можно определенным образом ограничить «выходящую за рамки опыта [нашу] метафизическую спекуляцию» [30, 41]. Вот как Кант в общем определяет свой трансцендентальный подход:

«Я называю трансцендентальным … познание, которое имеет дело не столько с предметами, сколько с нашим способом познания предметов, поскольку он [способ познания] должен быть возможным a priori. Система таких понятий должна называться трансцендентальной философией (уточнение перевода и подчеркивание мое. — К.С.; [КЧР, В 25]) .

(Ср. со стандартным переводом: «Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori. Система таких понятий называлась бы трансцендентальной философией» [КЧР, 44]. Правда в профессиональном издании Критики это место переводится как: «Я называю трансцендентальным всякое знание, занимающееся не столько предметами, сколько нашей способностью познания предметов…» [с.68], а в качестве варианта приводится также «не только предметами, но и способом нашего познания» (nicht sowohl mit Gedenständen, sodern mit unserer Erkennthissart). Ср. также определением трансцендентальной философии из 1-го изд. КЧР: «[Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами,] сколько нашими априорными понятиями о предметах вообще» (А 11–12). Здесь для нас важно подчеркнуть связь трансцендентализма с изучением специфики [человеческого] способа познания, или [человеческой] познавательной способностью в целом (например, в ее отличие от божественного «познания»), хотя далее мы будем ставить вопрос о трансцендентальном анализе отдельных видов человеческого познания, каковыми являются физика, математик и метафизика.

Вторая особенность кантовского подхода в том, что для реализации своего критического замысла он вводит различие между априорным и трансцендентальным: поскольку не любое априорное понятие является трансцендентальным, постольку надо критически ограничить область априорного (метафизического) только теми понятиями, которые получили проверку с помощью трансцендентального критерия. Остановимся на этом важном для понимания кантовского трансцендентализма различении чуть подробнее, поскольку при изложении философии Канта априорное и трансцендентальное как правило отождествляются (resp. трансцендентальную философию Канта нередко называют априоризмом). Для этого реконструируем важное для нашего анализа итоговое кантовское определение трансцендентального, «влияние которого простирается на все [его] дальнейшие рассуждения» [КЧР, 73]:

«Трансцендентальным (т.е. касающимся возможности или применения априорного познания) следует называть не всякое априорное знание… а только знание о том, (1) что [и почему] те или иные представления (созерцания или понятия) вообще не имеют эмпирического происхождения, и о том, (2) каким образом [и как это возможно, что] эти представления тем не менее могут применяться в познании, т.е. a priori относиться к предметам опыта» (вставки в квадратных скобках мои. — К.С; [КЧР, В 80 – 81]).

[Вот точная кантовская цитата (жирным выделены те места, которые я использовал для реконструкции): «Здесь я сделаю замечание, влияние которого простирается на все дальнейшие рассуждения и которое необходимо иметь в виду, а именно трансцендентальным (т.е. касающимся возможности или применения априорного познания) следует называть не всякое априорное знание, а только то, благодаря которому мы узнаем, что те или иные представления (созерцания или понятия) применяются и могут существовать исключительно а priori, а также как это возможно. Поэтому ни пространство, ни какое бы то ни было априорное геометрическое определение его не есть трансцендентальное представление; трансцендентальным может называться только знание о том, что эти представления вообще не имеют эмпирического происхождения, и о том, каким образом они тем не менее могут а priori относиться к предметам опыта. Применение пространства к предметам вообще также было бы трансцендентальным; но так как оно ограничивается исключительно предметами чувств, то оно называется эмпирическим. Таким образом, различие между трансцендентальным и эмпирическим причастно только к критике знаний и не касается отношения их к их предмету» (КЧР, В 80 – 81).]

В данном случае Кант явно различает априорное и трансцендентальное, фиксируя последнее (во второй части определения) как применение априорного в процессе познания. Тем самым трансцендентализм — это последующий и более глубокий, по сравнению с проблемой априоризма (есть ли и задействованы в познании априорные формы?), вопрос о познавательном применении априорного. Ведь нужно еще понять, почему и как наши априорные (неэмпирические) представления необходимо приложимы к опыту (или: почему и как опыт подчиняется им?), хотя и не выводятся из него. Именно поэтому за метафизическим истолкованием пространства и времени следует их трансцендентальное истолкование, а за метафизической дедукцией категорий — трансцендентальная дедукция.

Соответственно, существенным здесь является вторая часть определения, где вводится требование ограничения сферы неэмпирического знания путем ее соотнесения с «предметами опыта», что как раз и осуществляется в ходе познавательного акта. Это можно называть слабым пониманием трансцендентального. Обратим внимание также на то, что здесь ставится вопрос об априорном отношении априорных (неэмпирических) представлений. Эта двойственная априорность кажется избыточной (как «масло масляное»), но это не так. Трансцендентальное у Канта имеет характер двойной необходимости. Первая из них — априорная необходимость — связана с всеобще-необходимым характером априорных форм (представлений). Вторая — с необходимым характером отношения этих априорных представлений к опыту, или подчинение опыта этим априорным представлениям. Например, если будет показано, что пространство является необходимым условием представления (мыслимости) предметов вообще, то его статус будет трансцендентальным, если же пространство выступает лишь как априорная форма созерцания «внешних» предметов (т.е. оно применимо лишь «исключительно предметами чувств»), то его статус будет лишь метафизическим, а его применение — эмпирическим . Вот как Кант поясняет различие между трансцендентальным и метафизическим в своей «Критике способности суждения»:

«Трансцендентальный принцип — это принцип, посредством которого представляется априорное общее условие, единственно допускающее, чтобы вещи могли стать объектами нашего познания. Напротив, метафизическим принцип называется, если он представляет априорное условие, допускающее, чтобы объекты, понятие о которых должно быть дано эмпирически, могли быть далее определены априорно. Так, принцип познания тел в качестве субстанции и изменяющихся субстанций трансцендентален, если этим утверждается, что изменение должно быть вызвано какой-либо причиной; он метафизичен, если утверждается, что это изменение должно быть вызвано внешней причиной: в первом случае, для того чтобы априорно познать положение, тело должно мыслиться только посредством онтологических предикатов (чистых понятий рассудка), например, как субстанция; во втором в основу должно быть положено эмпирическое понятие тела (как вещи, движущейся в пространстве), что позволяет совершенно априорно усмотреть, что телу присущ этот предикат движения посредством внешней причины)» [КСС, «Введение», § V «Принцип формальной целесообразности природы есть трансцендентальный принцип способности суждения»].

Поскольку не все метафизическое является трансцендентальным, то метафизика должна быть очищена от спекулятивных, но не универсально–трансцендентальных принципов. Это достигается путем тщательного анализа результатов нашей познавательной практики, в которой из-за поспешного обобщения и/или метафоричности нашего мышления нередко частное ошибочно трактуется как общее, а случайное — как необходимое. При этом отношение между метафизическим и трансцендентальным не является отношением рода — вида, в том смысле, что мы можем взять набор метафизических принципов и отобрать среди них те, которые прошли трансцендентальную проверку. Как видно из кантовского примера уточнению (ограничению) должна подвергаться содержательная формулировка имеющихся в метафизике принципов. Для Канта спекулятивные метафизические принципы выступают, скорее, как «превращенные формы» (Маркс/Мамардашвили), которые не являются ни полностью ложными, ни полностью истинными (соответственно, являются частично истинными). А обнаружение и исправление имеющихся в их формулировке неточностей требует значительных мыслительных усилий, связанных с проверкой условий их истинности. Общая направленность такой трансцендентальной проверки заключается, по Канту, в том, чтобы придать любым метафизическим спекуляциям человекоразмерный характер, т.е. учесть при формулировке выходящих за пределы эмпирического опыта метафизических постулатов разума особенности нашей познавательной способности, «устройства» нашего органа познания, каковым и является человеческое сознание.

С другой стороны, при анализе итогового кантовского определения трансцендентального можно выделить два типа трансцендентального, которые условно связаны с первой и второй частями этого определения. Первый тип, о котором мы и говорили в основном выше, может быть назван априорно–трансцендентальным, или метафизически–трансцендентальным. Этот тип трансцендентального представляет собой некий набор онтологических допущений (ср. понятием трансцендентального принципа из КСС), об устройстве мира, критически переосмысленных с помощью трансцендентального метода. Далее этот тип трансцендентального будем называть онтологически–трансцендентальным. Другой тип трансцендентального, выступающий критерием проверки спекулятивно–метафизических (онтологических) положений, связан с постулируемой трансцендентальной философией принципами об устройстве человеческого ума. Эти принципы, собственно, и отвечают на вопрос «каким образом эти [априорно-метафизические] представления могут a priori относиться к предметам опыта» (вставки и выделение наши. — К.С.). Поскольку любой априорно–метафизический (онтологический) принцип является нашим представлением, то в нем одновременно содержатся (1) идея об объективном устройстве реальности (первый тип трансцендентального) и (2) идея (данная, возможно, неявно, но обязательно предполагаемая) об устройстве существа, постулирующим первую [объективную] идею (второй тип трансцендентального) (ср. с замечанием М. Фуко из его книги «Слова и вещи» о том, что в знаке содержатся две идеи: идея выражаемого в знаке объекта (знак является знаком чего-то) и идея самого знака (Логика Пор–Рояля). Таковым для Канта является принципиальный для тезис о том, что «существуют [всего лишь] два основных ствола человеческого познания, вырастающие, быть может, из одного общего, но неизвестного нам корня, а именно — чувственность и рассудок» [КЧР, 46], хотя возможен и принципиально иной тип рассудка, который Кант называет интуитивным (см. КСС). Второй тип трансцендентального будем называть антропологически–трансцендентальным, или гносеологически-трансцендентальным, а в современной философии науки этот тип оснований фиксируется как гносеологические допущения теории.

С логической точки зрения отношение между априорным (метафизическим) и трансцендентальным можно представить как «пересечение» двух областей. Критический трансцендентальный критерий состоит в том, чтобы ограничить метафизическое априори и оставить только то, что прошло трансцендентальную проверку, т.е. конституировать область пересечения метафизического и трансцендентального — область онтологически-трансцендентального. Остающаяся же после «пересечения» область метафизического уже не имеет прежнего аподиктического статуса и может рассматривать как набор общих, или более специальных (для соответствующего вида познания) теоретических принципов, имеющий, скорее, статус гипотез и полезных эвристик. Правая область трансцендентального — это область гносеологически–трансцендентального, т.е. набор общих гносеологических принципов об устройстве человеческого сознания и более специальных принципов, фиксирующих специфику того или иного «вида познания», например кантовское положение о том, что математика является деятельностью «посредством конструирования понятий».

Суммируя вышесказанное, можно определить трансцендентальное следующим образом. Если рассмотреть какой-либо знак (как вырожденный случай знания), то в нем можно выделить две составляющие. С одной стороны, знак является знаком чего-то (например, слово «мама» обозначает маму) и поэтому, с содержательной стороны, знак определяется своим эмпирическим содержанием. С другой стороны, любой знак для того чтобы быть знаком должен иметь особую знаковую структуру или форму, независимую от своего содержания: то, что делает его знаком. И вот эта формальная компонента знака и является кантовским трансцендентальным. Как замечает Кант в своих «Постулатах эмпирического мышления вообще»: «…понятия.. лишь суть формальные условия определения предметов в опыте вообще… Не предпосылая самого опыта, мы можем познать и характеризовать возможность вещей только в отношении к формальным условиям, при которых в опыте вообще нечто определяется как предмет; в таком случае мы познаем возможность вещей совершенно а priori, но все же лишь в отношении к опыту и внутри его границ» [КЧР, B 272 – 273] (ср. выделенное нами курсивом с 2-ой частью определения трансцендентального, где говорится априорном отношении к предметам опыта априорных представлений). И именно поэтому во 2-ом изд. КЧР Кант говорит о том, что его трансцендентализм (трансцендентальный идеализм) «во избежание недоразумений» лучше называть формальным идеализмом (формальный vs. содержательный; КЧР, B 519 (прим.)].

В качестве же итогового можно принять следующее определение трансцендентального: «Трансцендентальным называется принцип, благодаря которому опыт необходимо (resp. априорно) подчиняется нашим априорным представлениям» (см. Ж. Делез «Критическая философия Канта: учение о способностях», с. 20).

Однако помимо выделенных выше типов трансцендентального, которые могут быть названы слабыми модусами трансцендентального, Кант сразу же после своего «итогового» определения вводит еще один (третий) — сильный — модус трансцендентального, поясняя, что «a priori относиться к предметам [познания]» могут только действия чистого мышления» (там же Кант определяет науку о «действиях чистого рассудка» как трансцендентальную логику [КЧР, 74]). Тем самым трансцендентальным в сильном смысле этого слова является то, что обеспечивает встречу в познавательном акте имеющего априорные формы знания субъекта и объекта («предмета опыта») познания, а таковыми могут быть только [познавательные] «действия мышления». Только в акте познания и осуществляется подобная «встреча», а все остальное: априорное, или спекулятивное, или метафизическое, — не имеющее прямого отношения к действиям рассудка, т.е. умственным построениям, в ходе познания должно рассматриваться как нерелевантное. Этим модусом Кант задает трансцендентальный критерий, который предполагает конструктивную проверку — соотнесение с некоторыми действиями нашего сознания — вводимых теоретических (априорных) спекуляций. Именно с этим модусом трансцендентального мы соотносим проблему генезиса априорных форм.

Прикрепления: trans_forum2_1.doc(144Kb)
 
SergKatrechkoДата: Вторник, 01.12.2009, 21:27 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Добрый вечер!

1. Пользуясь случаем, хотел бы информировать, что одной из ближайших (прагматических) целей нашего проекта/форума является коллективная монография под названием "Трансцендентальный метод: истоки, перспективы, применение".

2. Разделение форума на три (два) подфорума является условным. Все же главной целью сейчас является выявление специфики кантовского трансцендентализма, поэтому и данное сооб. С.Борчикова, хотя относится, скорее, к теме трансцендентализма (вообще), но вполне уместно и здесь как введение к кант.трансц.

3. Для С.Борчикова. Спасибо за обстоятельное историко-этимологическое введение.

[Речь идет о "Статья первая. Исходные понятия" С.Борчикова, перенесенную из этой ветки на вновь образованный форум "Предпосылки кантовской философии" -- вставка от 16.12.2009]

Конечно, данная работа необходима для грамотного освещения темы. В своем тексте я опирался на статью А.Н.Круглова. Пользуясь случаем выкладываю две его статьи о истории терминов трансцендентальное и априорное (хотя не уверен, что этот текст является полной/последней версией). Кстати, у него есть монография под названием "Трансцендентализм в философии", которую надо бы внимательно почитать.

Всего доброго, С.Катречко

Прикрепления: 8304965.htm(91Kb)
 
SergKatrechkoДата: Пятница, 04.12.2009, 15:42 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Попробую расширить свое вопрошанию о понимании кантовского трансцендентального (от 15.09) из первой ветки форума (см. мое сооб. 2 (от 29.11.2009) из тему "Что такое трансцендентальная философия (Канта)?", которое я здесь воспроизвожу (= п.1=) с дополнением (в конце) (http://transcendental.ucoz.ru/forum/9-5-1)

1. В чем суть моего непонимания кантовского трансцендентального? Дело в том, что этот термин употребляется весьма разнообразно. Даже у самого Канта есть такое рода словосочетания/словоупотребления «трансцендентальное», «трансцендентальное воображение» (resp. способность суждения, единство апперцепции) (в данных случаях трансцендентальное противопоставляется эмпирическому), но есть также и словосочетания «трансцендентальная философия», «трансцендентальная дедукция (категорий)», где трансцендентальное противопоставляется, скорее, метафизическому. Вместе с тем изначально трансцендентальное как трансцендентое противостоит имманентному, но и здесь (у Канта) возникает дополнительная трудность, связанная с различением трансцендентального и трансцендентного.

Кроме того, Кант часто употребляет термин трансцендентальный в паре с термином априорный, в силу чего возникает ложная ассоциация отождествления этих терминов (часто философию Канта называют априоризмом; см. мое различение «трансцендентальное vs. априорное»). Так, например, кантовский трансцендентальный идеалист как раз тем и отличается от трансцендентальный реалиста, что первый признает идеальность (или априорность) пространства и времени, в то время как реалист — их реальный, физический характер, наподобие абсолютного пространства Ньютона.
В данном случае употребление Кантом термина трансцендентальное более – менее понятно. Но когда Кант рассматривает трансцендентальную философии как науку о трансцендентальном, говоря например, что «трансцендентальная логика учит как сводить к понятиям не представления (эту деятельность рассматривает общая логика. — К.С.), а чистый синтез представлений» (КЧР, В 105), т.е. выступает уже не как трансценденталист, а как методолог трансцендентализма, то смысл понятия трансцендентального становится еще более размытым. В своем «итоговом замечании» о трансцендентальном (КЧР, В 80 – 81). Кант различает априорное и трансцендентальное, но основание для этого различения не эксплицирует

(вот этот фр.: «Поэтому ни пространство, ни какое бы то ни было априорное геометрическое определение его не есть трансцендентальное представление; трансцендентальным может называться только знание о том, что эти представления вообще не имеют эмпирического происхождения, и о том, каким образом они тем не менее могут а priori относиться к предметам опыта. Применение пространства к предметам вообще также было бы трансцендентальным; но так как оно ограничивается исключительно предметами чувств, то оно называется эмпирическим. Таким образом, различие между трансцендентальным и эмпирическим причастно только к критике знаний и не касается отношения их к их предмету»).

В посткантовской же традиции смыслы трансцендентального начинают множиться и каждый мыслитель (например, Шеллинг, или Фихте, или Апель) вкладывает сюда свой особый смысл. Я же спрашивал (resp. спрашиваю) об изначальной (основной) кантовской интуиции, которая позволила бы нам использовать кантовский термин «трансцендентальное» в близком к Канту словоупотреблении (ср. с прагматикой Витгенштейна: значение слова определяется его использованием).

М.б. решающим здесь оказывается концовка прим. III ч.1 «Главного трансцендентального вопроса» (Как возможна чистая математика?») «Пролегомен», где Кант поясняет «само слово трансцендентальный… у меня никогда не означает отношения нашего познания к вещам, а только к познавательной способности». Тогда, если познание рассмотреть как средний термин, то эмпирическое (исследование) связано с отношением познания к вещам, а трансцендентальное — отношением познания к сознанию (как «органу» познания, или познавательной способности), или (графически): вещь —(эмпирическое)— познание —(трансцендентальное)— сознание.

Другой понимательный ход состоит в том (также основанный на противопоставлении трансцендентального и эмпирического), что эмпирическое исследует отношение познания к реальному (эмпирическому) предмету, а трансцендентальное — отношение познания к трансцендентальному предмету/объекту, вводимому Кантом как как объективное (идеальное) единство, противостоящее трансцендентальному единству апперцепции. Это понимание основано на самом общем смысле трансцендентального как различия между реальными предметами (вещь сама по себе) и нашими представлениями о них, т.е. идеальными предметами (вещь для нас), о чем мы уже говорили выше по поводу реального и идеального понимания пространства и времени.

== 4.12.2009 ==

Итак я поставил вопрос об изначальной кантовском интуиции трансцендентального. Я бы выделил два ее аспекта, которые м.б. и привели меня к непониманию.

1. В своем определении трансцендентальной философии (направленность не на предметы, а наш способ познавания) Кант понимает под ней некую теорию познания, которая "совпадает" с теорией сознания. Или, по крайней мере, такую теорию познания, которая конституирована не совсем так, как сложившаяся в ХХ веке гносеология (или эпистемология). Подтвреждением этого является замечание Канта в пар.13 Пролегомен, когда он пишет: "словом же трансцендентальный, я обозначаю отношение нашего познания не к вещам, а только к познавательной способности... "

2. Второй аспект связан с различением эмпирического и трансцендентального применения познавательных способностей. Здесь (и сейчас) я все больше склоняюсь к подходу, изложенному в последнем абзаце цитируемого выше моего сообщ. А именно, трансцендентальный означает отношение к трансцендентальному предмету/объекту (эмпирический - отношение к эмпирическому объекту). Нашел подтверждение этому в учебнике В.В.Васильева "УЧЕНИЕ О ДУШЕ В МЕТАФИЗИКЕ XVIII ВЕКА" (см. его полный текст в приложенном к этому сообщ. файле). Правда, цитата имеет более частный характер, но ее можно обобщить (наиболее важное выделил жирным):

"Наибольший интерес представляет систематизация Кантом видов продуктивного воображения в его трансцендентальной функции. Итак, оно может быть: 1) трансцендентальным, 2) чистым, 3) эмпирическим. Здесь именно иерархия способностей. Эмпирическое продуктивное воображение зависит от чистого, а чистое – от трансцендентального. Трансцендентальное воображение направлено на “вещи вообще”, чистое – на априорные темпоральные формы. Наконец, эмпирическое продуктивное воображение реализует себя в “синтезе схватывания” (4: 23, 18)".

Вместе с тем, здесь и решена проблема различения трансцендентального и чистого. "Чистое" - это рефлексивное обращение на само сознание (собственно гносеология), а трансцендентальное - выход за пределы сознания к "вещам в себе" (ср. с принципом "Назад к самим вещам" феноменологии/Гуссерля). Понятно, что в этом случае трансцендентальное применение является онтологическим (см. нашу полемику об онтологической интерпретации кантовского трансцендентализма с И.Батурой из первой ветки), оно позволяет сознанию выйти навстречу вещам.

[конечно, здесь есть вопрос: к каким вещам: трансцендентным или трансцендентальным? Но, главное, что не к вещам для нас, т.е. не к имманентным данностям сознания. ++ вот какая ассоциация: кантовские трансцендентальные предметы = интенциональным предметам Гуссерля (!?)]

= добавление от 6.12.2009 =

Нашел цитату из Канта, на которую (видимо) опирается В.Васильев. Вот она (КЧР, "Об основании различения всех предметов вообще на phaenomena и noumena"): "Трансцендентальное применение понятия в любом основоположении относится к вещам вообще и к вещам самим по себе, а эмпирическое - только к явлениям, т.е. к предметам возможного опыта" (B 298).

(о моих соображениях по этому поводу см. ниже, в новом сообщении)

С уважением, Катречко С.Л.

Прикрепления: vasiljev_soul18.doc(659Kb)
 
SergKatrechkoДата: Воскресенье, 06.12.2009, 16:12 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Добрый день!

Хотя в данном сообщении я продолжу свою мысль/вопрошание о природе трансцендентального у Канта, но вместе с тем попробую отреагировать на приведенные выше соображения С. Борчикова, которые (как мне показалось) задают некоторое неправильное видение кантовского трансцендентализма (хотя 1. я вполне уважаю понимание трансцендентального самого СБ; 2. собственно о кантовском трансцендентализме СБ еще только обещает сказать подробнее в след. сооб.).

[вставка от 16.12.2009: Речь идет о двух статьях С. Борчикова, перенесенных из этой ветки на вновь образованный форум "Предпосылки кантовской философии" и, прежде всего, "Статья вторая. Проблема трансценденталий" (сообщ. №3), которую ниже я еще буду обсуждать особо. "Статья первая. Исходные понятия" имеет чисто историко-этимологический характер и возражений у меня не вызвала.]

Начну с одной важной цитаты Канта о природе трансцендентального, которую чуть выше я приводил в качестве добавления к цитате В.Васильева (см. мое сооб. от 4.12.2009):

"Трансцендентальное применение понятия в любом основоположении относится к вещам вообще и к вещам самим по себе, а эмпирическое - только к явлениям, т.е. к предметам возможного опыта" (Кант, КЧР, "Об основании различения всех предметов вообще на phaenomena и noumena"; B 298).

[один вопрос (себе и другим) на будущее: что здесь означают вещи вообще: как родовое понятие (для трансцендентных и имманентных), или здесь это аналог трансцендентального предмета?]

Выше я поставил вопрос об изначальной кантовской интуиции трансцендентального. Т.е. вопрос в духе А.Бергсона (см. его статью "Философская интуиция"), который говорит о том, что у каждого мыслителя есть лишь одна главная интуиция, которая "просвечивает" сквозь все его тексты и (это уже от себя) если понять которую, то понимаешь суть концепции того или иного мыслителя.

Раздумывая над теми вопросами, которые я сам же и поставил + осмысляя завязавшуюся полемику, вчера, по-моему, что-то для себя уяснил. Собственно, с этой гипотезой и хотел бы сейчас поделиться.

Согласно Делезу (см. его "Что такое философия?" специфика каждого философа в том, что он изготавливает новые концепты (понятия), в рамках того или иного общего смыслового поля ("плана имманенции"), которое, в свою очередь является либо авторским, либо характеризует общее смысловое поле той или иной эпохи.

Для Канта в качестве такого общего смыслового поля выступает "эпистемологический поворот" Нового времени, связанный с открытием Декартом инстанции cogito. Тем самым все вопросы о том, как обстоит дело на самом деле, вопросы о "реальном" (вещи, трансценденции и пр.) оказываются нерелевантными. Говорить, что развивая трансцендентализм Канта, можно ставить вопрос о содержании трансцендентального или о трансцендентальном содержании - занимать позицию прежней (докантовской) догматической метафизики, с "фантазиями" который Кант и борется в своей Критике.

Каково поле имманенции Канта? Первичным для него является ОПЫТ. Замечу, что даже не (декартовское) СОЗНАНИЕ (как я думал раньше). Конечно, любой опыт является сознательным, но все же главное не сознательный опыт, а сознательный опыт. Все, что выходит за рамки опыта, т.е. трансцендентное, не может быть позитивным предметом философского исследования и поэтому должно быть отброшено, по крайней мере в анализе "чистого разума" (для СБ: в частности вопрос, как устроена (трансцендентная = реальная в догматическом смысле вещь, в том числе и концепция гилеоморфизма Аристотеля). Опыт (или область эмпирического, или (если хотите, но это не совсем точно) область имманентного) и есть начало кантовской (трансцендентальной) философии: "всякое наше познание начинается с опыта" - самая первая фраза КЧР!). Но, как сразу же оговаривает Кант, "хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта" (B1). Главный "трансцендентальный" вопрос Канта: как возможен ОПЫТ, т.е. вопрос об отыскании "первых причин" или принципов устройства (организации) опыта. Возможно, это и есть главная кантовская интуиция трансцендентального: начинать с эмпирического (опыта), но заниматься его философским - трансцендентальным - исследованием. Соответственно, трансцендентное - то, что выходит за пределы опыта, или ограничивает опыт (и поэтому оно неинтересно, нерелевантно, невозможно...).

[В случае признания сознания, первичным является оно само: его структуры и его содержание. Но тогда невозможным оказывается выход сознания за свои пределы, в частности кантовская природная способность к метафизике. Т.е. Кант неявно (превращенным образом) развивает концепцию интенциональности, хотя и не тематизирует ее]

Данная "опытная" трактовка проясняет и соотношение трансцендентализма и (прежней) метафизики. Метафизика тоже пытается выйти за пределы опытного, но эта попытка (по Канту) "ненаучна". Как пишет Кант в заключительной части своих Пролегомен ("Как возможна метафизика как наука": "Критика (= трансцендентальная философия - КС) относится к обыкновенной школьной метафизике (= прежней догматической метафизике - КС) точно так, как химия к алхимии или астрономия к астрологии". В своем начальной тексте этой ветви я определил это с помощью концепта "превращенная форма". Т.е. метафизика также пытается превзойти эмпирическое, отыскать первопринципы опыта, но "алхимически"...

Для И.Батуры.

1. Если считать сферой человеческого опыт, то тогда Ваша теория творения вполне правомерна: в сфере опыта именно человек и является творцом, именно он творит "опытные" вещи (явления, вещи для нас).

2. Если первичным выступает опыт, то тогда понятно и Ваше отношение к Витгенштейну: для Витгенштейна первичной сферой человеческого является ЯЗЫК, или (чтобы сблизиться с Кантом) сфера языкового опыта. Т.е. Витгенштейн на самом деле развивает кантовский трансцендентальный подход, кладя в основание философского анализа некоторый (сознательный) языковый опыт (опыт, выраженный в языке). Правда, в отличие от Канта, практически не тематизирует теорию сознания.

2.1. Тогда м.б. и Гуссерль (как апологет сознания) не является исконным (в кантовском смысле) трансценденталистом: для него первичным, скорее, выступает сознание и его структуры, а не опыт.

3. Правда, при этом ("опытном" понимании трансцендентализма) тезис о (трансцендентальной) философии Канта как (прежде всего) теории сознании неточен (!), хотя именно (теория) сознания и выступает (трансцендентальным) условием (организации) опыта.

Для С.Борчикова.

Quote
СБ. ("Статья вторая. Проблема трансценденталий"): "Слабое место средневековой концепции [состояло в том], что в ней не делалось различие между формой трансценденталии и ее содержанием. Тем самым негласно предполагалось, что любое имманентное содержание трансценденталии практически не отличается от трансцендентально-трансцендентного сущего... А заслуга Канта
состоит [в частности в том], что четко зафиксировал отличие трансцендентного содержания от трансцендентальной формы."

== Понятно, что в случае "опытного" прочтения трансцендентализма Канта Ваши построения о трансцендентальной форме и содержании выглядит не-кантовскими. Трансцендентальное (для Канта) - это форма опыта, или форма опытного (имманентного) содержания. A la Витгенштейн: то, что находится за пределами опыта невыразимо (т.е мы должны об этом (трансцендентном) молчать). Вы же делаете ряд утверждений как раз об этом.

Quote
СБ. ("Статья вторая. Проблема трансценденталий"): "Я же, опираясь на аристотелевский принцип гилеморфизма, беру еще шире: не просто знак, а любой модус имманенции имеет содержание и форму. А поскольку за пределами имманенции располагается трансценденция (ст.1), то это неизбежно переносится и на содержание, и на форму."

== В рамках эпистемологического поворота, Кант "гносеологически" переосмысляет старые метафизические проблемы. Вместо метафизической доктрины гилеоморфизма Аристотеля (Ф.Аквинского) он предлагает свою концепцию эпистемологического (или трансцендентального) гилеоморфизма: "опытные" вещи (т.е. явления) состоят из материи и формы, где роль первого выполняют ощущения, а роль второго - априорные формы. А вместо античной проблемы "Единое - Многое" (Платон, Плотин) он предлагает свой "критический" (трансцендентальный) вариант: (чувственное) многообразие (ср. с "чувственными данными" Рассела) - трансцендентальное единство апперцепции.

На том и стоим, Катречко С.Л.

Небольшое дополнение от 7.12.2009

1. Говоря об ОПЫТЕ, я (Кант) говорит об (опытном) ЗНАНИИ (в этом смысле опыт и знание синонимичны). Поэтому теорию Канта можно назвать теорией знания) в которой есть и теория сознания, и теория познания, и онтология (как выход за пределы сознания).

2. Кант принципиально отличается от своих предшественников Нового времени (Декарт, Локк, Лейбниц, Беркли, Юм) тем, что он кладет в основание не сознание, а опыт (знание). Тем самым он снимает проблему соотнесения субъекта и объекта: если нет противостоящего объекту субъекта, то не не нужно и согласовывать их между собой в процессе познания, соответственно Кант преодолевает (снимает) теорию предустановленной гармонии (теорию соответствия субъекта и объекта) предшественников. В этом суть коперниканского переворота: знание (по своей форме) подчинено сознанию (см. мою аналогию со знаком).

3. Соответственно, "Критика практического разума" основана на интуиции морального опыта (здесь опыт и знание не совпадают, моральный опыт = поведение, действие). Правда, вот вопрос: а на чем (на каком опыте) основана "Критика способности суждения"?

Катречко С.Л.

 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 07.12.2009, 18:42 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Добрый вечер!

Попробую подвести краткий итог моего вчерашнего "прозрения" относительно кантовского трансцендентализма. Сначала казалось, что это что-то принципиально новое. Теперь, когда эмоциональный заряд прошел, отношение скромнее: по сути дела, многое и понимал и прежде, но появились некоторые новые нюансы, которые позволили по-новому структурировать имеющуюся интерпретацию кантовского трансцендентализма.

1. Предметом анализа Канта (в КЧР) выступает опытное знание, точнее научное знание о природе (а, отнюдь, не сознание). Это знание выступает в виде суждений, имеющих классическую субъектно-предикатную структуру (SP-суждения).

2. Поскольку нас интересует новое знание (собственно знание), то внимание обращается на синтетические суждения. Их суть (суть знания) состоит в том, что для того чтобы что-то узнать о предмете А, нам необходимо выйти за пределы этого представления (об А) и сопоставить с А другое представление В (перифраз В11 - В13; КЧР Введение, О различии между аналитическими и синтетическими суждениями). Тем самым любое знание - это синтез представлений.

3. Что делает возможным этот синтез? Причем надо заметить, что во всех SP-суждениях предикат (логически) подчиняет себе субъект: предикат обязательно является общим представлением (понятием), подчиняющим себе предмет субъекта.

3.1. Соответственно, в опытных (эмпирических) суждениях такую функцию посредника выполняет опыт: если я вижу, что мел - белый, то могу высказать суждение "Мел - белый".

3.2. Однако в науке есть законы, т.е. суждения, в которых отношение подчинения субъекта предиката мыслятся как необходимые. Это - синтетические суждения априори. "Что служит здесь тем неизвестным х, на которое опирается рассудок, когда он полагает, что нашел вне понятия (точнее, представления - КС) А, чуждый ему , но тем не менее связанный с ним предикат В?" (Кант, КЧР, В13). Кантовский ответ (в этом самая суть его коперниканского переворота) - сам рассудок. Т.е. закон (= закон подчинения субъекта предикату) - это закон рассудка. Но разве может предмет (представления) А, если он является природным объектом, подчиняться закону рассудка (resp. рассудочному понятию В)? Полагать это, т.е. то, что вещь сама по себе подчиняется нашему рассудку - было бы абсурдно. Поэтому (с целью избежать этого абсурдна) Кант и вводит свои вещи для нас. Именно они и являются эмпирическими предметами, предметами опыта. Никаких других предметов мы не знаем!

3.3. Правда и в этом случае возникает проблема правомерности использования рассудочных предикатов (вообще) и особенно чистых рассудочных понятий (категорий). Т.е. тема трансцендентальной дедукции категорий (однако здесь эта тема еще не тематизируется, или тематизируется лишь поверхностным образом).

4. В силу постулируемой Кантом нашей природной склонности к метафизике, мы стремимся выйти за рамки эмпирического.

5.1. Собственно это и составляет суть любой теоретической науки (математики и естествознания). Поэтому возникает тема метафизики. Родовым недостатком прежней (догматической) метафизики и базирующейся на ней рациональной (теоретической) науки является постулирование наличие реальных вещей, находящихся за рамками опыта, которые выступают "причинами" тех (единственно возможными) вещей, которые мы находим в опыте. Критика Канта как раз и направлена на блокировку подобных - мета-физических - операций/спекуляций. Такой подход в принципе возможен, но надо понимать, что любая такая метафизическая спекуляция является лишь гипотезой, проблематическим знанием.

5.2. Для реализации природной метафизики человека Кант предлагает научную метафизику (т.е. химию вместо прежней алхимии; см. цитату из гл. "Как возможна метафизика как наука" Пролегомен в пред. собщ.) Мы вводим теоретические конструкты для объяснения эмпирических данных, но должны понимать, что это:
а1. не реальные, а лишь трансцендентальные объекты;
а2. именно они имеют необходимый характер в отличие от эмпирически случайных вещей.

Тем самым решена выше поставленная проблема: как возможны научные законы, или теоретическая наука.

6. Поскольку мы ограничиваем себя сферой опыта (опытного знания), т.е. не выходим за пределы своего опыта, то возникает тема трансцендентализма как исследования своей познавательной способности (теории сознания). За каждым теоретическим конструктом (каковым, по сути, является любой предикат, имеющий общий характер) мы должны найти соответствующее ему "действие чистого мышления" (концепция трансцендентального конструктивизма; см. наш Манифест; развитие этой темы в 3-ей ветви форума: трансцендентальная философия науки), или, по крайней мере, критически проверить принимаемые нами теоретические конструкты на их состоятельность, оправданность (трансцендентальная дедукция как вопрос права, правомерности использования понятий в познании).

два небольших дополнения к пункту 6. (8.12.2000)
6.1. Замечу, что впервые проблему дедукции [эмпирических] понятий (в познавательном процессе) поставил Платон в своем "Пармениде" и разрешил ее в своей теории идей: 1. без идей невозможно познание; 2. идеи выступают как предикаты-свойства вещей (соответственно, вещь задается своими предикатами, т.е. вещь "причастна" к миру идей (см. мой текст "Вещная онтология Аристотеля vs. событийная онтология Трактата" в приложении, где я описываю этот тип (предикативной) онтологии)

6.2. Дальнейшее осмысление теории науки Кантом связано с концепцией косвенного явления // концепцией трансцендентальной материи из Opus postumum. Ее суть в том, что формальный трансцендентальный предмет наделяется трансцендентальной материей.

7. Таким образом, трансцендентализм (трансцендентальная философия) - это новый тип метафизики, научная метафизика, без которой в науке обойтись невозможно, но нужна особая методология ее использования. Главным (начальным) же ее положением является разделение на вещи в себе и вещи для нас и запрет на отсылку к вещам в себе для объяснения эмпирического опыта. При этом некоторые положения прежней метафизики, возможно в исправленном виде (феномен превращенных форм) могут быть (должны быть) включены в эту новую метафизику.

8. Последующее осмысление эмпирического опыта (теории науки) мы находим в феноменологии Гуссерля, в его концепции интенциональности. По сути дела кантовский трансцендентальный объект совпадает с интенциональным предметом Гуссерля, хотя последний более продуман и тематизирован.

На том и стоим, Катречко С.Л.

P.S. (Для С.Борчикова и И.Батуры) Судя по всему, именно здесь я сформулировал собственно манифест современного трансцендентализма, или пролегомены к трансцендентальной философии науки, знаковыми (ключевыми) фигурами для которой выступают Платон - Кант - Гуссерль.

Прикрепления: katr_wiit2008.doc(873Kb)
 
СБДата: Вторник, 08.12.2009, 08:26 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья третья. Проблема опыта

Обзор учения Канта я решил было начать с проблемы априорности (до-опытности). Но как говорить о том, что до опыта, не поговорив прежде о самом опыте. К тому же и С.Катречко дискуссионно заострил проблему: «первичным для Канта является опыт».
Итак, первая фраза КЧР: «Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта…» Отчего же без «без сомнения»? Сам Кант учит нас критике, так давайте посомневаемся.

Во-первых, чье «наше»? Ученых или всех людей? Если познание ученых, да и то современных, то, пожалуй, нет возражений. Если же всех людей, то очень много фактов против этого. Например, познание мальчиками женщин начинается задолго до первых опытов – через разговоры в подворотнях, через рисунки на стенах туалетов, а сейчас еще и через порносайты. Познание искусств и наук тоже начинается не с опыта, а со слов воспитателей в детском саду и учителей в школе. А многие даже после окончания школы, обогатившись в ней знаниями, не могут написать двух стихотворных строчек или поставить элементарный химический опыт. Да и в историческом плане давно доказано, что человеческая культура началась с мифологии, а не с опытного познания.

Возможно, тогда, во-вторых, надо уточнить понятие «познание». Если под познанием понимать целенаправленно обретаемое в научном эксперименте знание, тогда фраза Канта тавтологична, ибо, действительно, такое познание начинается с опыта. Но если под познанием понимать обретение человеком знаний вообще, то тогда очевидно, что 99% знаний человек никаким личным опытом не подтверждает и не поверяет, доверяя мнениям других людей, авторитетам, книгам, источникам СМИ и т.д. Так что вполне приемлем такой вариант фразы: «Без сомнения, всякое наше познание начинается с доверия чужим знаниям…», а вот уже затем… и так далее.
Но если под познанием понимать не исключительно научное или общечеловеческое познание, а познание лично человеком окружающей его действительности: обыденной, повседневной, социальной, гражданской и т.д., знаний о своем личном здоровье, о своем характере и т.п., то, однозначно, всё это опытные знания. Не перепробовав десятки лекарств, не узнаешь, какое тебе подходит лучше; не набив шишек в общении с окружающими, не выработаешь алгоритм наиболее приемлемого для себя поведения и т.д. Прописные истины.
Но в таких жизненных знаниях много и предрассудков, и заблуждений, причем предаваемых вместе с совокупным опытом человечества из поколения в поколения. Как я, будучи комсомольцем, стопроцентно (!?) знал, что «коммунизм – высшая формация в развитии человеческого общества»! Весь опыт окружающего меня бытия (ровесников, взрослых, руководителей страны, обществоведения и философии) подтверждал это, а воз и ныне там.

Наконец, отсюда вытекает, в-третьих, самый каверзный вопрос: что есть опыт? Он уже с такой неокантианской и эмпириокритической бородой, что даже не хочется приводить замусоленные до дыр аргументы. Выскажу одно соображение: если под опытом понимать только пользование пятью органами чувств, то все гуманитарные науки, все искусства, все религии, да и все философии летят в тартарары. Слава Богу, этого не происходит. Поэты признают эстетический опыт, историки – исторический опыт, политики и социологи – социальный опыт, верующие – религиозный опыт (в отличие от теологических спекуляций) и т.д.
Как ни странно, если понимать опыт так широко (как синоним бытия), то фраза Канта опять оказывается верной: «Любое наше познание начинается с опыта».
Например, хотя знание «Бог», как правило, изначально приходит извне как слово «Бог», принимаемое или отвергаемое, познание Бога начинается только с того момента, когда человек обретет первый религиозный опыт (молитвенный, мистический, психологический, нравственный, сопереживальческий, общинный и т.п.). Можно не понимать и не принимать этот вид познания, как некоторые не понимают и не принимают поэзию, но отрицать его опытный характер – значит не считаться с фактами.

Таким образом, аксиоматическая (потому что «без сомнения») фраза Канта: «Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта…» оказывается чрезмерно полисемантичной и к тому же предполагает определенное терминологическое поле, а с учетом открытия Т.Куна, я бы сказал даже, определенное парадигмальное поле, на котором (в данном случае Кантом) разворачивается.
Что касается опыта, то он является одним из функциональных феноменов на этом парадигмальном поле. И если к нему применять трансцендентальную методологию Канта (ст.2), то мы необходимо должны вычленять в самом опыте:
1) трансцендентальную форму, т.е. некие непреходящие структурно-формальные механизмы,
2) имманентное содержание (знаний об опыте), которое зависит от понятий и взглядов философа и предопределяется исторической эпохой, философской школой, направлением, парадигмой и т.д.
Ни одна имманентная философская система не в силах выразить всю трансцендентальную природу опыта. Иначе, что же это тогда будет за трансцендентальность? Но каждая имеет шанс в процессе познания приблизиться к ней с той или иной долей адекватности.

В свете сказанного возникло еще одно вопрошание.
В ст.1, исходя из этимологии, я дал такое определение трансцендентному вкупе с трансцендентальным – это то, что выходит за пределы имманенции.
Чтобы двигаться дальше, надо либо признать, либо отвергнуть это определение. Тем более что С.Катречко употребил другое определение: «…Трансцендентное – всё, что выходит за пределы опыта…»
Сверяю с Кантом: «Основоположения, применение которых целиком остается в пределах возможного опыта, мы будем называть имманентными, а те основоположения, которые должны выходить за эти пределы, трансцендентными» (КЧР, М., 1994, с.216).
Что такое «возможный опыт»? По-моему, если я правильно понимаю русский язык, это опыт, которого пока нет, но который еще только возможно будет. А можно ли в нашем смысле (не в кантовском, а людей XXI века) называть возможный опыт опытом. Например, я могу провести опыт по скрещиванию рыси и леопарда, но я такой опыт не провожу, поскольку я не биолог, но так как такой опыт возможен, то, подумавши о нем, я уже обрел опыт такого скрещивания… (?)
Думаю, это не по-кантовски. Тогда в чем дело? Дело всё в том же моменте трансцендентальности феномена «опыт», который всегда будет оставаться за пределами имманентного осознания, и задача наша – ее (трансцендентальность) познавать. Надеюсь, мы для этого и форум замыслили.

PS. Когда статья была готова, пришло сообщение С.Катречко, в котором он почти отождествляет опыт и знание. Это окончательно всё запутывает. Помимо знания, существует еще масса феноменов: ощущение, представление, интуиция, гипотеза, эстетический вкус, историческое чутье, любовь и т.д. и т.п., но раз всё это лежит за пределами опыта=знания, то, следовательно, согласно определению С.Катречко, это всё есть трансцендентное, а трансцендентное, по его же выражению, «неинтересно, нерелевантно, невозможно».
Известно, что сам Кант ставил задачи перед философией в виде вопросов: что я могу знать? что я должен делать? на что я смею надеяться? что такое человек? и выделял две вещи, наполняющие его душу благоговением: «звездное небо надо мной и моральный закон во мне». Не сказал ведь: знание о звездном небе, а сказал: небо. Очевидно, целеполагание, надежда, человек, звездное небо, мораль – не есть опыт=знания, а следовательно, тоже трансцендентны и опять же неинтересны. Неувязка какая-то получается.

 
SergKatrechkoДата: Среда, 09.12.2009, 01:31 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Мне показалось, что я максимально ясно сформулировал то, что я назвал опытной интерпретацией Канта. Если нет, то попробую еще пару - очевидных для моментов - прояснить.

1. КЧР по своему названию представляет собой текст, посвященный науке (чистому, или теоретическому разуму; точнее, математике и естествознанию).

2. В основе научного познания лежит ОПЫТ, т.е. то, что связано с нашей чувственностью. Именно она поставляет рассудку исходные "чувственные данные" (опыт, эмпирику). В каком-то смысле все Ваши примеры входят в эту сферу: все, что составляет предмет познавательной активности (науки) должно быть вос-принято чувственностью, получено ею (нами). Это и есть (эмпирический) опыт.

2.1. В основе этого (п.2) лежит теория (Канта) о том, что наша познавательная способность, в отличие от божественного интеллекта, представляет собой двухкомпонентную систему чувственность + рассудок, или (на уровне знания) созерцание + понятие. Созерцательная компонента чувственности и является опытным фундаментом любого знания (или познания).

3. Именно сфера опыта (а не, например, сфера сознания) и является сферой имманентного. (это и есть главная моя новация в пред. сообщ.; новация для меня, мое недавнее "открытие", хотя это сверх-очевидное положение для кантоведения). Тем самым Кант "снимает" предшествующее новоевропейское (идущее от Декарта) противопоставление субъект - объект. Опыт - "смесь" субъективного и объективного. Но более важным, конституирующим сам опыт является противопоставление материя - форма, или содержание - форма. Содержание - это первичный чувственный опыт, а форма - его априорное оформление (структурирование), задающее законосообразность опыта. Собственно, именно это Канту и нужно обосновать: как возможны законы науки? Поскольку из самого первичного чувственного опыта не вытекает его, опыта, аподиктичность (необходимость, законосообразность). Опыт в общем (первичном) случае случаен: эмпирическая случайность. Это доказал Юм, поставив под сомнение научность науки: законы науки лишь наши (привычные) ассоциации (субъективная случайность), а не что-то объективное [другой вопрос, что и "объективное" Кант понимает в рамках своего подхода оригинально: объективное = необходимое (в противовес эмпирической и субъективной случайности)].

4. Кантовское решение этой проблемы состоит в том, что законосообразность опыта связана с нашим рассудком, его категориальной структурой (коперниканский переворот). Однако это не субъективизм, поскольку мы находимся в сфере опыта, а не сознания.

5. Критика же (Канта; см. все его Критики) связана с тем, что метафизика объясняет опыт, выходя за его пределы, в область трансцендентного. Это не означает в общем случае, что все метафизические объяснения ложны, но они имеют превращенный характер, не различая хорошие и плохие объяснительные схемы (т.е. кое-что было сформулировано верно!, но нет общего критерия). Например, пространственный характер приписывается не только элементам опыта (явлениям, (опытным) вещам-для-нас), но вещам-самим-по-себе, хотя у нас нет для этого достаточных оснований.

6. Поэтому метафизика (как "алхимия") должна быть заменена трансцендентальным подходом ("химией", научной метафизикой). Это также выход за пределы опыта (имманентного), но выход, основанный на обоснованной методологии, например на трансцендентальной дедукции категорий. Именно поэтому трансцендентальный метод/подход и является теорией научного (опытного) знания.

6.1. Не учитывать (после Канта) критику и заниматься прежней метафизикой - ломиться в открытую дверь. Все, что выходит за пределы опыта (ср. витгенштейновским "за пределы языка") ненаучно и должно быть отброшено. Можно этим (трансцендентным) заниматься? Можно, только не надо называть это наукой. Фантазируйте себе на здоровье, но будьте готовы к появлению антиномий (парадоксов, противоречий)

7. Можно ли распространить этот подход на другие сферы опыта, например область морального действия или житейский опыт? В принципе да, но методология (в общем случае) должна быть другой. Поэтому смешивать воедино, например, КЧР и КПР (тезис о звездном небе и пр.) неправомерно: в науке законодательствует рассудок, в морали - разум.

По-моему, все сказанное выше - тривиальные вещи, связанные с кантовской философией и именно поэтому я их раньше не эксплицировал как само собой разумеющееся при разговоре о Канте.

Вот, примерно так (написано в режиме on-line). Катречко С.

P.S. Видимо, где-то я повторяюсь, но можно попробовать объединить два моих последних сооб. (с учетом первого из этой серии) и тогда получится более-менее цельная картина. Попозже напишу единый текст, но именно попозже.

 
СБДата: Среда, 09.12.2009, 10:31 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей, спасибо за обстоятельный ответ.
Однако самое главное мое вопрошание осталось без внимания. Повторю его.
Всё ли, что составляет опыт, является точас и имманентным, или в опыте имеются и трансцендентальные моменты, которые требуют дальнейшего осознания?
Вот и всё. Мне это очень важно, поскольку от ответа на этот вопрос логически зависит и понимание априорности (до-опытности).
 
SergKatrechkoДата: Среда, 09.12.2009, 10:49 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
См. п.3:
Quote
КС: Опыт - "смесь" субъективного и объективного. Но более важным, конституирующим сам опыт является противопоставление материя - форма, или содержание - форма. Содержание - это первичный чувственный опыт, а форма - его априорное оформление (структурирование), задающее законосообразность опыта.
.

Или по-другому (аналогия знака): любой опыт знание = знак, в котором есть содержание (собственно опытное, или эмпирическое) и форма (априорная).

Трансцендентальное - здесь неуместно (дилемма: априорное трансцендентальное; см. мое итоговое определение трансцендентального). Трансцендентальное - это анализ опыта, в частности указание на наличие в его составе априорного. Т.е. трансцендентальное - это методология подхода (ранее я говорил, что трансцендентальное - это граница между имманентным и трансцендентным, но сейчас, в свете моей новой интерпретации, это нерелевантно; точнее здесь надо говорить об априорном)

КС

 
КорвинДата: Четверг, 10.12.2009, 01:19 | Сообщение # 10
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
Априорное – это то, что присуще предмету в силу самого его определения. Трансцендентальное – некая возможность присущности предмету чего-то в силу его определения, которая может в опыте проявиться или не проявиться. Трансцендентное – возможность присущности, которая не проявится в опыте ни при каких обстоятельствах. Можно так сказать?
 
SergKatrechkoДата: Четверг, 10.12.2009, 01:51 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Доброй ночи!

Давайте не будем изобретать велосипед: апирорное - до-опытное. Ваше же определение априорного является, скорее, определением аналитического.

КС

 
СБДата: Четверг, 10.12.2009, 14:28 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
СК: Трансцендентальное – это анализ опыта, в частности указание на наличие в его составе априорного.

СБ: Раз говорим о науке, то приведу опыт из науки.
Допустим, я имею априрное (до-опытное) положение: все твердые вещества растворяются в жидких.
Хочу проверить это на опыте, в частности, растворится ли поваренная соль в воде? Ставлю опыт. Гляжу – растворяется. Начинаю совершенно имманентным образом, осознанно, с помощью моего целенаправленного методологического мышления анализировать этот опыт. И нахожу, что в нем, действительно, содержалось одно априорное положение, что все твердые вещества растворяются в жидких, а под тем еще второе априорное положение о расстояниях между атомами, достаточно больших в жидких веществах, что позволяет там помещаться атомам растворяемого вещества.
Правильно ли я понял, что вот этот мой ИММАНЕНТНЫЙ анализ я, в силу Вашего определения, имею право назвать ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫМ?

 
SergKatrechkoДата: Четверг, 10.12.2009, 23:47 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Мне показалось, что я настолько все подробно расписал... Повторять ради увеличения кол-ва сообщ. не особо хотелось бы. Хорошо, попробую еще раз (+ конечно, имеет место след. феномен: я сделал "открытие", которое кажется мне настолько ясным (ср. с Фихте), но, видимо, это ощущение ясности обманчивое). Моя попытка - это попытка еще раз описать ситуацию в целом (несколько по другому), хотя (в данном случае) м.б. в еще более сокращенном виде.

1. Конституирующим для Канта (в КЧР) является оппозиция эмпирическое - трансцендентальное (заметьте, имманентного здесь нет). Анализ эмпирического (опыта) показывает, что в его составе есть не-опытные, т.е. априорные элементы. Собственно, это и есть метафизическое.

2. В связи с этим обнаружением (в отличие от прежней метафизики) Кант ставит принципиально новый вопрос: как возможно использование/применение в опытном познании априорного (которое противоположно эмпирическому). Причем, мы не можем занять позицию наивного эмпиризма и сказать, что априорного вообще нет, поскольку в научном знании есть законы, которые, согласно кантовскому критерию (всеобщности и необходимости) являются априорными. Т.е. дилемма такова: либо голый эмпиризм и отрицание всякой теоретической науки; либо признание чистой (теоретической) науки и обоснование правомерности использование в опыте априорного (для выделенного словосочетания Кант использует юридический термин правового обоснования (а не философский и/или логический) - дедукцию).

3. Собственно обоснование правомерности использование в научном знание (опыте) априорного и есть ("главный") трансцендентальный вопрос (как пишет Кант в Пролегоменах), или есть проблема/исток трансцендентального.

Не углубляясь, приведу уже приводимые мной выше три цитаты (м.б. их сведение воедино даст нужный эффект; цитаты даны без особого порядка, т.к. они встречались в моем тексте, хотя возможно их следовало бы поменять местами; но сейчас изменил выделение, чтобы сделать более выпуклым суть трансцендентального).

Quote
(1) Как пишет Кант в своих «Пролегоменах», «многократно указанное мной слово трансцендентальное означает то, что опыту (a priori) хотя и предшествует, но предназначено лишь для того, чтобы сделать возможным опытное познание».

(2) «Я называю трансцендентальным … познание, которое имеет дело не столько с предметами, сколько с нашим способом познания предметов, поскольку он [способ познания] должен быть возможным a priori...." [КЧР, В 25]) .

(3) [мое итоговое определение трансцендентального] «Трансцендентальным (т.е. касающимся возможности или применения априорного познания) следует называть не всякое априорное знание… а только знание о том, (1) что те или иные представления (созерцания или понятия) вообще не имеют эмпирического происхождения, и о том, (2) каким образом [и как это возможно, что] эти представления тем не менее могут применяться в познании, т.е. a priori относиться к предметам опыта» [КЧР, В 80 – 81]).

Т.е. трансцендентальный подход - это обоснование использование в опытном (эмпирическом) познании априорного. М.б. даже более выпукло, это проявляется не определениях. а в структуре КЧР: сначала дается метафизическое истолкование пространства (т.е. обосновывается его априорность) - после этого (и в следствие этого) дается трансцендентальное обоснование использования пространства для опытного познания предметов (то же самое с категориями).

3.1. Точнее трансцендентальное обоснование имеет две стороны. С одной стороны, эта критика прежней метафизики, т.е. фиксация метафизического и проверка этого на предмет правомерности использования (негативная задача, отсечь лишнее). С другой стороны, некоторый новый путь обоснования, связанный с теорией сознания (ср. с моей аналогией знака): вполне возможно, что старая метафизика просто не открыла всех метафизических предпосылок эмпирического (позитивная задача). Тем самым область метафизического переструктуриуется (благодаря трансцендентальному подходу). Правда, что собой представляет трансцендентальный подход Кантом не тематизируется, он, скорее, "показывается" (в своей работе), чем "сказывается".

Теперь обратимся к Вашему вопрошанию:

Quote
СБ: Правильно ли я понял, что вот этот мой ИММАНЕНТНЫЙ анализ я, в силу Вашего определения, имею право назвать ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫМ?

Ответ: Нет, неправильно. Вы совершаете категориальную ошибку, неправильно используя (грамматически) термин имманентный (хотя, использование термина "трансцендентальный (анализ)" почти-что законно). Анализ не может быть имманентным. Анализ направлен на опыт (эмпирический), а сам опыт (по определению) является имманентным (примерно также, как для Декарта имманентным является содержание сознания/cogito). В каком-то смысле анализ и не трансцендентальный, поскольку изначально неизвестно, приведет ли анализ к обнаружению априорного. В этом смысле анализ - нейтрален (он никакой). А вот если анализ обнаружил априорное, то обоснование использования/применения (возможность его применения - см. выше цитаты) априорного осуществляется с помощью трансцендентального подхода. Если же прежний анализ уже выявил априорное (как метафизическое), то тогда можно говорить о "трансцендентальном анализе" как методе из п. 3.1.: критика и выявление трансцендентальных условий/принципов. В последнем случае выражение "трансцендентальный принцип" может быть заменен на выражение "метафизический принцип", точнее на "трансцендентально-метафизический (или трансцендентально-априорный) принцип", если метафизический принцип берется в исправленном (критикой) виде, т.е. применяется не к явлениям (например, к пространственным телам), а к трансцендентальным предметам (+ именно к трансцендентальным, а не к трансцендентным предметам = вещам-самим-по-себе).

Т.е. правильным будет след. перифраз Вашей фразы: "анализ (области) ИММАНЕНТНОГО (эмпирического, опытного) выявил необходимость трансцендентального обоснования (или анализа) априорного (метафизического) в этой области "физического""

Собственно именно эти трансцендентальные предметы (или кантовские =х) по своему эпистемологическому статусу находятся между вещами для нас (явлениями) и вещами в себе, т.е. они как бы и не субъективны, и не объективны (оправдание использования мной ранее термина трансцендентального как пограничного). Правда, выражаясь точнее, Кант отвергает разделение прежней догматической метафизики (Декарта, Вольфа) на субъект - объект, переосмысляя субъект (как трансцендентальное единство апперцепции), а объективное как необходимое, законосообразное (в этом смысле противостоящее апперцепции как "объективное единство апперцепции/самосознания" (см. пар.18 из КЧР (B 140: в рамках транс.дедукции) и определение объекта из пар. 17 (B 137) там же).

Если Вы уж хотите все же ввести термин имманентное, то в контексте пред. абзаца, таковым является область от транс. единства апперцепции до трансцендентального предмета, которые и задают собой (трансцендентальные) границы ОПЫТА (главное: нельзя двигаться далее 1. от транс. предмета к вещи в себе и 2. от апперцепции к "Я" как субстанции (это тоже вещь в себе, даже не данная нам в созерцании).

С ув., Катречко С. (пишу/отвечаю быстро как есть, т.е. на одном дыхании и практически без рефлексии и поэтому м.б. кое-что выразил не совсем точно, но "на этом и стою").

Дополнение от 11.12.2009

Мои объяснения в этом сооб. (особенно в послед. части, посвященной вопросу С.Борчикова) не ухватывает полностью кантовское словоупотребление термина "трансцендентальный" в словосочетании типа "трансцендентальное воображение". Поэтому дополню.

1. Решающим (опять-таки) является противопоставление эмпирическое - трансцендентальное. Эмпирическое (соот. психическое) воображение работает с эмпирическими образами, воспринятым чувственностью содержанием. Но если в составе опыта есть априорное, то надо попытаться ответить на вопрос, а какова роль воображения в общем (с учетом априорного). Т.е. в этом случае функция (указание на) трансцендентального является "обслуживание" априорного в процессе познания. В частности, трансцендентальное воображение отвечает за "восприятие" априорного , точнее чистых (априорных) созерцаний (форм созерцаний), пространства и времени.

2. На уровне же метода, трансцендентальное (или трансцендентальный подход, анализ) состоит в "снятии" естественно-эмпирической установки с целью выявления истинной картины происходящего (опять-таки, связанной с выявлением трансцендентальных условий происходящего эмпирического процесса). Т.е. трансцендентальный анализ - это анализ познания в условиях того, что 1. хотя "познание и начинается с опыта..., но не сводится лишь к нему" (парафраз Канта); 2. (как следствие 1-го) чисто психологический анализ познавательного акта является явно недостаточным для сущностного описания процесса познания, поскольку мы как бы находимся "внутри" объемлющей опыт сферы трансцендентального (ср. со сферой языка Витгенштейна), то эту сферу надо исследовать трансцендентальным методом (хотя это не сфера трансцендентного/метафизического, которая "шире/больше" сферы трансцендентального и, поэтому, это слишком большое расширение некорректно).

3. По поводу кантовского понимания объекта/объективного как противостоящего и эмпирической случайности (опыта), и субъективной случайности. Процитирую свое (сооб. 4 (от 1.12.2009; из 1-ой ветви форума):

Quote
2. Другой вопрос (о чем я начал рассуждать, но это требует более тщательного исследования) - в том, что Кант понимает под объективным. Я думаю (опять-таки, кратко, поскольку позже попробую это подробнее развернуть), что Кант модифицирует наивно-реалистические понятия (физические, декартовские...) объекта и субъекта. Точнее, для Канта есть эмпирически-случайное [знание] (или объективно-случайное), например в суждении "Мел - белый" и субъективно-случайное (типа "Я думаю, что мел белый" или "Я вижу, что стол деревянный"). В обоих случаях не утверждается, что белизна и деревянность - есть сущностное свойство предмета. А вот объективным является то, что является не случайным , а необходимым (см. мои цитаты из КЧР и Пролегомен в сообщ. выше), т.е. объективность - это, скорее, модальная (онтологическая) характеристика (ср. с кантовским модальным рядом: возможное - действительное - необходимое), причем тяготеющая к "необходимости", а не к "действительности": объективно то, что законосообразно (не случайно). Понятно, что так понимаемая объективность находится "между" эмпирически-случайным (= объективным в наивном смысле) и случайно-субъективным (= субъективным в наивном смысле, в каком-то смысле это тоже случайно), т.е. является трансцендентальной! (она уже не субъективно-случайна, но ей не хватает "материальной" объективности вещей-в-себе.)

Вопрос здесь состоит в том, а что такое объективность? Наивный реалист скажет: ну вот он стол, или мел, они же НА САМОМ ДЕЛЕ существуют; они же воспринимаются нами (как объекты). Но, вслед за Декартом, спросим: а вдруг - это (воспринятое нами) является иллюзией, или нашей фантазией.... Почему стол объективен (согласно здравому смыслу)? Потому что он не исчезает в след. мгновение, или будет здесь и завтра, т.е. объективность (это уже шаг к Канту) как и связана с его устойчивостью, постоянством, законосообразностью. Собственно, кантовская объективность и эксплицирует этот (только что описанный) смысл.

КС

 
СБДата: Суббота, 12.12.2009, 10:36 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья четвертая. Первосмыслы понятия трансцендентальности

Кант, как всякий философ, не мог объять необъятного: написав три фундаментальных «Критики», он не составил четкого тезауриса, как нам понимать те или иные термины. Поэтому всегда остается поле для интерпретации.

Возьму два его определения трансцендентального, приведенных С.Катречко.
1) «Я называю трансцендентальным… познание …» и т.д. (КЧР, с.44)
2) «Трансцендентальным следует называть… знание…» и т.д. (КЧР, с.73)
Можно по-разному относиться к знанию и познанию, но все-таки самый распространенный архетип: познание – процесс, знание – результат этого процесса.
Таким образом, Кант в одном случае называет трансцендентальным процесс, в другом – продукт (или содержание) процесса.

Рассмотрю это подробнее.
Что касается содержания (знания), то Кант (а не я, как почему-то замечает С.Катречко) вводит понятие имманентного содержания, причем в противовес трансцендентному содержанию (КЧР, с.216-217 + моя ст.3). Его членение таково: содержание (знание) может быть 1) трансцендентным, 2) трансцендентальным, 3) имманентным.
И тут вопросов практически нет.

Теперь, что касается процесса. Кант говорит о трансцендентальных процессах познавательно-мыслительной деятельности, или трансцендентальных формах. Таковы трансцендентальная логика, трансцендентальная аналитика, трансцендентальная дедукция, трансцендентальная диалектика, наконец, трансцендентальная философия в целом.
Кант нигде не говорит о трансцендентных процессах, методах, способах, формах. И это очень показательно, ибо в этом, как мне видится, состоит суть кантовской философии: он показал и доказал, что трансцендентной формы быть не может в принципе. Форма может быть либо трансцендентальной, либо… имманентной.
Поставил многоточие - как паузу умолчания, поскольку для меня это аксиоматически очевидно. Но вот С.Катречко неожиданно высказал гипотезу: что форма (процесс) может быть и не имманентной, и не трансцендентальной, т.е. просто никакой (ни то, ни сё). Сам Кант ничего не говорит о том, чему противостоит трансцендентальная форма: имманентной ли или «ни тому, ни сему». Почему? Вот проблема для интерпретаторов.

Один из ответов заключается в том, что если обозначить дихотомию «трансцендентальная форма – имманентная форма», то тогда обозначителю придется встать в оппозицию ко всей мировой философии, докантовской и послекантовской, ведь не все же философы в мире культивируют трансцендентальную философию. Например, имманентная (панлогическая) философия Гегеля или трансимманентная (всеединая) философия В.С.Соловьева, не будучи трансцендентальными (не культивирующими кантовскую трансцендентальную логику, аналитику, диалектику и т.д.), окажутся как бы и не философиями вовсе.
С другой стороны, Кант прекрасно понимал, что вся его философская система, несмотря на открытие трансцендентальности, является совершенно такой же имманентной (внутренне и необходимо присущей) его жизни, опыту, сознанию, мышлению, разуму и познанию, как и системы Платона, Аристотеля, Фомы, Декарта, Спинозы и других великих философов для них самих.

Мое интерпретационное решение, которое снимает оба этих противоречия и, кстати, не противоречит кантовским интенциям, таково.
Всякий процесс, точнее, форма – бытия, практического взаимодействия, сознания, познания, философствования и т.п. – является одновременно трансцендентальной и имманентной. Трансцендентальной – настолько, насколько она скрыта от имманентного сознания (т.е. располагается за пределами имманенции осознания). Имманентной – настолько, насколько сознанием знается, осмысляется и осознанно используется.
Таким образом, диалектика здесь такова: всякая форма сознания, будучи исходно трансцендентальной, в процессе познания самосознается, имманентизируется, а став имманентной, трансцендирует, т.е. обнаруживает и порождает внутри себя трансцендентальные моменты, пока незнаемые, непредвидимые, но вполне подлежащие дальнейшей имманентизации (см. ст.1).
И никакой трансцендентной форме не остается места в этом кругообороте. Это по-кантовски. Трансцендентное же содержание, как сказано выше, бесспорно, продолжает иметь место, оставаясь всего лишь видимостью движения трансцендентально-имманентной формы. Об этом потом Гегель в «Науке логике» явно выскажется.

 
SergKatrechkoДата: Четверг, 17.12.2009, 03:37 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей, доброй ночи!

Попробую отреагировать, хотя затрону всего лишь одну тему Вашего сообщ.

Quote
СБ.: Что касается содержания (знания), то Кант (а не я, как почему-то замечает С.Катречко) вводит понятие имманентного содержания, причем в противовес трансцендентному содержанию (КЧР, с.216-217 + моя ст.3). Его членение таково: содержание (знание) может быть 1) трансцендентным, 2) трансцендентальным, 3) имманентным.
И тут вопросов практически нет.

Вопрос как раз есть! Есть ли у Канта понятие имманентного содержания?

Читаю указанный Вами фрагмент (предлагаю в дальнейшем ссылаться на (электронный) текст КЧР, выложенный на PSYLIB

Quote
Кант: "Наша задача состоит здесь в том..., [что] мы будем заниматься здесь исключительно трансцендентальной видимостью, влияющей на основоположения, применение которых вовсе не рассчитано на сферу опыта, а ведь опыт мог бы по крайней мере дать нам критерий их истинности; трансцендентальная видимость вопреки всем предостережениям критики совсем уводит нас за пределы эмпирического применения категорий... Основоположения, применение которых целиком остается в пределах возможного опыта, мы будем называть имманентными, а те основоположения, которые должны выходить за эти пределы, мы будем называть трансцендентными. Однако под этим термином я разумею не трансцендентальное применение категорий или злоупотребление ими, представляющее собой просто ошибку способности суждения, которая недостаточно обуздана критикой и потому мало обращает внимания на границы области, внутри которой только и допустима деятельность чистого рассудка; трансцендентными я называю те основоположения, которые действительно побуждают нас разрушить все пограничные столбы и вступить на совершенно новую почву, не признающую никакой демаркации. Поэтому термины трансцендентальный и трансцендентный не тождественны. Приведенные выше основоположения чистого рассудка должны иметь только эмпирическое, а не трансцендентальное [судя по всему ошибка/описка: здесь надо было употребить термин трансцендентное - К.С.], или выходящее за пределы опыта, применение. Основоположения, устраняющие эти границы и даже повелевающие переступить их, называются трансцендентными. Если нашей критике удается вскрыть иллюзорность этих претенциозных основоположений, то в отличие от них вышеупомянутые основоположения, имеющие чисто эмпирическое применение, можно будет назвать имманентными основоположениями чистого рассудка."

1. Вы правы в том, что Кант различает трансцендентальное и трансцендентное (хотя и путает иногда: см. подчеркнутую выше описку).

2. Вы не правы, говоря об имманентном (трансцендентальном) содержании, т.к. Кант говорит о имманентном (трансцендентальном) применении основоположений. Т.е. Вы "подправляете" Канта под свою концепцию содержания и формы (или выражаетесь неточно!?).

3. Общий смысл данного отрывка в том, что трансцендентальные основоположения должны применяться имманентно, а не трансцендентно, или должны быть направлены на объяснение/анализ опыта. В этом смысле (здесь) трансцендентальное = имманентному и противостоит трансцендентному.

Давайте внимательно читать Канта!
(или же я не прав в своем прочтении?)

Всего доброго, Катречко С.

 
Чалдон-в-пимахДата: Четверг, 17.12.2009, 09:56 | Сообщение # 16
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
диалектика здесь такова: всякая форма сознания, будучи исходно трансцендентальной, в процессе познания самосознается, имманентизируется, а став имманентной, трансцендирует, т.е. обнаруживает и порождает внутри себя трансцендентальные моменты, пока незнаемые, непредвидимые, но вполне подлежащие дальнейшей имманентизации
Очень похоже на описание процесса мышления: решение (идея — интеллектуальная, художественная, поведенческая т. д.) формируется бессознательно, потом проникает в сознание, там оценивается/анализируется, при необходимости отправляется на доработку в бессознательное и в итоге из области осознавания отправляется на исполнение решения, в память, а то и в область подсознания (автоматизмов).
Quote (СБ)
Трансцендентальной – настолько, насколько она скрыта от имманентного сознания (т.е. располагается за пределами имманенции осознания). Имманентной – настолько, насколько сознанием знается, осмысляется и осознанно используется.
Вы полагаете, Кант отождествлял трансцендентальное и неосознаваемое? Из чего такой вывод? где он писал что-либо подобное?


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
СБДата: Суббота, 19.12.2009, 19:20 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья пятая. Проблема статуса априорности
(в ответ на сообщ. С.Катречко от 17.12.09)

(к п.1) Согласен, что ни в коем случае нельзя рассматривать кантовскую, как и любую другую философию как догму. Без сомнения в кантианстве есть элементы, составляющие золотой фонд мировой философской мысли, в частности учение о трансцендентализме, хотя есть элементы и спорные, и противоречивые, требующие дальнейшего осмысления и развития.
К спорным вопросам принадлежит проблема статуса феномена априорности. Статус априорных имеют у Канта определенные до- и вне-опытные знания и познание, основоположения и т.п. И этот статус как-то логически связан с понятием имманентности. Попробуем разобраться, как.

(к п.2) Кант не дает четкого определения понятия имманентности. Из контекста его КЧР следует (и Вы справедливо на это указываете), что имманентное связано с «применением основоположений в пределах возможного опыта», т.е. границы опыта как раз и
задают границы имманентности.
В ст.1 я привел общефилософское значение термина «имманентное» в широком смысле как «внутренне присущее предмету по самой его природе». Если в данном случае под таким «предметом» понимать «опыт», то, действительно, имманентным можно считать всё, располагающееся внутри границ опыта. А всё, что выходит за эти границы, в таком случае можно называть трансцендентным или трансцендентальным. Вроде всё понятно.

(к п.3) Но что такое априорное? Это до- или вне-опытное, предшествующее опыту. Таким образом, по определению, в силу префикса «а» (до, вне, перед), априорное находится за границами опыта и, следовательно, не является имманентным.
Законный вопрос познающего разума: какова тогда природа априорного: трансцендентная или трансцендентальная?
а) Сам Кант неоднократно связывает априорное с трансцендентальным. Самая знаменитая (ходящая по всем учебникам и даже в «Философской энциклопедии» приведенная [т.5, ст. «Трансцендентальный»]) цитата из Канта, создающая у широкой публики устойчивое предубеждение о родстве априорного и трансцендентального, Вами дается в первом сообщ. к настоящей теме [от 29.11.09]: «Я называю трансцендентальным … познание, которое имеет дело не столько с предметами, сколько с нашим способом познания предметов, поскольку он [способ познания] должен быть возможным a priori» [КЧР, с.44].
b) В отличие от ширпотребных учебников Вы тотчас отмечаете вторую особенность кантовского подхода, состоящую в том, что «Кант явно различает априорное и трансцендентальное» [C.К, от 29.11.09].
c) И, наконец, в п. 3 предыдущего Вашего сообщения я читаю: «трансцендентальное = имманентному и противостоит трансцендентному» [от 17.12.09].

Буду от этого отталкиваться.
Из (а): Поскольку априорное – не имманентное по определению, постольку из «трансцендентальное = априорному» следует, что трансцендентальное – не имманентное, что противоречит (с).
Из (b): Поскольку априорное и трансцендентальное различаются, постольку трансцендентальное – скорее имманентное, в отличие от неимманентного априорного.
Из (с): Поскольку трансцендентальное = имманентному, постольку теряется всякая логическая и смысловая связь термина «трансцендентальное» с глаголом «transcendo – переходить, перебираться, переступать (через определенную границу, попадая на другую от нее сторону)» (ст.1).
В добавок, поскольку Вы отрицаете связь философии Канта со схоластической философией, широким слоям населения, приобщающимся к Канту, будет совсем не понятно, зачем Канту, критикующему и разбивающему схоластику, понадобилось использовать один из самых туманнейших и труднопонимаемых схоластических терминов - «трансцендентальное», который запутывает всё в конец.
Вот логическая эквилибристика: трансцендентальное, выходящее за пределы имманентного к априорному, но на самом деле никуда не выходящее, а остающееся полностью в пределах имманентного и даже равное ему. (?)

Лично я вижу логических объяснения и выхода два:
1) – либо мы вслед за Кантом непомерно заужаем рамки имманентного до границ опыта;
(Если объявить имманентным не только опыт, но и дух, и разум, и сознание, и познание (ст.1), то противоречия не будет, поскольку априорное, находясь за пределами имманентного опыта, не находится за пределами имманентного познания в целом. Оно в пределах познания (а где же ему еще быть?). Тогда и трансцендентальное, находясь за пределами имманентного опыта и сливаясь в какие-то моменты с априорным, вполне остается имманентным метафизическому познанию).
2) – либо мы вслед за Кантом непомерно отождествляем трансцендентальное и имманентное;
(Если объявить, что априорное=трансцендентальное изначально не имманентно, но подлежит последующей имманентизации в процессе познания, тогда противоречий тоже не будет. Трансцендентальное, будучи запредельным имманентному, в процессе познания переходит границу (рубикон) и становится имманентным (познанным и в опыте познания используемым). В том числе снимаются недоумения в связи с заимствованием схоластического термина «трансцендентальный», поскольку в схоластике он в этом смысле и употребляется).

Ваше мнение и ваше решение?

 
SergKatrechkoДата: Суббота, 19.12.2009, 22:36 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Во-первых, я рад, что Вы восприняли мои слова. И попробовали ответить на мои замечания конструктивно. Т.е., что я стимулировал Вас к продолжению полемики.

НО.... (во-вторых) в ближ. время (до Нового года) вряд ли смогу оперативно ответить на ваши вопросы (у меня сейчас сплошной завал на работе: с утра до вечера принимаю зачеты....). Поэтому сейчас, пока еще не забыл, скорее поясню свою позицию (хотя, м.б. что-то из этого уже и говорил), чем буду отвечать на Ваши логические дилеммы.

У Канта термин трансцендентальный используется в двух смыслах. В содержательном - как противостоящий эмпирическому по типу: возможный (= трансцендентальный) мир не "равен" действительному (вот этому, данному в эмпирически) миру. В этом смысле трансцендентальное = минимальной метафизике, в частности априоризму (или трансцендентальное = трансцендентному, но трансцендентальное - это минимально выходящее за пределы имманентного трансцендентное/метафизическое).

Но, в свете нашего обсуждения (и Вашего вопрошания) трансцендентальный (как анализ, как метод) используется методологически, а именно как способ оправдания использования/применения априорного в опытном (эмпирическом) познании. Такова, например "трансцендентальная дедукция чистых рассудочных понятий". В этом смысле трансцендентальное - нейтрально, это никакое: ни имманентное, ни трансцендентное (или это - не-содержание). Этот анализ или разрешает/оправдывает или не разрешает (= "критика") использовать/применять априорное=метафизическое=трансцендентное (как выходящее за пределы эмпирического/опытного) в сфере имманентного (опыта, или эмпирического опыта). В этом -втором - смысле, все Ваши дилеммы нерелевантны: трансцендентальное - никакое, т.е. вы ставите его в один ряд с имманентным, трансцендентным некорректно, совершая "категориальную ошибку" (по Райлу), как если бы спросили пуговица - это рукав или спинка пиджака (ведь она из другого категориального ряда, хотя и имеет/может иметь некоторое отношение к пиджаку).

Попробую подумать над Вашими вопросами на днях, но вот первая реакция (см. выше) пока такая.

С уважением, Катречко С.

P/S/ У меня все же возникает ощущение какого-то концептуального непонимания между нами в вопросе понимания трансцендентального, т.е. мы говорим в разных смысловых полях и поэтому даже "не спорим", т.к. спор/несогласие как бы проходят в рамках одного поля, пусть и на разных его полюсах. Поэтому я говорю о внимательной чтении Канта. В историографии есть феномен/ошибка презентизма, когда мы приписываем прошлому неадекватные ему (современные) характеристики. Правда, в Вашем случае (ИМХО!) - с точность наоборот, Вы приписываете Канту схоластический смысл , а я призываю посмотреть на Канта изнутри его трансцендентализма... Хотя скажу это еще раз: возможно именно Ваше сближение Канта со схоластикой и даст неожиданный и правильный новый взгляд на самого Канта.

 
СБДата: Вторник, 22.12.2009, 12:16 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Априорная дилемма

Сергей, я согласен, что происходит «конфликт» наших категориальных, смысловых полей. Давайте попробуем понять, в чем дело.

Мое априорное (аксиоматическое) метафизическое положение таково: весь мир укладывается в три ареала: трансцендентное бытие, трансцендентальное бытие и имманентное бытие. В сумме я называю эту целостность трансимманентным бытием.
Иных ареалов нет либо они (включая виртуальные, субъективные, бессознательные, вымышленные, материальные и прочие миры) представляют модификации этих трех.
Ваше утверждение, что существует еще «никакое» бытие ведет к следующему.

Либо я перегружаю понятие трансцендентального, подводя под него больше, чем оно охватывает.
Либо Вы заужаете понятие трансцендентального, оставляя за его бортом еще какое-то «никакое» бытие.
Если мы решим этот вопрос, то дальше, наверное, противоречий не будет.

А каково Ваше априорное метафизическое положение в этом ключе?

 
SergKatrechkoДата: Вторник, 22.12.2009, 18:14 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Никаких дилемм или трилемм я не вижу.

1. Есть твое алхимически-метафизическое положение о трех областях (хорошо, хоть три, а не 100!) и есть научно-трансцендентальное - минималистское, a la кантовское - положение о том. что есть лишь одна область - область опыта. Можно считать ее имманентной, поскольку других нет. И есть наше - "метафизическое" - желание расширить эту область.
Заметь, что по сути дела именно об этом (об опыте) я и говорил все это время.

Quote
СБ (сооб. №8 от 9.12.2009) : Всё ли, что составляет опыт, является точас и имманентным, или в опыте имеются и трансцендентальные моменты, которые требуют дальнейшего осознания?

2. В опыте имеются трансцендентальные "моменты", не в смысле указания на еще какую-либо (трансцендентальную) реальность, а в смысле наличия априорных моментов и их трансцендентального обоснования (дедукции). Трансцендентальным является анализ без придания ему каких-либо онтологических приписываний, он - нейтрален, или никакой (ни имманентный, ни трансцендентный). Тем самым мы расширяем область опыта до более широкой трансцендентальной области, имеющей гносеологический статус: от трансцендентального объекта до трансцендентального субъекта. В каком-то смысле это онтологические фикции, но помогающие нам осмыслить область опыта, наподобие бесконечно удаленных точек в проективной геометрии. Или трансцендентальные условия, которые позволяют перейти от действительно-узкого эмпирического взгляда (анализа нашего мира) к более общей - возможной (возможностной) - точке зрения, что позволяет, в свою очередь, более общо взглянуть на происходящее: от (эмпирического, психологического) воображения перейти к трансцендентальному воображению и т.п. (с целью выявления принципов их функционирования: надо отойти подальше, тогда увидишь суть...)

3. Более того, этот трансцендентальный анализ (направленный на анализ априорного в опыте) постулирует и наличие трансцендентной вещи в себе как предельной объективистской фикции. Тут меня на www.philosophy.ru некие "недоучившиеся юнцы" (Платон) пытали насчет того, существуют ли кантовские вещи в себе. Так вот отвечаю: нет не существуют. Кант сам недвусмысленно заявляет, что вещи-в-себе и вещи-для-нас - это не две разные вещи, а два разных модуса, два разных взгляда на одну и ту же (данную в опыте) вещь. Т.е. это разделение гносеологическое, а не онтологическое. И нечего плодить (это уже к тебе) онтологические области, плодить без достаточных на то оснований. Основанием же является лишь опыт, и если нам не удается объяснить его неким минимальным образом, например чисто эмпирически, то тогда допустимо его минимальное - трансцендентальное - расширение, т.е. введение трансцендентальных сущностей (см. выше п.2), но опять-таки при осознании того, что это наши гносеологические фикции, удобные для объяснения, но не имеющие онтологического статуса.

В этом смысле я --

Quote
СБ: Либо Вы заужаете понятие трансцендентального, оставляя за его бортом еще какое-то «никакое» бытие.

-- максимально "заужаю" трансцендентальное, поскольку это никакое, т.е. это не какая-то онтологическая область (в обычной смысле этого слова). Точнее, здесь опять-таки нужно учитывать кантовское переосмысление объективного: объективное - это законосообразное, не могущее быть выведенное из субъективного (ведь (точнее) субъективные законы, должны быть законами чего-то).

Более того, именно в этом (анти-метафизическом минимализме) и состоит дух трансцендентализма, или трансцендентального метода: строгая критика наших природных метафизических побуждений.

С уважением, КС

P/S/ Опять получилось длинно, а ведь хотел сказать одну простую фразу: для трансцендентализма нет никаких трех онтологических областей, а сам трансцендентализм - это лишь метод анализа опытной сферы. Заниматься же трансценденталиями или анализом трансцендентального бытия - это не-кантовский трансцендентализм.

 
ДмитрийДата: Вторник, 22.12.2009, 19:04 | Сообщение # 21
Генерал-полковник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 547
Репутация: 0
Статус: Offline
А по-моему неплохо получилось, действительно передан дух философского учения Канта. Жаль, что пока не могу проверить непосредственно по тексту, поскольку как уже говорил еще не созрел. Единственное, есть подозрение что "вещь в себе" - это для Канта не просто другой взгляд на вещи, иначе, если это "взгляд", то автоматически это уже "вещь для нас". Не могли бы Вы разъяснить этот момент.
 
SergKatrechkoДата: Вторник, 22.12.2009, 21:19 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
1. Для Дмитрия. Вопрос о кантовской вещи в себе сложен, готового ответа на него у меня нет (в смысле полноценного текста именно на эту тему). Возможно, напишу что-то, но позже. Можете посмотреть кантовские сборники (№27 (?) - есть статья о кантовских предметах). Кое-что в файле ниже (статья о трансцендентальной модели сознания; см также http://www.philosophy.ru/library/katr/1_edu.html ), а также в только что подготовленной мной работе для студентов по Канту: Является ли кантовский априоризм идеализмом? ( на стр. http://www.philosophy.ru/library/katr/1_stud2010.html ). "Ключом" может послужить следующее замечание Канта из предисловия к 2-му изд.: "Критика... учит нас рассматривать объект в двояком значении, а именно как явление или как вещь саму по себе" (КЧР, BXXVII). В данном случае Кант говорит об одном объекте (а не о двух объектах/вещах), но в разных значениях или смыслах. Далее: нужно обосновывать это (нераздвоенность объекта), привлекая другие тексты Канта, которые опосредовано это показывают (для Канта это было, видимо, настолько очевидно, что специально эту тему не развивает; Хайдеггер говорит об Opus postumum, где Кант прямо высказывается на эту тему).

2. Для Сергея Борчикова. См. написанное выше + статью // мой текст в приложении, там есть "схема", где я выделяю две области имманентного и трансцендентного и показываю статус трансцендентального (замечу, что этот текст был написан летом и независимо от теперешнего обсуждения, поэтому там стилистика другая, сейчас кое-что бы изменил (не по существу, а по терминологии)). В частности, теперь я готов отстаивать тезис совпадении кантовских трансцендентальных и гуссерлевских интенциональных предметов. По сути, Кант открыл интенциональную (смысловую) реальность, но, в отличие от Гуссерля, это не тематизировал и не нашел нужного языка. В этом смысле гуссерелевская критика теории репрезентатизма (отражения) к Канту не вполне применима.

По сути дела, эту тему у нас на форуме недавно тематизировал И.Батура, когда стал говорить о объективности объекта (и "творении" объекта трансц.субъектом). Собственно так и надо понимать онтологию (в транс. смысле): онтология как нечто не-субъективное, как трансцендентальная разметка сферы опыта и выделение там "объектов" (ср. с интенциональностью Гуссерлем), но не как учение о вещах самих по себе...

На этом и стоим, Катречко С.

Прикрепления: katr_trans_cons.doc(78Kb)
 
Чалдон-в-пимахДата: Четверг, 24.12.2009, 02:44 | Сообщение # 23
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote
Катречко С. Л. "Является ли кантовский априоризм идеализмом?"
Век живи — век учись: в философии, оказывается, поменялась терминология: при коммунистах идеализмом называлось то, что решало основной вопрос философии в пользу сознания, а что под идеализмом разумеется теперь — разбирайся заново... То, что раньше называлось субъективным идеализмом, что ли?
С. Л., спасибо за ссылку на учебную веб-страницу.


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
ДмитрийДата: Четверг, 24.12.2009, 16:34 | Сообщение # 24
Генерал-полковник
Группа: Заблокированные
Сообщений: 547
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (SergKatrechko)
"Критика... учит нас рассматривать объект в двояком значении, а именно как явление или как вещь саму по себе" (КЧР, BXXVII). В данном случае Кант говорит об одном объекте (а не о двух объектах/вещах), но в разных значениях или смыслах. Далее: нужно обосновывать это (нераздвоенность объекта), привлекая другие тексты Канта, которые опосредовано это показывают (для Канта это было, видимо, настолько очевидно, что специально эту тему не развивает; Хайдеггер говорит об Opus postumum, где Кант прямо высказывается на эту тему).

Попробую сделать свой анализ данного философского суждения Канта (при всем том, что я не знаю контекста, в этом уж простите). Я так понимаю здесь "объект" - это нечто, что мы пока не знаем есть ли оно "вещь в себе" или "вещь для нас". Далее говорится, что мы можем рассматривать этот объект в двух значениях. Здесь важно понять, что природа или сущность данного объекта будет различна в представленных значениях будь объект "вещью в себе" или "вещью для нас". Если же природа данного объекта различна, значит это совершенно два различных объекта. Но здесь хотелось бы сделать некоторое сближение с вашим взглядом в следующем аспекте.

Если мы рассматриваем вещь как "вещь в себе", то уже нельзя говорить, что это просто наш взгляд, поскольку мы предполагаем его независимое существование. Насколько я могу судить Кант предполагал существование "вещи самой по себе", хотя и самым минимальным образом, то есть как нечто непознаваемое. То есть, если быть точнее существует не "вещь в себе", а существует "нечто в себе". А значит в строгом значении существует только одна вещь, а именно "вещь для нас".

PS. Все мои рассуждения о Канте даны до знакомства с его произведениями лишь по вторичным источникам, поэтому не судите строго при допущении ошибок

 
SergKatrechkoДата: Пятница, 25.12.2009, 14:06 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Для Николая. В ФИЛОСОФИИ ничего не поменялось, просто мы начали возвращаться к философии после 70-летнего советского выверта, когда под философией понимался лишь марксизм (точнее, его популярная версия, предложенная Энгельсом для малограмотных рабочих, которых надо было научить философии), который (марксизм) в свою очередь пронизан гегелевским духом (туда же можно отнести и системный анализ; отчасти и известная Вам по форуму на www.philosophy.ru концепция сознания Д.Дубровского, который в 80-е годы позиционировал себя как материалист в противовес идеализму Ильенкова). Трансцендентализм и есть одна из основных линий философского развития, или философия как таковая.

Для Дмитрия. У нас все же не ликбез, а серьезный философский форум (по крайней мере, я его вижу таковым и к ликбезу или около философскому трепу сводить не собираюсь). Поэтому, будьте добры, осваивайте философскую классику, если не читали Канта, то прочитайте, а не говорите, что Вы Канта не читали, но в дискуссии по кантовской философии участвовать будете. Иногда на объявлениях о фил.семинаре делают примечание, что не читавших .... на дискуссию просят не приходить (или не выступать). Я привел цитату из предисловия и есть ссылка на электронный текст, уж предисловие прочитать можно. Теперь по существу.

1. Кант (сам) говорит не о двух, а об одном объекте, для философа этого достаточно, в том смысле, что философ придает значение мелочам и нюансам, и если здесь стоит единственное число, то именно так и нужно понимать, Канта, а не "подправлять" его в духе того, что Вам кажется ближе/лучше.

2. Мы анализируем текст Нового времени, т.е. гносеологический, а не онтологический текст. В свете этого применять здесь онтологический (античный или средневековый) анализ некорректно. У гносеологического объекта (как объекта опыта) никакой "природы" или "сущности" нет. В этом смысле вся Ваша конструкция основана на исходной ложной предпосылке (ср. с критикой понятия субстанции у Рассела: это "пустой" крюк на котором навешены предикаты, так давайте от этого крюка и откажемся). В той же (моей) статье, на которую я ссылаюсь выше, говорится о преодолении субстанциализма как важном векторе современной философии, в каком-то смысле начатой именно Кантом.

3. В кантовской цитате говорится скорее о разных "смыслах" (т.е. понимания) термина объект. В современной философии\логике (начиная с Фреге) различают смысл и значение (денотат и коннотат). Смысл - это то, что значит термин, а не то, чему ему он (реальному объекту) соответствует, или обозначает (это - значение термина). По сути, это дополняет специфику гносеологизма из п.2: говорить о природе кантовского (термина) "объект" - совершать двойную ошибку.

4. Даже оставаясь в рамках онтологического дискурса Ваши рассуждения неточны, поскольку уже Боэций в своем трактате "О Троице" (см. "Теологические трактаты": есть ссылка на моей учебн.стран.) вводит очень интересное различие - различие относительное, различие лиц, а не (абсолютное) различие сущностей/природ. Это позволяет ему элегантно решить труднейшую теологическую проблему триединства Бога: Бог един, а не три божества, различие же между Богом-отцом, Богом-сыном и Богом-святым духом - это (относительное) различие лиц одной и той же сущности.

4.1. На самом деле можно учесть п.4 без привлечения теологических построений Боэция. Хайдеггер, говоря о единственности кантовской вещи, приводит его слова о том, что вещь в себе и вещь для нас - это фиксация двух разных отношений к одному и тому же объекту. Ср. с относительным различием Боэция (который сам Боэций относит к аристотелевской категории "соотносенное" (в советских учебниках ее неправильно именовали как "отношение"). Т.е. возвращаясь к п.1 и п.3. можно перифразировать исходную кантовскую цитату и заменить его термин "значение" на более точный в концептуальном отношении термин "отношение" (тем более, если верить Хайдеггеру, что это делает и сам Кант в Opus Postumum; + надо посмотреть на немецкий оригинал, возможно, что переводчик перевел неточно, поскольку и по смыслу в этой фразе говорится именно о смысле/отношении (см. мою концепцию перевода: переводить нужно не локально по словам, а глобально, учитывая в данном случае общий контекст кантовской мысли). Поэтому у Канта есть лишь одна вещь/объект, к которой (при осмыслении опыта, т.е. гносеологически) можно относиться двумя способами. Это аналогично положению дел в квантовой механике: у элементарной частицы нет двух скоростей, скорости самой по себе и скорости для нас (т.е. измеренной нами скорости). У нее одна скорость, та, которую мы измерили (в нашем опыте), но надо иметь в виду, что и до измерения у частицы была скорость, о которой мы ничего сказать не можем (кроме того, что она (скорость) есть). Причем эта аналогия хорошо передает дух кантовского учение и в другом смысле. Ведь по сути (по природе) "скорости" у частицы вообще нет, поскольку это наше понятие, которое мы прикладываем к природе (особенно, если учесть, что понятие "скорость" обладает такой-то размерностью и пр.), и спрашивая у природы о скорости частицы (в ходе опыта), мы отвечаем на свой же, заданной природе, вопрос (т.е. эта аналогия хорошо иллюстрирует кантовскую концепцию косвенного явления из Opus postumum; см. ссылки на сайте в разделе о семинарах по Канту или даже лучше статью о трансц. модели сознании, на которую ссылался в прошлом сообщ.), т.е. как говорит Кант, мы можем знать лишь то, что "сами (предварительно) вложили в природу" ( в нашем случае: о скорости частицы).

Примечание/ассоциация. Об общем контексте кантовской концепции (для сведения). Русские переводы Канта страдают существенным недостатком (ИМХО), переводя нем. «Anschauung» как созерцание, а не как интуиция, и тем самым искажая начальный смысловой /ассоциативный ряд кантовской мысли, поскольку изначально этот немецкий термин был введен Вольфом как калька/перевод латинского термина интуиция; см. выдержку из википедии ниже:.

Quote
Кристиан Вольф перевел термин «intuitio, intuitus» на немецкий язык словом «Anschauung». Вольф также использовал выражение «anschauende Erkenntnis» — интуитивное познание. Именно в этом смысле термин употребляется у Канта. Англичане, французы, итальянцы, испанцы переводят Anschauung термином «интуиция» (франц., англ. — intuition, итал. — intuizione, исп. — intuicion). На русский кантовское Anschauung переводится также термином «созерцание» для передачи смысла непосредственного постижения, недискурсивности, мгновенного «узрения».

Это так, к слову. Обсуждение этого требует специальной темы форума, но посчитал написание этого замечания здесь допустимым, т.к. оно напрямую относится к теме кантовского трансцендентализма и весьма интересно, особенно для тех, кто только приступает к чтению Канта.

Простите за ликбез, видимо еще не отошел от преподавательского настроя, в котором нахожусь последнюю неделю, принимая зачеты у своих студентов (в том числе и по философии Канта). Катречко С.

 
SergKatrechkoДата: Суббота, 26.12.2009, 22:13 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Добрый вечер!

Пару дней назад у меня оказалась книжка А.Н.Шумана "Трансцендентальная философия" (Минск, 2002), о которой я говорил ранее, но сетовал, что сам ее не видел. Стал читать, и хотя представили мне ее как достаточно поверхностную, но пока своего мнения не сформировал, а начальное чтение охоту читать дальше не отбило.

Вот одно возникшее непонимание, м.б. кто-нибудь поможет разобраться в этой фразе (?):

"Т.о., целью трансцендентальной философии является трансцендентальное познание предметов, суть которого состоит в выявлении мысленных операций, благодаря которым предметы познаются a priori (строятся априорные синтетические суждения)" (с. 64).

Непонятно:
- во-первых, выделение курсивом: что такое "трансцендентальное познание предметов"?
- во-вторых, "выявлении мысленных операций..." не является ли целью психологии, а не трансцендентальной философии?

С уважением, КС

 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 28.12.2009, 18:12 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Quote
"Т.о., целью трансцендентальной философии является трансцендентальное познание предметов, суть которого состоит в выявлении мысленных операций, благодаря которым предметы познаются a priori (строятся априорные синтетические суждения)" (с. 64).

Попробую сам ответить, точнее пояснить, что мне здесь понравилось/не понравилось. Никакого трансцендентального познания предметов у Канта нет, по определению трансцендентальная философия занимается не предметами, а исследованием нашего способа познания (предметов), т.е. надо/можно было бы сказать, что Кант предлагает (вводит) трансцендентальный анализ познания предметов. Вместе с тем замечание о "мысленных операциях" хороша тем, что фиксирует момент априорности в опытном познании предметов. Выявление мысленных операций конструирования (конструирования, или "творения" (по И.Батуре), а не познания!) предметов, т.е. выявление его структуры и представляет собой априорный момент в познании предметов, а трансцендентальная философия должна удостоверить этот "факт", т.е. факт согласования опытного содержания и априорной формы (структуры): возможность использования априорного в опытном, и (или: вместе с тем) обосновать приемлемость подобных мысленных операций для опытного познания предметов. (Замечу, что выше я определил "мысленные операции, благодаря которым предметы познаются a priori" как сильный критерий трансцендентальности (критерий трансцендентального конструктивизма").

Поэтому все же (если оценивать в общем) подобные "определения/фразы" (в которых не учитывается отличие априорного от трансцендентального) как раз и являются источником ложного/поверхностного толкования кантовского подхода и свидетельствуют (на мой взгляд) о непонимании сути кантовского трансцендентализма, что не отменяет наличие у автора (А.Шумана) интересных моментов в интерпретации Канта. Скорее, это взгляд на Канта с точки зрения Гегеля, т.е. "внешний" - и в силу этого неправильный - взгляд....

Катречко С.

 
СБДата: Среда, 30.12.2009, 09:37 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Статья седьмая. Интуиция качественного множества у Канта.
(взгляд изнутри)

Сергей Катречко написал: «Понятие определяется своим определением/дефиницией. Ничего другого в философии не придумано…» И тем самым воспроизвел классическое отношение к понятию, которое можно найти на страницах любого учебника по формальной логике. Поскольку он неоднократно призывает участников форума смотреть на Канта изнутри, то возьму на себя смелость сказать, что предложенный взгляд на понятие не изнутри, ибо Кант «придумал-таки» иное – трансцендентальную логику.

В начале Трансцендентальной аналитики понятий Кант дает четкое различение общей (формальной) и трансцендентальной логик. «Общая логика… отвлекается от всякого содержания знания и ожидает, что ей откуда-то со стороны – все равно откуда – будут даны представления, которые она прежде всего превращает в понятия аналитическим путем. Трансцендентальная же логика имеет а priori перед собой многообразное в чувственности, доставляемое ей трансцендентальной эстетикой как материал для чистых рассудочных понятий, без которого они не имели бы никакого содержания, следовательно, были бы совершенно пусты» (КЧР, §10, с.84-85).
А в конце Трансцендентальной аналитики понятий он выскажет итоговое положение: «Мы не можем мыслить ни одного предмета иначе как с помощью категорий; мы не можем познать ни одного мыслимого предмета иначе как с помощью созерцаний, соответствующих категориям» (§27, с.117). Однако положение, высказанное в отрицательной форме, оставляет открытым вопрос: а можем ли мыслить и познавать один предмет или много? Причем вопрос касается не множества разнообразных предметов, а множества предметов одного качества. Например, есть одна кошка Мурка и есть множество кошек.
О чем (в свете нашего вопрошания) у Канта идет речь, когда он говорит о многообразном, определяющем специфику трансцендентальной логики?
Видятся два течения событий. Во-первых, чувственность доставляет материал о кошке Мурке: пушистая, хвостатая, мяукает, мурлычет и т.д. Достаточно ли, чтобы у меня сложилось понятие о кошке? Думаю, что нет. Я должен пойти в гости и увидеть, во-вторых, там такое же хвостатое и мяукающее существо, именуемое «котом Васькой». А потом у других людей увидеть кота «Фунтика» и кошку «Басю», и еще, и еще. И вот уже это многообразие хвостов, лап, мяуканий и светящихся глаз даст для всех этих существ общее понятие «кошка».
Итак, наш вопрос дифференцировался. В общем понятии соединяется ли:
а) многообразное чувствования одного предмета?
b) многообразное созерцания предметов одного вида (качества)?
Кант специально не озадачивается этим. Его больше интересует другое – синтез многообразного: «…Спонтанность нашего мышления требует, чтобы это многообразное прежде всего было каким-то образом просмотрено, воспринято и связано для получения из него знания. Такое действие я называю синтезом» (§10, с.85).
Тем не менее, исследуя операцию синтеза, Кант подспудно дает ответ и на этот вопрос. Попробуем вычленить его из текста.
«Под синтезом в самом широком смысле я разумею присоединение различных представлений друг к другу и понимание их многообразия в едином акте познания» (там же).
Отсюда видно, что для Канта главное не что, а как. Главное, чтобы был единый акт понимания-познания:
а) хвост + лапы + глаза + мяу + мур-мур + … = акт «кошка»,
b) кошка Мурка + кот Васька + кошка Бася + … = акт «кошка».
Но вот следующее предложение говорит о том, что он все-таки отдает предпочтение схеме (b): «Такой синтез называется чистым, если многообразное дано а priori (подобно многообразному в пространстве и времени), а не эмпирически» (там же). Действительно, представить, что моя кошка Мурка дана мне до опыта встречи с ней, невозможно (разве что в фантазии, но о фантазии пока речи нет), а вот, зная кошку Мурку и идя в гости, я уже до встречи с котом Васькой а priori имею возможность именовать его котом, опыт только подтвердит мое именование.
Следующая фраза окончательно убеждает в сказанном: «Трансцендентальная логика учит, как сводить к понятиям не представления, а чистый синтез представлений» (там же). Вот суть: трансцендентальная логика учит сводить к понятиям не представления: хвост + мяу и т.д. – схема (а), а чистый синтез представлений: кошка-1 + кошка-2 + кошка-3 и т.д. – схема (b).
Какие условия этому соответствуют? Кант выделяет три условия:
«Для априорного познания всех предметов нам должно быть дано, во-первых, многообразное в чистом созерцании; во-вторых, синтез этого многообразного посредством способности воображения, что, однако, не дает еще знания. Понятия, сообщающие единство этому чистому синтезу и состоящие исключительно в представлении об этом необходимом синтетическом единстве, составляют третье условие для познания являющегося предмета и основываются на рассудке» (там же, с.85-86).
Первое – «многообразное в чистом созерцании» – означает в интуиции, в одном схватывании, например, так Г. Кантор будет описывать схватывание в одном акте актуальной бесконечности всех счетных чисел. Второе – «способность воображения» – указывает на то, что речь все же идет не о логически-понятийной деятельности: не понятие «кошка-1» + «кошка-2» + «кошка-N», а представление, воображение предметов: кошка-1 + кошка-2 и т.д. А вот уже третье – логическое понятие – это завершающая стадия, оно – представление уже имеющегося в интуиции и воображении синтетического единства (кошек). Кант дальше скажет в связи с этим: «…этот синтез не только трансцендентальный, но и чисто интеллектуальный» (§24, с.109).
В итоге схема (а–b) дополняется третьим процессом:
а) хвост + лапы + глаза + мяу + мур-мур + … = чувственное представление «кошка»,
b) кошка Мурка + кот Васька + кошка Бася + … = чувственное созерцание + воображение «кошка»,
с) понятие «кошка-1» + понятие «кошка-2» + … = интеллектуальное понятие «кошка».
Это означает, что «многообразное [содержание] чувственного созерцания связывается способностью воображения, которая зависит от рассудка, если иметь в виду единство ее интеллектуального синтеза, и от чувственности, если иметь в виду многообразное [содержание] схватываемого» (§26, с.117), т.е. (b) зависит и от (а), и от (с), а те в свою очередь от (b).

Ранее я назвал аналогичное трансцендентальное синтетическое единство тождественных «созерцаний» (кошек) в акте одного понятия («кошка») качественным множеством и даже попытался разработать целую теорию качественного множества (см., в частности: Трансимманентная философия. М., 2008; Альфическая философия. М., 2009). В связи с этим С.Катречко справедливо указал на §12 КЧР и поставил вопрос, не пресекается ли мое понимание с кантовским. Дело чести разобраться, дабы избежать невольного плагиата.
Итак, кантовское понимание:
«...В каждом познании объекта имеется единство понятия, которое можно назвать качественным единством, поскольку под ним подразумевается лишь единство сочетания многообразного в знаниях, каково, например, единство темы в драматическом произведении, в разговоре, сказке. Во-вторых, [в каждом познании объекта есть] истина в отношении следствий. Чем больше имеется истинных следствий из данного понятия, тем больше признаков его объективной реальности. Это можно было бы назвать качественной множественностью признаков, относящихся к одному понятию как общему основанию (а не мыслимых в нем как количество). Наконец, в-третьих, в каждом познании объекта есть совершенство, состоящее в том, что эта множественность в целом сводится обратно к единству понятия и полностью согласуется только с понятием; это можно назвать качественной полнотой (целокупностью)» (§12, с.91).
Здесь Кант выделяет три момента.
Во-первых, качественное единство многообразного в знании. Это подпадает под схему (а): я знаю кошку Мурку, кстати, аналогично кота Васю и т.д. Отсюда – как тема в произведении, так термин «кошка» объединяет все эти лапы, мяуканья и т.д.
Во-вторых, качественную множественность признаков, подпадающих под понятие «кошка». Это, скорее, относится ко всем кошкам скопом, т.е. к схеме (b), ведь сказано: «в каждом познании объекта», не сто же раз я познаю бытие моей кошки, а познаю бытие разных кошек.
В-третьих, качественная полнота. Это когда познание всех (ряда) кошек сводится к одному понятию. Это подпадает под схему (с).
Становится очевидным, что мое понятие качественного множества, как я его ранее дедуцировал, охватывает второй и третий моменты кантовской характеристики. И в этом смысле я не могу претендовать на новизну и должен признать, что в теории Канта содержатся и первоинтуиция, и праформа понятия «качественное множество».
Однако имеются и особенности моего понимания:
1) во-первых, я говорю не о множественности признаков у предметов одного вида, а о целокупности самих этих предметов (или их идей, представлений),
2) во-вторых, я делаю акцент не на качественной множественности, а на качественном множестве, т.е. уже предполагаю момент их объединения под одной формой, которую я называю первичной, или альфа-формой.
Если учитывать два последних кантовских момента, то я бы дал такое определение качественного множества. Качественное множество – это качественная полнота качественной множественности.
Но вот что я сознательно держал в уме, разрабатывая понятие качественного множества, так это следующее положение Канта: «Объект есть то, в понятии чего объединено многообразное, охватываемое данным созерцанием» (§17, с.102). Не сказано ведь, что в созерцании, в интуиции объекта не присутствуют интуиции и других предметов, идей, понятий данного идеального качества. Все кошки а priori содержатся в альфа-форме «кошка».
Альфа-форма вообще – как форма без содержания – а priori имеется в нас. Каким содержанием она будет наполнена (кошкой или собакой), зависит от опыта. Это прямо по Канту: «…Не всё заимствовано из опыта: чистые созерцания и чистые рассудочные понятия суть элементы знания, а priori имеющиеся в нас. Существует только два пути, на которых можно мыслить необходимое соответствие опыта с понятиями о его предметах: или опыт делает эти понятия возможными, или эти понятия делают опыт возможным» (§27, с.118). Первый путь – (а). Второй путь – (b). Есть еще третий путь – (с), путь формальной логики.
Таким образом, качественное множество – это знание, или идея (представление), или понятие, которое формируется на трансцендентальном (трансцендентально-логическом, альфическом) уровне (b), уже сверхчувственном (сверх (а)), но еще доформальнологическом (до (с)), – как качественное или интуитивное схватывание тождественного единства идентичных вещей, или знаний, или идей, или понятий.

 
SergKatrechkoДата: Среда, 30.12.2009, 11:08 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

Я очень рад, что мы стали работать с Кантом, или "изнутри" и то, что ты учел №12 КЧР. Сейчас ограничусь предложением и кратким общим замечанием. Попозже попробую написать развернутую критическую рецензию.

1. Думаю, что при разработке качественного множества нужно учесть кантовское различение интенсивных и экстенсивных величин (это дается после дедукции в "Систематическом изложении всех синтетических основоположений чистого рассудка", точнее в "Аксиомах созерцания" (экстенсивные) и "Антиципации восприятия" (интенсивные); см. ссылку)

2. Принципиальным для Канта является различение созерцания и понятия. Синтез схватывания применим лишь к созерцаниям, а не к понятиям. Ты же в своем описании синтеза «многообразного в чистом созерцании» применяешь его и к понятиям. что (по Канту) недопустимо. Более того, кантовское схватывание в точном смысле применимо лишь к многообразию (частям кошек), а не предметам (кошкам)... Ну и т.д. (собственно именно этому (синтезу схватывания) посвящена моя статья в нашей монографии по воображению).

С уважением, Катречко С.

P.S. Кстати, в последнем номере "Топоса" (http://topos.ehu.lt/zine/2009/2/index.htm) тема трансцендентализма ( в ее гуссерлевском изводе) представлена весьма обширно, но думаю, что к кантовскому трансцендентализму (по крайней мере, как я его понимаю) это имеет весьма косвенное отношение, хотя именно Гуссерль является вторым крупнейшим представителем этой традции.

P.P.S. Стал продумывать свой ответ, точнее свой текст/статью о том, что представляет собой кантовский трансцендентальный метод - своеобразный итог нашей дискуссии этого года. Судя по всему, то, что предлагаю я тяготеет к марбургской школе неокантианства (Наторп, Коген (см. википедию:
http://ru.wikipedia.org/wiki....0%D0%BD ). В частности, Коген пишет свою работу "Теория опыта Канта" (+ см. файл-перевод гл.16), а Наторп в работе "Кант и марбургская школа" (см. файл в след. сообщ.; слепой скан) подчеркивает, что именно Коген ввел понятие трансцендентального метода, отсутствующее у Канта (Кант его практиковал, но не тематизировал).

Прикрепления: kogen.doc(288Kb)
 
SergKatrechkoДата: Среда, 30.12.2009, 19:29 | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Это сообщение носит технический характер. Выкладываю здесь найденные мной материалы марбургской школы неокантианства. В файле/архиве ниже находятся:
статья Когена "Трансцендентальный метод" + гл. 16 из его кн. "Теория опыта Канта" + ст. П.Наторпа + статья о подходе Когена к бесконечно малым.

Катречко С.

Прикрепления: kant_marburg.rar(3098Kb)
 
SergKatrechkoДата: Четверг, 31.12.2009, 00:09 | Сообщение # 31
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Дмитрий!

Надо читать не про него, а его самого. Основная его работа "Философия символических форм", но это уже не кантианство, а его собственная концепция (2 этап марбургской школы) + более ранняя (?) и более интересная для прояснения темы трансцендентального метода работа "Познание и действительность: понятие субстанции и понятие функции".

Для моей же - "опытной" - интерпретации трансцендентализма более подходит (как я думаю, сейчас этот тезис проверяю, читая его статьи) Коген, который также говорит об опыте и трансцендентальном методе. В России сейчас неокантианство развивается в Саратове (проф.Белов), можно посмотреть их сайт.

Катречко С.

 
SergKatrechkoДата: Четверг, 31.12.2009, 18:06 | Сообщение # 32
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
В последнем сообщ. С.Борчикова была затронута тема трансцендентальной логики. Продумывая свой ответ по этому поводу (мне кажется, что автор совершенно не так трактует эту идею/концепцию Канта), решил открыть новую тему "Трансцендентальная логика Канта" в этом разделе форума.

Всех с наступающим Новым годом, Катречко С.

 
SergKatrechkoДата: Пятница, 15.01.2010, 15:48 | Сообщение # 33
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Трансцендентальный аргумент, или трансцендентальное рассуждение

Задавшись вопросом о том, что представляет собой трансцендентальный метод Канта (или его трансцендентальный подход; см. мое сообщ. №8 от 13.01 в http://transcendental.ucoz.ru/forum/9-5-1 ), современная аналитическая традиция кантианства (в лице таких ее видных представителей как Стросон и/или Аллисон) дает такой ответ: Кант использует особый тип трансцендентального рассуждения, которые они называют трансцендентальный аргумент (судя по всему, начало этому было положено статьей Stroud B. Transcendental arguments // The Journal of Philosophy. – 1968. - #65. – С. 241-256); замечу, что сейчас поиск на это словосочетание дает огромное число ссылок (см., например, статью из SEP "Kant's Transcendental Arguments", т.е. это одна из обсуждаемых тем в аналитическом кантоведении).

Давая его наиболее общую характеристику, В.Чалый в своем автореферате (см. выше) пишет следующее:

Quote
Для этого он [Кант] использует особый вид рассуждения - трансцендентальный аргумент, или аргумент от данного к его необходимым условиям (выделено мной. - КС; ср. с "главным" кантовским вопросом: "Как возможно.?") Кантов анализ, обосновывающий тезис, развернут в “Трансцендентальной дедукции” (это важно, т.к. трансцендентальный аргумент/вид рассуждения - прежде всего трансцендентальная дедукция Канта. - КС) .

Замечу, что в такой формулировке трансцендентальный аргумент совпадает (на мой взгляд) с общим философским - метафизическим - подходом, направленным на поиск первоначал или, как это отмечает Лосев (см. манифест или мое первое сообщ. из этой ветви ) с трансцендентальным методом античности (прежде всего, с методом Плотина как восхождению к первоединому).

Различия между ними можно зафиксировать след. пассажем из того же автореферата:

Quote
Результат, к которому приходит Кант, полностью обоснован: понятие необходимости, или концептуальная необходимость, является условием для опыта, в котором обнаруживается необходимость каузальная (выделено мной как наиболее важное; здесь речь идет о второй кантовской "аналогии опыта", где Кант обосновывает объективный характер причинной связи . - КС). Следует отметить, что форма рассуждения, используемая здесь Кантом, – это тот же “трансцендентальный аргумент”, переход от очевидного к его условиям, который является главным инструментом критического исследования, и с устройством которого Стросон (в своем анализе кантовского трансцендентализма, т.е. работе "Bounds of sence", р.15 - КС) принципиально согласен.

Т.е. если "метафизика" ищет условия вовне, в некоей метафизической (и сверх-физической) реальности, то трансцендентализм Канта - ищет трансцендентальные условия данного "внутри", или в сознании, в способе организации нашей познавательной способности, т.е. они (метафизика и трансцендентальная философия) движутся в своем поиске оснований как бы в разных направлениях.

Катречко С.

P.S. Дублирую это сообщ. в ветке, посвященной общей характеристике трансцендентального метода 2.1 (сообщ. 39), но отвечать на него, в зависимости от того, что нас интересует (кантовский трансцендентализм или трансцендентальный метод в общем) лучше в нужной ветви.

P.P.S. Сам же Стросон формулирует свой аналитический аргумент как современный вариант трансцендентального подхода, который в первом приближении можно охарактеризовать как "очищение" кантовского трансцендентального аргумента от избыточной для сути дела, т.е. трансцендентального метода, (трансцендентального) идеализма.

 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 18.01.2010, 15:25 | Сообщение # 34
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Небольшое дополнение к пред. сообщению по поводу кантовского трансцендентального аргумента.

Вот ключевое (на мой взгляд) определение самого Канта: "В основе всякой необходимости всегда лежит трансцендентальное условие" (КЧР, с. 504; А106). Поэтому задача трансцендентального исследования (аргумента) состоит в выявлении трансцендентальных (необходимых) условий того или иного феномена, или, можно и так сказать, в трансцендентальной дедукции феномена, т.е. такого его обоснования, которое имеет необходимый характер. Обоснование же и есть аргумент.

Катречко С.

 
СБДата: Понедельник, 18.01.2010, 19:46 | Сообщение # 35
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей, по историософской подоплеке теории Стросона выскажусь в соответствующей ветви, а здесь – по существу. Хотя две его маленькие статьи не дают информации для серьезного разговора. Выскажу только непонятки.

По термину «аргумент».
Посмотрел самого Канта. Кант многократно использует термин аргумент и вполне в традиционном смысле – как довод, мысль, суждение, которое может быть положено в обоснование истинности или ложности рассуждений.
Если термин «аргумент» используется как тип самого рассуждения, как аргументация, как метод, то это, во-первых, не совсем по-кантовски, а во-вторых, не совсем по-русски. Ведь могут возникнуть фразы типа: аргумент используется для аргумента (читай: довод используется для рассуждения).

По термину «трансцендентальный аргумент».
Кант, действительно, использует словосочетание «трансцендентальнай аргумент», но не как метод, а вполне в своем духе, как аргумент (довод). Примеры:
«Этот аргумент, хотя в действительности он трансцендентален, так как основывается на внутренней недостаточности случайного, отличается, однако, такой простотой и естественностью, что удовлетворяет самый обыденный человеческий разум, как только его наводят на этот аргумент» (КЧР, с.357). = Есть аргумент (довод), он продукт трансцендентального мышления (метода), но он может использоваться в качестве аргумента (довода) и при обычном употреблении разума. По-моему всё четко.
Еще пример. «…В этом космологическом аргументе скрыто целое гнездо диалектических притязаний, которые трансцендентальная критика может легко обнаружить и разрушить» (КЧР, с.367). = Есть аргумент (довод) и трансцендентальная критика (метод) легко может его разрушить. По-моему, тоже предельно ясно.
Отсюда делаю вывод: аргумент (довод) может быть обычным, а может быть трансцендентальным – в зависимости от того, продуктом приложения какого метода он является: если обычного – то просто аргумент, если трансцендентального, то трансцендентальный аргумент. Поэтому особый смыл словосочетания «трансцендентальный аргумент» пока не ясен.

Ваше пояснение:
«Вот ключевое (на мой взгляд) определение самого Канта: "В основе всякой необходимости всегда лежит трансцендентальное условие" (КЧР, с. 504; А106). Поэтому задача трансцендентального исследования (аргумента) состоит в выявлении трансцендентальных (необходимых) условий того или иного феномена, или, можно и так сказать, в трансцендентальной дедукции феномена, т.е. такого его обоснования, которое имеет необходимый характер. Обоснование же и есть аргумент».
Мои комментарии.
«В основе всякой необходимости всегда лежит трансцендентальное условие» – это «Отче наш» Канта.
«Исследование (аргумент)» – вот, видите, приходится в скобках исследование называть аргументом (зачем?).
«Того или иного феномена» – после нашего спора о феномене (всяком или только математики-физики?) следует все-таки оговаривать, какого, чтобы наработки не пропали даром.
«Обоснование и есть аргумент».
Если в этом скрыта тонкая мысль, что всякое обоснование в конечном итоге трансцендентально трансформируется в трансцендентальный аргумент (кантовский довод), то я «за», и мне кажется это очень эвристичным. Это суть!
Но если это просто именование процесса аргументом, то см. мои аргументы ваше.

 
SergKatrechkoДата: Понедельник, 18.01.2010, 20:24 | Сообщение # 36
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Попробую ответить, хотя, по сути, лишь повторю и м.б. уточню то, что было сказано выше.

1. Любая философия (если это философия) не удовлетворяется данным, а ищет его причины (или основания). Можно выделить два типа такого обоснования (= два типа аргументации): метафизический и трансцендентальный.

1.1. Метафизический ищет "причины" в самой реальности, или сверх-реальности (пример, Платон и Плотин).

1.2. Трансцендентальный - в сознании человека. Или, даже точнее, чтобы снять субъективистский налет, в продуктах сознания, например в априорных формах или чистых категориях... (тем самым, мы не предрешаем вопрос об их происхождении, мы фиксируем их априорный, не-эмпирический характер). Например, трансцендентальным основанием причинной связи является наличие в сознании (языке, мысли...) логической импликации "если..., то...": не было бы ее как "формы", не было бы привычной для нас причинной связи (ср. с примером/цитатой из автореферата Чалого/Стросона, хотя здесь мое и стросоновское объяснение не совсем идентичны).

1.3. Сам Кант находит такое трансцендентальное обоснование лишь для науки (математики и естествознания) и морали. Это не "запрещает" искать подобное трансцендентальное обоснование, т.е. трансцендентальные условия. имеющие необходимый характер (характер закона) для других областей человеческого знания, но история (со времени Канта прошло уже более 300 лет) показывает, что никаких трансцендентальных обоснований ("дедукций") найдено не было, поэтому я и отношусь скептически. Для гуманитарного знания была сделана попытка в баденской школе неокантианства (+ Дильтей, Шпенглер, Рикер), но никаких трансцендентальных принципов (типа категорического императива или единства трансцендентальной апперцепции) найдено не было. Т.е. не любая попытка транс. обоснования превращается в полноценный транс. аргумент. Для истории кое-что сделано во франц. школе "Анналов" (у нас - в работах А.Я.Гуревича): в истории необходим учет менталитета (т.е. учет представлений людей на происходящее, причем именно представление тех людей, а не нас), поскольку действуют не тела, а люди...; но может ли претендовать на роль транс. принципа - для меня большой вопрос. Кроме того, это самостоятельная тема, отличная от развития транс. метода на область современного естествознания (если Кант это сделал один раз. то и у нас может получиться!).

1.4. Аргумент = тип обоснования, аргумент в пользу какого-то тезиса. Трансцендентальный аргумент - трансцендентальное обоснования. Например, Лавджой обвинял Канта в том, что его трансцендентальная дедукция (точнее, Кантово обоснование во 2-й и 3-ей аналогии опыта (пример с плывущей лодкой) по поводу объективности причинной связи) ничего не доказывает (не обосновывает), а является "одним из самых ярких примеров non-sequitur в истории философии" (впервые это возражение было выдвинуто А.Лавджоем в 1906 (Lovejoy A. On Kant’s Reply to Hume // Kant: Disputed Questions. - Chicago, 1967. – С. 303); см. автореферат Чалого). Т.е. принятие трансцендентализма Канта означает согласие/следование/практикование этого типу обоснования, а не, например, принципу верификации позитивистов.

1.4.1. Дополнительный смысл выражения "трансцендентальный аргумент" (как это видно из англоязычных) современных статей: трансцендентальный аргумент как противоядие скептизицму (юмовского типа), который считает все делом привычки, т.е. отказывается приписывать причинной связи или тем же кантовским категориям объективный характер, т.е. право их использования/применения для объяснения явлений природы... Почему можем их использовать? Кант аргументирует это в своем трансцендентализме.

Катречко С.

 
СБДата: Вторник, 19.01.2010, 21:21 | Сообщение # 37
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сергей!
Мне кажется, мы путаем две вещи: 1) наличие объективных трансцендентальных «причин» в самом сознании и 2) осмысление этих «причин» философами.

Когда Вы говорите, что «Например, трансцендентальным основанием причинной связи является наличие в сознании, языке, мысли логической импликации "если..., то...": не было бы ее как "формы", не было бы привычной для нас причинной связи…», то Вы говорите об объективной трансцендентальной форме, присущей любому сознанию, а не только естественнонаучному. Любой необразованный человек, даже бомж, неосознанно пользуется транс. формой импликации. Она объективная данность.

Когда Вы говорите, что «Сам Кант находит такое трансцендентальное обоснование лишь для науки (математики и естествознания) и морали», то Вы говорите об уровне осознания закономерностей сознания, и вполне понятно, что философы, и в частности Кант, преуспевают в этом деле настолько, насколько даже многие ученые не осознают трансцендентальных основ своей научной деятельности.

Следовательно, когда Вы говорите, что не «не любая попытка транс. обоснования превращается в полноценный транс. аргумент», Вы правы, но лишь в отношении второго аспекта. Действительно, надо обладать искусством трансцендентального обоснования, чтобы вскрыть те или иные трансцендентальные формы в тех или иных (не только научных, но и любых феноменах). Возможно, современное развитие трансцендентализма еще не позволяет этого сделать в полном объеме, применительно ко всему сознанию.

Но… никакое трансцендентально-философское или научное обоснование не продуцирует саму трансцендентальную форму сознания (оно лишь познает, изучает ее). Трансцендентальная форма существует и складывается в сознании не только до опыта (априорно), но и до философского осознания и обоснования.
Или я не прав?

 
Чалдон-в-пимахДата: Четверг, 21.01.2010, 04:45 | Сообщение # 38
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
никакое трансцендентально-философское или научное обоснование не продуцирует саму трансцендентальную форму сознания (оно лишь познает, изучает ее)
Что не продуцирует — это понятно. Плохо, что не моделирует, а когда нет модели, то и говорить не о чем: нет целостного, связного представления, которое можно передать с помощью второй сигнальной системы.
"...познает, изучает", но как? Бессистемно анализирует разнообразные мелочи и аспекты. Систематическим может считаться описание хотя бы одного-единственного акта познания с начала до конца, описание всей работы сознания в её последовательности.

Впрочем, здесь, кажется, культивируется скептическое отношение к системному подходу:

Quote (SergKatrechko)
мы начали возвращаться к философии после 70-летнего советского выверта, когда под философией понимался лишь марксизм, который пронизан гегелевским духом (туда же можно отнести и системный анализ)


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
Чалдон-в-пимахДата: Четверг, 21.01.2010, 13:59 | Сообщение # 39
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Сергей, большая просьба: если не трудно, уделите, пожалуйста, в работе пару строк обоснованию того, почему философы относятся к психологии как черти к ладану — в порядке следования лозунгу междисциплинарной интеграции или почему ещё. (Психологи-то так философии не чураются — регулярно приводят аргументацию известных философов, цитируют... например, Ильенкова и Мамардашвили поминают на предмет того, что "сознание — это то, что МЕЖДУ головами")

Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
SergKatrechkoДата: Воскресенье, 24.01.2010, 13:24 | Сообщение # 40
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергею Борчикову: Есть ли у Канта выражение трансцендентальная форма? Или ты опять читаешь его в рамках своей "формалийной" интерпретации, приписывая трансцендентальному онтологический (объективный) смысл? У Канта есть априорные формы, которые или 1. могут использоваться в опыте или 2. нет. Трансцендентализм (трансц. обоснование = аргументация, английский agruments - множественное число, т.е. надо точнее переводить не как один аргумент, а как аргументы, или аргументация (комплекс аргументов)) должен обосновать 1-ое, т.е. "возможность априорного". О трансцендентальном подходе к проблеме генезиса см. новую ветку, там я как раз и ставлю вопрос о генезисе априорных (не трансцендентальных) форм.

Николаю Чернокульскому: Основная претензия философии к психологии (в моем лице) состоит в том, что психология "не исследует свои основания/причины", т.е. не исследует точный смысл "сознания" (отличается ли сознание от психики, от мозговых процессов (?) и т.д.). Кстати, именно Кант и выступил пионером подобной критики, когда ввел различение между эмпирическим и чистым (трансцендентальным) "Я". Соответственно (продолжая Канта), не совсем понятно, что такое чистое "Я". Ведь это не предмет (как, например, стол), и не предикат (как свойство стола). Т.е. "Я" не является не субъектом, не предикатом предложения, что означает, что к об "Я" нельзя получить научное знание (знание возможно только об предметах/объектах, стоящих на месте субъекта предложения "S есть P"). К сожалению, это все коротко, пунктиром.

Чуть подробнее можно посмотреть в моем "учебном" тексте (там есть ссылки на тексты) "Понятие "Я" в Новое время" (особенно, мое второе предисловие к кантовским паралогизмам; там же критика (декартовского) "Я" у Д.Юма и В.Соловьева). Более современная "критика" ("Я" / личности / сознания) есть в тексте Ж.-П.Сартра "Трансцендентность Эго".

Всего доброго, Катречко С.

 
СБДата: Воскресенье, 24.01.2010, 22:53 | Сообщение # 41
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
С.Катречко: Есть ли у Канта выражение трансцендентальная форма?
С.Борчиков: Ответ элементарно формально-логический.

1) Аргумент от формы.
Если все лебеди – животные, то белые лебеди – белые животные.
Что есть метод? Если все методы есть некие формы мышления, формы познания, некие формальные наборы правил или способы действия (по Канту), с помощью которых так или иначе упорядочивается и конструируется содержание (предметы), то трансцендентальный метод есть соответственно трансцендентальная форма.
Поскольку метод не есть содержание, к которому он прикладывается, постольку нет никакого трансцендентального содержания и никаких трансцендентальных предметов, что и Кант, и Вы постоянно отмечаете.

2) Аргумент от содержания.
Что является предметом (содержанием) трансцендентального метода? Сами способы познания. Об этом тоже неоднократно говорилось со ссылкой на Канта: «Я называю трансцендентальным … познание, которое имеет дело не столько с предметами, сколько с нашим способом познания предметов…» (КЧР).
Но поскольку предмет не может быть трансцендентальным, постольку познаваемые формы (априорные, апостериорные, чувственные, рассудочные, разумные и т.д.), согласен с Вами, не могут быть названы трансцендентальными формами (я их предпочитаю называть имманентными, т.е. внутренне присущими сознанию), а вот в противовес им познающая их форма (метод) может и должна называться трансцендентальной.
В противном случае природа трансцендентального метода принципиально ничем не отличается от сотен и сотен других имманентных методов, используемых и до, и после Канта (причем многие из них ничуть не меньше, чем кантовские, направлены на способы познания). И тогда людям не искушенным в философии совсем не понятно, чем кантовская методология принципиально отличается от любой другой.

С.Борчикову от С.Катречко (24.02.2010). Неубедительно в том смысле, что метод и форма, хотя и не содержательны, но не совпадают по своему значению и применению.

 
SergKatrechkoДата: Среда, 24.02.2010, 17:47 | Сообщение # 42
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Вернусь к теме кантовского трансцендентального метода. Проходящее сейчас обсуждение темы интуиции (в ветви 3.5) делает необходимым более точное различение психологического и трансцендентального метода. На мой взгляд, достаточно убедительно делает это более современный представитель трансцендентализма Э.Гуссерль. Под трансцендентальным здесь следует понимать гуссерлевский "логический" (по названию работы) или дескриптивный метод, который нацелен на "анализ" или "происхождение" понятий (ср. с кантовской трактовкой трансцендентального метода из КЧР, с.78 (В91), см. цитату ниже, в сноске №86), т.е. на дескриптивное описание места и функции понятий (в общем случае - представлений) в структуре сознания.

В содержательном плане этот фрагмент посвящен гуссерлевской концепции абстрагирования, в рамках которой он обосновывает, что платоновские "эйдосы" (виды) (например, математическое число 4) являются, наряду с индивидуальными предметами, данностями сознания, с чем должна считаться любая теория абстрагирования. Соответственно, для вос-приятия (интуирования) "эйдосов" Гуссерль вводит специальный тип интуиции - эйдетическую интуицию (или процедуру варьирования; об этом я писал в своем сообщ. №20. из ветви 3.4., посвященном генезису эмпир. понятий).

Теперь о соответствии Гуссерля и Канта. В данном фр. Гуссерль по существу говорит о интенциональных предметах, хотя сам этот термин появится у него позже, в Идеях-1. Ранее я обосновывал идентичность гуссерлевских интенциональных и кантовских трансцендентальных предметов. Суть трансцендентального метода - направленность на исследование не эмпирических, а трансцендентальных предметов (или трансцендентальных условий). Под последними надо/можно (??) понимать "смыслы", содержащиеся в нашем сознании (для справки: смысл имени это нечто третье, отличающее как от имени, так и от (эмпирического) предмета, называемого этим именем (концепция смысла Фреге/Гуссерля). Собственно, именно это и позволяет отождествить Гуссерля и Канта: трансц. предмет = интенц. предмет = смысл (смысловой предмет нашего сознания). Трудность же, с которой сталкивается трансцендентальный метод, - это трудноустранимые ошибки смешения, например между психологически-эмпирическим и дескриптивным анализом, или между собственно феноменологическим (= трансцендентальным) и "объективным" (в данном случае, под этим понимается смешение трансцендентального и субъективного анализа, надо анализировать не сами акты сознания, а [трансцендентальные] предметы этих актов). Тем самым, трансценденталный метод - это анализ сознания (или теория сознания), направленный на выявление его основных структур, которые имеют не субъективный, а "объективный" статус (с их помощью мы объективируем опытный материал).

Вместе с тем, Гуссерль вполне по-кантовски требует "наполнения" понятийных форм интуитивным содержанием (вопрос для Гретхен: судя по всему здесь продолжается ошибочная традиция перевода Anschauung как "созерцания", а не "интуиции"; очевидно, что Гуссерль понимает созерцание в кантовском ключе Anschauung)

С ув., Катречко С.

++ В приложении архив "Логических исследований" Гуссерля, нашел в сети, правда текст невычитан, иссл. 2 немного подправил.

Э. Гуссерль ЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ.

[Исследование] II. ИДЕАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО ВИДА И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ АБСТРАГИРОВАНИЯ [см.: Эдмунд Гуссерль Логические исследования Том II. Исследования по феноменологии и теории познания (пер. с нем. В.Молчанова) //Е го же. Собр. соч. т. III (1). — М.: Гнозис, ДИК, 2001. — стр. 115 — 117]

§ 6. ПЕРЕХОД К ПОСЛЕДУЮЩИМ ГЛАВАМ

"Эмпиристская "теория абстрагирования" <85>, как и большинство современных работ по теории познания, смешивает два различных направления научного интереса, первое из которых — это психологическое объяснение переживаний, а второе — "логическое" прояснение их мыслительного содержания, или смысла, и критика их возможной результативности в познании. В первом случае речь идет об обнаружении эмпирических связей, которые соединяют данную мысль как переживание с другими фактами в потоке реальных событий, фактами, которые служат для этих событий причинами или же выступают по отношению к ним как действия. В другом случае [исследование] нацелено на {"происхождение понятий"}<86>, относящихся к словам; следовательно, на прояснение их "подлинного мнения" ("eieentliche Meinung"), или значения, посредством очевидного подтверждения их интенции в осуществляющем смысле, который мы актуализируем посредством привлечения соответствующего {созерцания} <87>.

Изучение сущности этих феноменологических связей образует необходимый фундамент для прояснения "возможности" познания; следовательно, в нашем случае — для сущностного прояснения возможности оправданного высказывания об общих предметах (или о единичных предметах как предметах соответствующих общих понятий) и в связи с этим — для очевидного определения законности смысла, в котором общее может считаться существующим, а к единичному могут быть применены общие предикаты. Любое учение об абстрагировании, которое желает быть теоретико-познавательным, т.е. прояснять познание, уже с самого начала теряет свою цель, если оно, вместо того чтобы описывать непосредственное дескриптивное положение вещей, в котором мы осознаем видовое (= "эйдосное" - КС), и посредством этого прояснять смысл имен атрибутов, а в дальнейшем вскрывать с очевидностью многочисленные неверные толкования, которые претерпевает сущность вида, теряет себя, напротив, в эмпирико-психологическом анализе процесса абстрагирования с точки зрения причин и действий и, бегло упоминая дескриптивное содержание сознания абстракции, направляет свой интерес преимущественно на неосознанные диспозиции, гипотетические ассоциативные связи. И обычно мы находим при этом, что имманентное сущностное содержание сознания общего, при помощи которого желаемое прояснение сразу же может быть достигнуто, вообще не принимается во внимание и не фиксируется.

И точно так же теория абстрагирования теряет с самого начала свою цель: она хоть и направляет свой интерес на поле имманентно обнаруживаемого в любом непосредственном (следовательно, интуитивном) абстрагировании и тем самым избегает ошибки смешения сущностного анализа и эмпирического анализа (анализа, проясняющего путем критики познания, и анализа, использующего психологические объяснения); но зато она — особенно из-за того, что речь о репрезентации общего неоднозначна — впадает в другое, близкое [первому] смешение, а именно между феноменологическим и объективным анализом; то, что акты придания значения только придают своим предметам, приписывается теперь самим актам в качестве реального конституента. Так здесь снова незаметно покидают решающую сферу сознания и его имманентной сущности, и все становится запутанным." (выделено жирным мной. - КС)

85 — Неуместно как раз говорить здесь о теории, где, как будет показано в дальнейшем, не о чем теоретизировать, т.е. нечего объяснять.

86 — А: {анализ "понятий"}. [моя вставка - КС] Ср. с кантовским пониманием задач трансцендентального исследования: «Под аналитикой понятий я разумею не анализ их, или обычный в философских исследованиях прием разлагать встречающиеся понятия по содержанию и делать их отчетливыми, а еще мало применявшееся до сих пор расчленение самой способности рассудка с целью изучить возможность априорных понятий, отыскивая их исключительно в рассудке как месте их происхождения и анализируя чистое применение [рассудка] вообще. Такова настоящая задача трансцендентальной философии, все же остальное есть логическая трактовка понятий в философии вообще. Итак, мы проследим чистые понятия в человеческом рассудке вплоть до их первых зародышей и зачатков, в которых они предуготовлены, пока наконец не разовьются при наличии опыта и не будут представлены затем во всей своей чистоте тем же рассудком, освобожденные от связанных с ними эмпирических условий» (Аналитика понятий; В91, КЧР, 78; выделение курсивом мое. - К.С.; моя трактовка этой цитаты дана в сообщ. №3 ветви 3.2).

87 — А: {наглядного образа}.

Прикрепления: husserl_LI.rar(437Kb)
 
СБДата: Четверг, 25.02.2010, 09:09 | Сообщение # 43
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Сущность трансцендентального метода

Перескок от Канта к Гуссерлю исторически закономерен. Но он не так прямолинеен, как кажется, и требует четкого терминологического прояснения. Иначе получится вот что.
В сообщ. № 27 С.К. написал:
«Никакого трансцендентального познания предметов у Канта нет, по определению трансцендентальная философия занимается не предметами, а исследованием нашего способа познания (предметов)…»
А в сообщ. № 43 он же написал:
«Ранее я обосновывал идентичность гуссерлевских интенциональных и кантовских трансцендентальных предметов. Суть трансцендентального метода – направленность на исследование не эмпирических, а трансцендентальных предметов (или трансцендентальных условий)».

СБ: Итак, в № 27 тр.метод занимается не предметами, а в № 43 предметами, правда, с оговоркой «трансцендентальными». Следовательно:
1) либо трансцендентальные предметы – не предметы, тогда противоречия нет, но в таком случае не понятно, зачем «трансцендентальные предметы» подводить под род «предметы», тем более учитывая, что трансцендентальный метод не занимается предметами, и тем самым сохранять дуализм трансцендентальных и нетрансцендентальных предметов,
2) либо способ познания сам является трансцендентальным предметом, и тогда тоже нет противоречия, но в этом случае не понятно, зачем в поле трансцендентального метода попадают нетрансцендентальные предметы – столы, стулья, дома, числа, линии и прочие вещи, которыми трансцендентальная философия не должна заниматься по определению, но которыми и наш форум и труды Канта, и особенно Гуссерля переполнены.

Промежуточный ответ СК в № 43:
«Под последними [трансцендентальными предметами] надо/можно (??) понимать "смыслы", содержащиеся в нашем сознании…»
СБ: Откуда следует, что, если трансцендентальный метод занимается способами познания (№27), то значит смыслы, которыми занимается трансцендентальный метод (№43), и есть способы познания. Вот тебе бабушка и Юрьев день: смыслы = способы (!?).

Чтобы избежать подобных логических накладок и сохранить статус кво трансцендентального метода, я задолго до нашего форума предложил различать:

1) трансцендентальные формы – не эйдосы, не содержания, не смыслы, а способы познания (Кант),
2) трансцендентальные содержания – не природно-материальные предметы, не формы или способы, а смыслы и интенциональные предметности (Гуссерль).

При этом первые и вторые сущностно различаются, хотя могут и переходить друг в друга.

И тогда вполне логично установить, что трансцендентальная философия занимается трансцендентальными формами (способами, Кант) и трансцендентальными содержаниями (смыслами, Гуссерль). И вперёд на белом коне под общим флагом.

До сих пор не могу взять в толк, почему такое решение вызывает стойкое неприятие со стороны некоторых коллег? Неужели терминологическая амбивалентность лучше?..

 
SergKatrechkoДата: Четверг, 25.02.2010, 14:38 | Сообщение # 44
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей, Вы правы в том, что полного тождества между Кантом и Гуссерлем нет. Но если трансцендентальный метод представляет собой аналитику, направленную на выявление тонких различий сознательного опыта и, соответственно, критику невыявленных смешений (категориальных ошибок) предшественников, то Гуссерль по праву является продолжателем трансцендентализма. Приведенный мной фрагмент преследовал две цели. С одной стороны, Гуссерль принимает важнейшее кантовское различение между интуицией-созерцанием и дискурсом, между чувственностью и рассудком, которое лежит в основании трансц. Канта. С другой стороны проводит свои, новые различения в кантовском духе (в духе отличения эмпиризма от трансцендентализма=дескриптивизма=феноменологического метода). Для ЛИ таковым является различение между образом/картинкой и смыслом/значением имени: в частности, если смыслы не образны, то ошибочно говорить о локковском общем (=абстрактном) треугольнике, а в общем о наглядности смыслов, которые относятся к мысленным предметам, т.е. дискурсивным представлениям (= понятиям) [ср. с Фреге: имя - смысл - значение]. Гуссерль и пытается точнее определить трансцендентальный = дескриптивный статус своих "смыслов".

Теперь о Вашем недоумении, которое (ИМХО) связано с невнимательным или не-понимательным чтением моих текстов. Хотя это не означает, что в их нет ошибок и нестыковок. Начнем с Вашей цитаты и Вашего (неправильного!) выделения жирным "трансцендентальных предметов":

Quote (СБ)
В сообщ. № 27 С.К. написал:
«Никакого трансцендентального познания предметов у Канта нет, по определению трансцендентальная философия занимается не предметами, а исследованием нашего способа познания (предметов)…»
А в сообщ. № 43 он же написал:
«Ранее я обосновывал идентичность гуссерлевских интенциональных и кантовских трансцендентальных предметов. Суть трансцендентального метода – направленность на исследование не эмпирических, а трансцендентальных предметов (или трансцендентальных условий)».

"Никакого трансцендентального познания предметов у Канта нет..." Вы же приравниваете (отождествляете) эту фразу с другой: познание трансцендентальных предметов, по ходу заменив исследование на познание трансцендентальных предметов и не заметив, что в скобках я приравниваю трансцендентальные предметы и трансцендентальные условия. Для меня же это две огромные разницы: первое выражение правильно, второе ошибочно (нельзя говорить как о трансцендентальном познании предметов, так и о познании (в точном смысле слова) трансцендентальных предметов). Познание может быть направлено только на эмпирические предметы, но исследование этого познания предметов выявляет его трансцендентальные условия (или трансцендентальные "предметы").

Хотя для краткости я использовал позаимстованнное у В.Васильева сравнение (его приводил ранее):

эмпирическая способность - (направлена на) эмпирические предметы
чистая способность - чистые предметы
трансцендентальная способность - трансцендентальные предметы

В последнем случае надо (точнее) сказать точнее: трансцендентальные "предметы", поскольку это в каком-то смысле не-предметные предметы (ср. с непредметностью И.Батуры), сами они не могут стать предметом изучения: мета-трансцендентализм невозможен. Кант называет свою концепцию "формальным идеализмом", подчеркивая, что при эмпирическом познании мы должны выделить трансцендентальные условия познания, т.е. некие {формы, структуры, "предметы"} = образования/данности сознания, которые предопределяют это познание. Здесь можно взять в кавычки не только "предметы", но и "формы", и "структуры", т.к. что собой представляют эти данности сознания мы точно сказать не можем, а кавычки подчеркивают метафоричность этих выражений (очень симптоматичен кантовский анализ "Я", который показывает, что "Я" не является объектом/субъектом познания, но грамматически описывается схожим образом с обычными предметами). В этом смысле, они и не "формы", и не "содержания"... Кант называет его (свой трансцендентальный предмет=объект) "некий = Х". Поэтому бессмысленно говорить о "трансцендентальной форме" и ""трансцендентальном содержании" в том смысле, что они (=Х) являются трансцендентальными по отношению к эмпирических предметам, но не являются трансцендентальными сами по себе (по крайней мере, мы об этом знать не можем: мета-трансцендетализм невозможен!). Вы же пытаетесь представить их (трансцендентальные предметы) как обычные предметы.

Теперь снова к Гуссерлю. Его смыслы он определяет как мысленные предметы, т.е. как некоторые образования сознания. Позже он назовет их интенциональными предметами. В логическом смысле это то, что выступает логическим субъектом предложения, на который могут навешиваться предикаты, т.е. все то (=А), что стоит на месте субъекта предложения "А есть В". В то же время, они (мысленные предметы) не являются данностями сознания наподобие ощущений. Т.е. это что-то пограничное, находящее между трансцендентным и имманентным, т.е. трансцендентальное. На лекциях я часто привожу пример из Фреге (он хорошо показывает суть дела, но конечно же поверхностен). Допустим, что мы смотрим на звезду посредством телескопа. У нас есть звезда как физический (трансцендентный) предмет, есть также имманентное "содержание" сознание - образ звезды, и есть третье (= трансцендентальное) - изображение звезды на линзе телескопа. Телескоп здесь - средство познания и его "устройство" выступает как трансцендентальное условие познание: изучаем мы не саму звезду, а ее изображение на линзе телескопа (если линза телескопа окрашивает все в синий цвет, то все звезды будут синими). Причем нельзя "удваивать" или противопоставлять: звезда телескопа - та же самая звезда, а не еще один [трансцендентальный] предмет (существует лишь один предмет, звезда сама по себе, хотя и данная нам посредством телескопа, и в этом смысле телескопная "звезда" - не предмет!) ). И при этом телескоп не может направиться на сам себя (мета-трансцендентализм невозможен) ( =этот пример с телескопом надо рассматривать как вводную аналогию, которая в определенных отношениях "хромает" = )

Т.е. Кант и Гуссерль (+ Фреге) открыли некий трансцендентальный "пласт" как посредник между вещами самим по себе и вещами для нас (= фрегевский "смысл" как среднее между именем и реальностью). Это некие "предметы", но к ним не применима гилеоморфная схема, предназначенная для описания эмпирических вещей, они лишь необходимые условия (нашего сознания) присутствующие в структуре воспринимаемого многообразия = предметов (ср. с кантовским пространством: это не само созерцание, а лишь априорная форма созерцания).

Вот, кажется, пишу простым русским языком. чего тут может быть непонятного?

С уважением, Катречко С.

 
СБДата: Четверг, 25.02.2010, 23:21 | Сообщение # 45
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Непредметные предметы

Сергей, Вы удивляетесь, что непонятно в Вашем сказе?
Ну попробую повопрошать, ведь мне, действительно, непонятно. Либо мозги мои не приспособлены, либо еще что-то. Помогайте. А если Вы своим соратникам и спутникам не поможете, то, представляю, что произойдет при взаимодействии с оппонентами и критиками.

С.К. Гуссерль по праву является продолжателем трансцендентализма.
С.Б. Понял, и я так считаю.

С.К. Познание может быть направлено только на эмпирические предметы…
С.Б. Не понял. Если я познаю мифы и легенды древней Греции, что я не занимаюсь познанием? И т.д.

С.К. …но исследование этого познания предметов выявляет его трансцендентальные условия (или трансцендентальные "предметы").
С.Б. А разве исследование – не разновидность познания?

С.К. В последнем случае надо (точнее) сказать точнее: трансцендентальные "предметы", поскольку это в каком-то смысле не-предметные предметы, сами они не могут стать предметом изучения: мета-трансцендентализм невозможен.
С.Б. Я не понимаю, зачем городить огород и ломать язык, называя не-предметы предметами и путать головы простым потребителям философии?
Я не понимаю, если не-предметные предметы не могут стать предметом изучения, то что мы тогда изучаем (познаем, исследуем) здесь на форуме: фантазии, фикции?

С.К. Кант называет свою концепцию "формальным идеализмом", подчеркивая, что при эмпирическом познании мы должны выделить трансцендентальные условия познания, т.е. некие {формы, структуры, "предметы"} = образования/данности сознания, которые предопределяют это познание.
С.Б. Понимаю. Полностью согласен с Кантом, поэтому и предлагаю то же, что и Вы: говорить о трансцендентальных условиях, формах, структурах. Не понимаю, почему Вы уже какой раз говорите, что бессмысленно говорить о "трансцендентальной форме", и сами тут же говорите о трансцендентальных условиях, формах, структурах и т.д.? Чем мой сказ от Вашего отличается?

С.К. Здесь можно взять в кавычки и "формы", и "структуры", т.к. что собой представляют эти данности сознания мы точно сказать не можем…
С.Б. Если это так, то я снова не понимаю, чем мы занимаемся на этом форуме. Я исхожу из вбитой мне в голову истины, что знать точно мы вообще ничего не можем, но долю адекватности имеем и постоянно в процессе познания ее повышаем.

С.К. "Я" не является объектом/субъектом познания.
С.Б. Понимаю, что такая позиция имеет право на существование. Но не понимаю в таком случае, как Вам удается притянуть к Вашей позиции Гуссерля, поскольку Гуссерль для изучения и познания этого объекта/субъекта Я (Эго) целую науку под названием «Эгология» утвердил. А я, вторя ему, целую книгу написал под тем же названием «Эгология» и издал ее в 2005 году. Что, мой труд есть фикция?

С.К. Теперь снова к Гуссерлю. Его смыслы он определяет как мысленные предметы, т.е. как некоторые образования сознания. Позже он назовет их интенциональными предметами.
С.Б. Понял, и я так считаю.

С.К. В то же время, они (мысленные предметы) не являются данностями сознания наподобие ощущений.
С.Б. Понимаю и принимаю.

С.К. Т.е. это что-то пограничное, находящее между трансцендентным и имманентным, т.е. трансцендентальное.
С.Б. Понимаю, что это так, по Гуссерлю. Но это не совсем по Канту. Да и Вы понимаете эту разницу. А раз так, то надо терминологически разводить (различать) трансцендентальное у Гуссерля и трансцендентальное у Канта.
Я предлагаю следующие варианты:
1) трансцендентальное у Гуссерля называть либо трансцендентальным содержанием, либо просто трансцендеНТНО-имманентным,
2) трансцендентальное у Канта называть либо трансцендентальной формой, либо просто трансцендеНТАЛЬНО-имманентным.
Вам не нравится не то, не это. Готов выслушать и даже принять Ваши предложения.

С.К. На лекциях я часто привожу пример из Фреге… Допустим, что мы смотрим на звезду посредством телескопа. У нас есть звезда как физический (трансцендентный) предмет, есть также имманентное "содержание" сознание - образ звезды, и есть третье (= трансцендентальное) - изображение звезды на линзе телескопа.
С.Б. Понимаю это. И понимаю, что это по-гуссерлевски. Но интуиция говорит мне, что Кант под этим вряд ли подписался бы.

С,К. …изучаем мы не саму звезду, а ее изображение на линзе телескопа…
С.Б. Понимаю это как 100% шопенгаурианство – мир как представление. Я, как философ, ничего не имею против этого, но мы же претендуем еще и на философию науки. Вряд ли астрономам понравится, что они изучают не звезды и строение Вселенной, а всего лишь блики на линзе телескопа. Так же как нам вряд ли понравилось бы, если бы кто-то сказал: «Вы тут на форуме не философией занимаетесь, а всего лишь созерцаете мерцание букв на экранах мониторов».

С.К. …нельзя "удваивать": звезда телескопа - та же самая звезда, а не еще один предмет.
С.Б. Не понял, кто из нас удваивает? Вы или я? Я-то как раз вслед за Гуссерлем и Хайдеггером ратую за то, что нельзя удваивать. А посему, если слово «предмет» присвоено эмпирическому (материальному, объективному, сущему) предмету, то трансцендентальный предмет лучше называть иным именем: например «смыслом», «содержанием» или «интенцией».
У Вас же получается, что 1) есть предметы, которые можно познавать («Познание может быть направлено только на эмпирические предметы» (см. выше)), и есть непредметные предметы, которые уж никак познавать нельзя («Не-предметные предметы, сами они не могут стать предметом изучения» (см. выше)).
Возможно, по-вашему, это простой русский язык, но трудно понять, что в этих фразах отсутствует удвоение и познаваемые предметы = непознаваемым непредметным предметам.

С.К. Это некие "предметы", но к ним не применима гилеоморфная схема, предназначенная для описания эмпирических вещей.
С.Б. Не понял, почему? Аристотель не оговаривал условие эмпиричности. У него даже Нус и Бог – форма форм. Могу привести из истории философии тысячи примеров приложения категорий «форма» и «содержание» к неэмпирическим вещам. Это супер-универсальные категории.

С уважением, С. Борчиков

 
SergKatrechkoДата: Пятница, 26.02.2010, 00:27 | Сообщение # 46
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2190
Репутация: 397
Статус: Offline
Сергей!

В концептуальном плане я уже все сказал выше, и, как мне показалось, достаточно внятно и доходчиво. При этом ответил на все Ваши недоумения. Т.е. по существу мне пока добавить нечего. Могу уточнить лишь некоторые нюансы.

Quote
1. С.К. Познание может быть направлено только на эмпирические предметы…
С.Б. Не понял. Если я познаю мифы и легенды древней Греции, что я не занимаюсь познанием? И т.д.

Если Вы делаете предметом своего познания мифы Древней Греции, то они и выступают тем эмпирическим предметом = предметом познания.

2. Термин предмет употребляется в философии в общем и специальном смыслах. В общем - как наиболее общая и неопределенная категория: все есть предмет, некое сущее, кантовский = Х В специальном под предметом понимается [эмпирический] предмет познания, т.е. то. что дается в восприятии, посредством априорных форм. Сами априорные формы при этом предметами (или предметностями) не являются. Могу напомнить пример И.Батуры: предметы "существуют" в пространстве, но само пространство - не [эмпирический] предмет познания. Это одно из существенных достижений Канта и/или трансцендентализма.

Quote
3. С.К. "Я" не является объектом/субъектом познания.
С.Б. Понимаю, что такая позиция имеет право на существование. Но не понимаю в таком случае, как Вам удается притянуть к Вашей позиции Гуссерля, поскольку Гуссерль для изучения и познания этого объекта/субъекта Я (Эго) целую науку под названием «Эгология» утвердил. А я, вторя ему, целую книгу написал под тем же названием «Эгология» и издал ее в 2005 году. Что, мой труд есть фикция?

Конечно, с Вашим текстом надо разбираться конкретнее, но в каком-то (кантовском) смысле да, фикция. Для того, чтобы изучать "Я" его надо сделать предметом, т.е. пропустить через формы восприятия, в результате которого мы будем иметь не само "Я", а его чувственный (временной) образ, вещь для нас = предмет. Именно по этому, по Канту, рациональная психология как наука невозможна: см. его паралогизмы, здесь происходит ошибочные смешения...

Quote
4. С.К. …нельзя "удваивать": звезда телескопа - та же самая звезда, а не еще один предмет.
С.Б. Не понял, кто из нас удваивает? Вы или я?

Удваиваете Вы, делая трансцендентальное предметом изучения/исследования и концептуализуя его как трансц. форму и содержание (и присоединяя в свои союзники Аристотеля: что тоже неверно). Изучая телескопное изображение звезды мы изучает саму звезду, а не некий второй трансцендентальный предмет. В этом суть гуссерлевской интенциональности. Предмет (т.е. сама звезда) как бы "просвечивает" через свое телескопное изображение. Но это Гуссерль. У Канта же есть сходных ход (подробнее об этом писал ранее): вещь в себе и вещь для нас - это не две разные вещи (resp. предметы), а одна и та же вещь. В работе Стросона это названо интерпретацией "двух взглядов", не "двух вещей".

Quote
5. С,К. …изучаем мы не саму звезду, а ее изображение на линзе телескопа…
С.Б. Понимаю это как 100% шопенгаурианство – мир как представление. Я, как философ, ничего не имею против этого, но мы же претендуем еще и на философию науки. Вряд ли астрономам понравится, что они изучают не звезды и строение Вселенной, а всего лишь блики на линзе телескопа...

Собственно в этом прояснении и состоит задача трансцендентальной философии науки, в преодолении иллюзии, что ученый имеет дело с самой действительностью, а не с "косвенным явлением". Более того, в рамках квантовой механике этот кантовский ход был, слава Богу, осознан в первой половине ХХ в.: "концепция наблюдателя". Иллюзией было бы непонимание того, что скорость (частицы) саму по себе мы измерить не можем, поскольку в момент измерения мы воздействуем на нее и изменяем начальную скорость. В квантовой механике эффекты наблюдения/измерения имеют буквальный характер. Трансцендентализм же утверждает, что не менее сильный эффекты "наблюдателя" присущи любому познанию, любое познание опосредовано априорными формами, тем "телескопом". через который мы воспринимаем вещи.

Всего доброго, Катречко С.

Технически-содержательное сообщение (12 марта 2010; подсказка для новых участников форума)

Затевая этот форум, т.е. обсуждение трансцендентального метода в самом первом посте - Манифесте - была предложена первоначальное структурирование последующей дискуссии, которая (по понятным причинам) имела лишь предварительный характер. В частности, не было до конца ясно различение между трансцендентальным методом в общем (ветвь 2 и тема "Философия Канта как парадигма трансцендентализма (2.1)?" в особенности) и кантовским трансцендентальным методом (или кантовской трансцендентальной философией; ветвь 3 и тема "Кантовский трансцендентальный метод (3.1)"). По сути дела, это различение и сейчас представляется не до конца проясненным как в отношении предшествующей, так и последующей для Канта философской традицией.

И все же конституирующим для этой фазы форума является именно тема кантовского трансцендентального метода, т.е. эта тема. Поэтому развивать надо именно ее.

Кроме того, тема трансцендентального метода возникает и при обсуждении других вопросов. Так, например, в рамках темы кантовской интуиции (ветвь 3.5) С.Борчиков в сооб. №71 от 10 марта, обращаясь к:
Н.Чернокульскому и Корвину, спрашивает:

Quote
Если сможете, подумайте и ответьте, что лично Вы думает о трансцендентальном методе?
И уже отсюда будем плясать к тем ракурсам , в которых рассматривать различные модусы сознания и познания.

[Вставка-комментарий от СК: Хотелось бы, чтобы этот вопрос как бы постоянно сопровождал наше (последующее) обсуждение!]

Вот ответ Корвина на этот вопрос из (сообщ. №72):

Quote
Трансцендентальный метод имеет смысл только там, где имеется разделение на имманентное и трансцендентное. Если такое разделение отсутствует - трансцендентальный метод бессмыслен. Причем сам метод зависит от того, где проходит линия этого раздела.

(последующие сообщения №№ 73 - 76 из ветви 3.5. перенесены сюда, даты и порядок сохранены: см. ниже)

 
Чалдон-в-пимахДата: Четверг, 11.03.2010, 03:51 | Сообщение # 47
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 29
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
что лично Вы думает о трансцендентальном методе? И уже отсюда будем плясать
Для совершения актов деятельности, для решения проблем, возникающих перед субъектом, в том числе и для познания, рассудок вырабатывает (и усваивает извне) отвлечённые понятия и общие методы, принципы, правила; это, как я понимаю, и есть "епархия" трансцендентального.
Лично для меня главный вопрос: как, из чего это порождается? (К сожалению, у меня нет даже гипотетической модели "технологии" выработки трансцендентальных конструктов.) И совершенно не важно выявление и обсуждение всё новых и новых частностей трансцендентального.

А какие проблемы основными, сущностными считаете Вы, Сергей, и Вы, Корвин?


Николай Чернокульский.
_________________
«Любая философия, если это философия, не удовлетворяется данным, а ищет его причины или основания». С. Катречко.
 
СБДата: Четверг, 11.03.2010, 10:34 | Сообщение # 48
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 912
Репутация: 158
Статус: Offline
Н.Чернокульскому
Согласитесь, очень трудно поддерживать диалог, например о посадке картофеля на огороде, с человеком, который отвечает: я вообще не знаю, что такое картофель. А хочется обсудить особенности проращивания, посадки, ухаживания и т.д. Ну если Вам тоже хочется, как-то присоединяйтесь, осваивайте трансцендентальный метод, давайте обсуждать особенности его приложения.

Корвину
Совершенно, согласен, что «трансцендентальный метод имеет смысл только там, где имеется разделение на имманентное и трансцендентное. Если такое разделение отсутствует – трансцендентальный метод бессмыслен. Причем сам метод зависит от того, где проходит линия этого раздела».
Я согласен. Собственно это утверждает и С.К. Причем, вряд ли под эту Вашу фразу подпадает сам Кант, поскольку для него регион трансцендентного – сплошная фикция. Хотя и наши позиции с С.К. различаются, поскольку я гипостазирую регион трансцендентного до равноправной реальности с регионом трансцендентального: в то время как для С.К. трансцендентное – что-то среднее (промежуточное) между кантовской «иллюзией» и моей «полноценностью».

Вопрос к обоим: попробуйте теперь дать конкретный ответ, как вы понимаете различие этих трех регионов. Мы с С.К. уже неоднократно об этом говорили, а ваша точка зрения для меня совершенно не ясна.

 
КорвинДата: Четверг, 11.03.2010, 22:21 | Сообщение # 49
Подполковник
Группа: Друзья
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
СБ.: «Причем, вряд ли под эту Вашу фразу подпадает сам Кант, поскольку для него регион трансцендентного – сплошная фикция.»
Канта я только изучаю, но кажется для него имманентное тоже, что и для меня – это мыслимое. Противоположно, трансцендентное - это мир вещей наполненный вещями-в-себе.

По-моему трансцендентальное слагается из имманентного, но имеет отношение к трансцендентному. Т.е. трансцендентальное часть имманентного.

Кроме предположения, что трансцендентное существует и как-то регулярно себя проявляет, могут быть и другие позиции: трансцендентное не существует (все имманентно) и трансцендентное никак не познаваемо (агностицизм).

СБ.: «Хотя и наши позиции с С.К. различаются, поскольку я гипостазирую регион трансцендентного до равноправной реальности с регионом трансцендентального…»
Есть подозрение, что Вы девальвируете понятие трансцендентного, допуская доступ к нему как к имманентному. Возможно в этом смысл вашего термина «трансимманентное».

СБ.: «…в то время как для С.К. трансцендентное (трансцендентальное - ?? -КС)– что-то среднее (промежуточное) между кантовской «иллюзией» и моей «полноценностью».»
Мое непонимание С.К., также как и Гуссерля, состоит в том, что неясно, где проходит граница между имманентным и трансцендентным, и признается ли она вообще.

Сообщение отредактировал SergKatrechko - Пятница, 12.03.2010, 15:25
 
ГретхенДата: Пятница, 12.03.2010, 00:48 | Сообщение # 50
Сержант
Группа: Друзья
Сообщений: 21
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (СБ)
Н.Чернокульскому и Корвину:
Просьба: если сможете, подумайте и ответьте, что лично Вы думает о трансцендентальном методе?

Gretchen: можно мне свои пять копеек всунуть в сурьёзный мужской разговор? Я тут, отвлекаясь от сует, погуглила и нашла кой-чего. Оно возможно и русском есть, но я уж на немецком натолкнулась и вам с переводом начала двух сайтов вывешиваю:

http://www.uni-protokolle.de/Lexikon/Transzendentale_Methode.html
Die Bezeichnung der Methode : transzendentale Methode

Die Methode der Prüfung der Bedingungen und der Möglichkeiten der Erkenntnis nennt Kant kritische oder tanszendentale Methode . Durch diese Bezeichnung will Kant sein eigenes Vorgehen sehr bestimmt von allen Methoden der bisherigen Philosophie abgrenzen. Diese beschäftigten sich nämlich hauptsächlich mit Gegenständen.

Метода проверки условий и возможности познания Кант называет критической или трансцендентальной методой/методом. Этим названием Кант хочет очень конкретно обособить его собственный подход от всех методов предыдущей философии.

Diese Vorgehensweise hält Kant für falsch. Ehe man zu den Erkenntnissen von Gegenständen vordringen kann müssen die Bedingungen und Möglichkeiten der Erkenntnis bestimmt werden. Somit ist die transzendentale Methode nicht auf die Erkenntnis von Gegenständen gerichtet sondern auf die Erkenntnis selbst d.h. die Erkennntnisart von Gegenständen :
"Ich nenne alle Erkenntnis transzendental die sich nicht sowohl mit Gegenständen sondern mit unserer Erkenntnisart von Gegenständen sofern diese a priori möglich sein soll überhaupt beschäftigt."

Эти подходы Кант считает неправильными. Прежде чем направляться к познанию предметов должны быть определены условия и возможности познания. Поэтому трансцендентальный метод направлен не на познание предметов, а на само познание, т.е. вид познания предметов.
«Я называю все познания трансцендентальными, которые занимаются не предметами, а нашими видами познания, когда они a priori возможны.»

Zur Bestimmung der Methodik des Erkenntnisgegenstandes bei Kant
К определению кантовского метода познания, как предмета.

Diese Aussage bestimmt den subjektiv-idealistischen Ausgangspunkt seiner Philosophie hier der Erkenntnistheorie. Denn diese Bestimmung der transzendentalen Methode beinhaltet daß sich die Erkenntnis nicht nach den Gegenständen sondern sich die Gegenstände nach der menschlichen Erkenntnis richten müsse wobei die allgemeinen Gesetzmäßigkeiten der Erkenntnis bei Kant zugleich allgemeine Naturgestze sind.

Это выражение определяет субъективно-идеалистический исходный пункт его философии, в частности теории познания. Это определение ТрансцендМет-а раскрывает, что познание направлено не на предметы, а предметы должны быть направлены на человеческое познание, причём общие закономерности познания у Канта являются общими законами природы.

Diese Methode zielt bei ihm allerdings nicht auf jede mögliche Art der Erkenntnis sondern nur auf jene Erkenntnisart die a priori möglich sein soll.

Этот метод нацелен у него не на каждый вид познания, а только на такой, который возможен a priori.

Zur apriorischen Erkenntnisart bei Kant К априорному виду познания по Канту.
Unter apriorischer Erkenntnis versteht Kant die vor aller Erfahrung unabhängige durch die Vernunft ermittelte Erkenntnis. Im engeren Sinne ist jedoch für Kant jede eigentliche Erkenntnis a priori d.h. : rein ausschließlich aus den Formen der Anschauung (in Raum und Zeit) und des Verstandes (in den Kategorien ) sowie der Vernunftbegriffe (in den Ideen) gewonnen.

Под априорным познанием Кант понимает прежде всего независимое от всякого опыта/знания через рассудок установленное знание. В узком смысле всякое собственное знание для Канта является априорным, т.е. абсолютно исключительно из форм восприятия/воззрения? (в пространстве и времени) и понятия (в категориях) также как определения разума/разумного (в идеях).
...

ещё один сайт:

§ 32. Die transzendentale Methode und ihre
wichtigsten Grundbegriffe.
http://www.textlog.de/6471.html

Kant nennt sein Hauptwerk, die Kritik der reinen Vernunft, einen »Traktat von der Methode«. Er will nicht eine »Philosophie«, die man »lernen« kann, sondern philosophieren lehren. Will man in den Sinn und Kern von Kants Philosophie eindringen, muß man sich daher zu allererst seiner Methode bemächtigen. Diese hat er selbst als die kritische oder transzendentale bezeichnet und sehr bestimmt von allen bisherigen, der dogmatischen wie der skeptischen, der empirischen und physischen wie der psychologischen, der logischen wie der metaphysischen, unterschieden.

Кант называет свое главное произведение «критику чмстого разума» трактатом о методе. Он хочет преподать не некую философию, которую можно «учить», а учение философствовать.Тот, кто желает вникнуть в смысл и ядро философии Канта, должен прежде всего осилить его методу. Он назвал её критической или трансцендентальной и очень отличал её от всех предыдущих догматических и скептических, эмпирических и физических, а также психологических, логических и метафизических.

1. Transzendental heißt nach Kants Definition *) »alle Erkenntnis, die sich nicht sowohl mit Gegenständen, sondern mit unserer Erkenntnisart von Gegenständen, sofern diese a priori möglich sein soll, überhaupt (1. Aufl.: mit unseren Begriffen a priori von Gegenständen überhaupt) beschäftigt«.

Трансцендентальность значит по Канту определение. «Все познания, которые заняты не столько предметами сколько нашим видом познания, когда эти познания вообще a priori возможны (нашими априорными определениями предметов вообще).

Kants Philosophie geht also - das ist das Nächste, was wir uns zu merken haben - nicht unmittelbar auf die sogenannten »Dinge«, sondern auf unsere Erkenntnis von den Dingen. Nicht die Erkenntnis muß sich nach den »Gegenständen«, sondern die Gegenstände müssen sich nach unserer Erkenntnis richten; jeder Gegenstand löst sich bei näherer Betrachtung in ein Bündel von Vorstellungen auf.

Таким образом, философия Канта относится – это является следующим, что мы должны взять на заметку – не непосредственно к так называемым «вещам», а на наше познание «вещей». Не познание должно обращаться к предметам, а эти вещи сами должны обращаться к нашему познанию; каждый предмет превращается при ближайшем рассмотрении в связку представлений.
...

Что там дальше - возможно, в следующий раз.

 
Форум » Cовременный трансцендентализм » Трансцендентальная философия И.Канта (3) » Кантовский трансцендентальный метод (3.1) (Трансцендентальный метод, понятие трансцендентального)
Страница 1 из 6123456»
Поиск:


Работа форума поддержана грантом РГНФ № 12–03–00503
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz